«Мир благотворительности ожидают невероятные перемены»: интервью Энтони Майерса


Желающих поговорить с Тони Майерсом очень много: в зале выстроилась настоящая очередь. Гость конференции «Белые ночи фандрайзинга» выглядит уставшим, но продолжает отвечать на все вопросы. «Мы будем общаться до поздней ночи, пока каждый не получит ответа на свой вопрос», — с широкой улыбкой повторяет Майерс. «Филантропу» повезло еще больше. Когда очередь подходит к концу, он признается, что особенно любит общаться с журналистами, и предлагает ответить на вопросы не за пять минут, а за обедом. «Все, что я делаю, я привык делать хорошо от начала и до конца», — признается он.

Специалист мирового уровня, эксперт ассоциации профессиональных фандрайзеров CFRE, доктор философии, магистр гуманитарных наук, бакалавр права, глава и старший советник по сбору средств международного консалтинг-бюро «Майерс и партнеры», основатель трех благотворительных фондов канадец Энтони Майерс посетил Москву для участия в международной конференции «Белые ночи фандрайзинга». Канадский эксперт рассказал «Филантропу» об актуальных трендах, работе в кризис и будущем фандрайзинга.

MYERS TONY A

Тони, вы работали, кажется, во всех странах мира, но в Россию приехали впервые. Вам удалось оценить состояние фандрайзинга у нас в стране? Отличается ли канадский подход к работе от российского?

Профессиональный фандрайзинг существует в Канаде уже сорок лет, и поэтому сейчас он на достаточно высоком уровне. Мы перенимали опыт мировых фандрайзеров, в частности у специалистов из США.

Есть несколько видов фандрайзига. В России это прямая рассылка, face to face, ежегодные пожертвования и фандрайзинговые мероприятия. Причем в ряде случаев работа в России выстроена лучше, чем в Северной Америке, и по этим направлениям нам, безусловно есть чему поучиться у вас.

У нас же большое внимание уделяют работе с крупными донорами. В Канаде крупным донором может быть человек, корпорация или фонд. В России этот термин применяется только в отношении частных лиц. Думаю, что в этом вопросе российским фандрайзерам будет крайне полезен наш опыт. Дело в том, что у нас в стране очень много людей занимаются этим профессионально, в России их пока меньше. Хотя конечно, все работают на очень высоком уровне. Заметьте, я не хочу сказать, что мы делаем это лучше: на данном этапе речь идет только об объемах выполняемой работы, опыте и количестве специалистов. Могу привести пример из другой области: канадская сборная по хоккею была лучшей до того как, на арену пришли российские спортсмены. В настоящее время обе команды примерно на одном уровне. Почему? В Канаде многие с детства играют в хоккей, но и в России теперь тоже, так оттачивается мастерство. Уверен, что то же самое произойдет и с фандрайзингом, просто нужно немного времени.

Говоря про фандрайзинг в России, хочу отметить, что ближайшие годы — это время для роста, время для поддержки самих себя. Организации очень похожи на людей — когда человек становится взрослым, он принимает самостоятельные решения и начинает заботиться о себе. На протяжении 25 лет мировое сообщество поддерживало российский фандрайзинг, потому что он был еще слишком молод, сейчас настало время расти. И я говорю это с глубочайшим уважением. Каждая страна через это проходит. 

Что сейчас актуально в мировом фандрайзинге? Какие главные тренды?

Фандрайзинг приобретает все большую значимость. По крайней мере, во всех странах, где мне довелось работать, — это так. Не менее важно, что он становится более профессиональным. Ведь когда фандрайзинг только зарождался, им занимались волонтеры, которые учились на собственном опыте. Сейчас это становится профессией. Профессией, которая имеет свой собственный багаж знаний, этические основы и профессиональные сообщества. К сожалению, я не могу сказать, что фандрайзинг в России четко работает по этим трем пунктам, но он развивается: на сегодняшний день он имеет профессиональные знания, сообщества, свой этический кодекс. Хотя Россия пока не присоединилась к Всемирному этическому кодексу фандрайзинга (http://www.afpnet.org/Ethics/IntlArticleDetail.cfm?ItemNumber=3681), свои этические нормы тоже формируются.

И конечно, технологии. Технический прогресс позволяет нам работать на совершенно ином уровне. Благодаря интернету связь между донором и благополучателем стала гораздо короче. Это не менее важно и для внутренней работы организации. Например, использование технологий значительно сокращает процесс поиска информации о доноре. Проще говоря, деньги сейчас перемещаются легко, а мир фандрайзинга становится более узким.

Как лучше НКО работать в кризис?

Кризис — это отличная возможность для роста и развития. В первую очередь, надо сфокусироваться на своей деятельности и на своем времени. Нельзя терять ни секунды. Кроме того, кризис — это время для креатива. Просто думайте головой. Задайте себе три вопроса: «Как я могу достичь большего меньшими усилиями?»,«Как я могу найти своим деньгам достойное применение?» и «Что нового я могу создать?». Не забывайте, что кризис-это не повод меньше общаться с донорами. Мне это кажется логичным.

Во время финансового кризиса в бизнесе происходит много слияний. В НКО-секторе происходит то же самое, это касается каждой страны. Помните — это время, когда слабые не выживают.

А вы как реагируете на кризисные ситуации? Наверняка сами не раз работали в сложных условиях.

В такие моменты я обычно работаю еще больше, мыслю шире и не сдаюсь. Если что-то идет не так, я анализирую, что нужно изменить в процессе, и пробую найти другой подход. Я никогда не опускаю руки, верю, что решение найдется, нужно только время. Но бывают моменты, когда становится очень тяжело, — и тогда я молюсь.

Каким будет фандрайзинг через 10 лет?

Полагаю, что следующие десять лет мир благотворительности ожидают невероятные перемены. В частности из-за того, что на земле никогда не было такого количеств людей с таким огромным количеством денег, которые переходили бы следующему поколению. Это предоставит фандрайзингу невероятные возможности для развития.

Движение денег будет стабильным, только когда стабилизируется экономическая и политическая ситуация. Также должен вырасти уровень доверия внутри общества. В целом, я очень оптимистично смотрю на следующее поколение. Главное — это много работать.

Какие у вас впечатления от приезда в Россию?

За 10 дней, что я нахожусь у вас в стране, больше всего меня поразило русское гостеприимство — везде меня принимали очень тепло. Я бы даже сказал, что в здесь меня встретили теплее, чем во всех странах, где я бывал: люди были добры и старались помочь. Конечно, для меня это огромный позитивный опыт.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply