«Смысл социальных финансов в том, чтобы укрепить НКО»


Кто, по вашему мнению, должен возглавить новое движение, а также усилия по распространению нового мышления или, если хотите, новой культуры социальной экономики?

В различных материалах подробно описан процесс движения средств в социальной экономике. Некоторые считают, что ключевую роль играет здесь частный капитал, другие придерживаются иного мнения. А я мог бы поспорить с обеими точками зрения.

Допустим, CAF Россия находится на филантропической стороне, коммерческий капитал – по другую сторону. Если судить по предложенной схеме, есть движение коммерческого капитала в сторону филантропического. Заметьте, у нас на раскачку этого движения ушло 10 лет – в 2002 году никакого рынка социальной экономики еще не было!

Что происходит? Вы, как благотворительная организация, никак не влияете на коммерческие инвестиции. Вы можете повлиять на то, чтобы некоторая доля частного капитала перетекла из зоны коммерческой в филантропическую. Вы предлагаете инвесторам вложиться в социальную сферу. И при этом очень хочется раздавать бизнесменам рекомендации: «Вложитесь сюда, это безопасно». Или: «Это имеет перспективы, устойчиво, экологично». Однако вы не имеете права давать рекомендации – у вас нет достаточных компетенций в бизнес-инвестировании.

Проще постараться немного «растянуть» деньги из филантропического сектора в сторону коммерческого. Именно этим и занимается Venturesome.

Вот, скажем, ClearlySo, посредники социальной экономики, не против вложить все средства коммерческого сектора в филантропический. Однако это утопично. Рынки не реагируют на команду «Вперед!» Они реагируют тогда, когда видят возможность изменений. Когда чувствуют, что появляется спрос.

Пройдут годы, прежде чем коммерческий сектор созреет для того, чтобы передвинуть свои средства в нашу сторону. Стимулированием такого движения, кстати, занимается компания Social Finance. Она создает привлекательные возможности для обоих секторов – коммерческого и филантропического.

Общество с ограниченной ответственностью Social Finance было создано в 2007 году как инструмент развития рынка социальных инвестиций. Цель компании – найти заинтересованных инвесторов для отобранного портфеля устойчивых и масштабируемых социальных проектов. Основной инструмент инвестиций – социальные облигации (social impact bonds).

Наиболее важным для начала развития нового сектора социальных финансов и социальной экономики представляется принципиальное изменение отношения к самому предложению, которое формируется для НКО. Инвестор отличается от донора тем, что он не покупает услуги той или иной организации на следующие 5 лет. Он хочет инвестировать в НКО. Для начала будущим инвесторам нужно серьезно отнестись к смыслу рисунков 2 и 4. А также глубоко проникнуться той мыслью, что инвестиции означают последовательную поддержку НКО. Это может выражаться в займах, но, скорее всего, сначала будет иметь форму грантов. Поддержка нужна для организационного укрепления НКО, а не для банальной оплаты их услуг. Предоставление же займов может начаться уже на следующем этапе.

Большинство сотрудников пришли в Social Finance из коммерческого сектора, но очень увлечены перспективами «внедрения» в филантропический сектор. На разработку и реализацию ключевой идеи, которая стоит за организацией, ушло 7–8 лет, компания активна уже 2–3 года, но примечательно, что стартовый капитал для инициативы был сформирован благодаря грантам от ряда крупных фондов. Эти гранты были предоставлены в завуалированном виде «конвертируемых займов». На самом деле это были вложения с высокой степенью риска, и дело того стоило. Пока это всего лишь эмбрион нового рынка. Но если все задуманное Social Finance получится, на выходе мы получим и капитал, и акционеров.

Сравнительный размер рынка

Рисунок 5. Нажмите, чтобы увеличить.

Какова роль государства в процессе развития социальной экономики?

В Великобритании в свое время была создана рабочая группа по социальным инвестициям. За этой инициативой стояли конкретные люди: это были государственные чиновники. Со временем в качестве стимулирующего инструмента был разработан и принят закон, предоставляющем налоговые льготы инвесторам, вкладывающим свои средства в аккредитованные финансовые институты местного развития.

Закон имел относительный успех. Затем были инвестированы средства в фонд Futurebuilders, который предоставляет займы, зачастую совмещая их с грантами и профессиональными консультациями. В каком-то смысле Futurebuilders были конкурентами модели Venturesome.

В общем, можно сказать, что впервые на государственном уровне социальные инвестиции упоминались в 2005–2006 годах, и только к началу 2011 года была подготовлена государственная «Стратегия социальных инвестиций». Мы прошли непростой путь. Внимательно проанализировав документы британской Комиссии по благотворительности и то, как она определяет социальные финансы или социальные инвестиции, можно увидеть, что отношение со стороны государства изменилось с неуверенного принятия на первоначальном этапе до однозначной и всесторонней поддержки на последующих. Великобритании потребовалось на это 10 лет. Не знаю, как обстоят дела в России, но если ждать, что благоприятные условия возникнут сами по себе или их кто-то предоставит, – сомнительно, что вы чего-нибудь добьетесь.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply