«Хочу видеть, как деньги помогают». Вратарь «Спартака» Артем Ребров о том, зачем он создал благотворительный фонд «Своими глазами»


«Что-то дано мне — значит, я должен делиться», — так объясняет свой путь в благотворительность Артем Ребров, вратарь футбольного «Спартака» и соучредитель фонда «Своими глазами». Проект официально существует с 2018 года и помогает людям с нарушениями зрения. Однако к системной благотворительности Ребров пришел не сразу. «В соцсетях я получаю очень много обращений о помощи, — рассказывает Артем, у которого 126 000 подписчиков в Instagram. — Несколько раз обжигался, отправлял деньги в никуда. Наверное, это и было стимулом создать что-то свое. Теперь даже не открываю сообщения с финансовыми просьбами. Для себя я определил сумму, которую трачу на благотворительность, и отдаю ее в свой фонд». 

Помощником Реброва в новом проекте стал Антон Дубовский, болельщик «Спартака» и владелец небольшого бизнеса по производству и продаже атрибутики. «Мы с Артемом знакомились дважды, — вспоминает Дубовский. — Первый раз, когда я еще работал фан-клубе, — как-то после игры попросил у него футболку. Артем пообещал, а через матч сам подошел и вручил. Потом уже по теме атрибутики начали плотнее общаться. Артем устраивал конкурсы для болельщиков в Instagram, а я хотел продвинуть свой бренд и предоставлял призы». 

Фонд «Своими глазами» Дубовский и Ребров придумали вместе, став его соучредителями. Теперь Антон отвечает за операционную деятельность организации, а Артем — лицо проекта и его главный инвестор. Как фонд собирает деньги и кому помогает, Ребров и Дубовский рассказали «Филантропу».  

This slideshow requires JavaScript.

Как все начиналось

Дубовский: «Артем всегда очень активно вел свой Instagram. Постоянно придумывал какие-то классные конкурсы для болельщиков. Например, «Худей за «Спартак». Началось все с шутки. Мы с Артемом поспорили, смогу ли я сбросить вес. Если нет, то мне пришлось бы мыть машину в костюме Бората, если получится — Артем жарит мне шашлык на даче. В итоге я похудел на 13 кг. А во втором «сезоне» участвовали уже около 50 человек. Мы подключили фитнес-тренера, шеф-повара — и это сработало, люди реально худели, постили фотографии «до» и «после». И Артем стал понимать, что нужно делать что-то социально важное».

Ребров: «Сначала решили помогать ветеранам «Спартака», но не получилось. Потом подумали о детях со сложностями здоровья. Мы понимали, что лечение таких серьезных заболеваний, как ДЦП или рак, стоит очень дорого, а наши возможности не так велики. И тогда возникла история про зрение. Лазерная коррекция нужна многим, но не все могут позволить себе операцию, которая стоит 50-100 тысяч рублей. Мы назвали фонд «Своими глазами». Идея была в том, чтобы после лечения человек мог прийти на стадион и вживую увидеть матч».

Бег в помощь: как бизнесмен превращает свои ультрамарафоны в миллионы благотворительных рублей

Как собираются деньги

Дубовский: «В чемпионский сезон мы придумали простую историю. Сделали ограниченную партию футболок с культовыми фразами ведущих игроков, а все вырученные с продажи средства решили отправить на благотворительность. Небольшая часть тиража осталась — и тогда возникла идея с аукционом».

Ребров: «Люди покупали билеты на благотворительный вечер и получали возможность пообщаться с игроками «Спартака» и купить что-то ценное, памятное. Например, футболку с автографом Квинси Промеса. Первое мероприятие мы провели в кафе в Сокольниках возле спартаковской академии. Получилось немного сумбурно, но мы собрали 600 тысяч рублей. При этом на организацию мероприятия потратили по минимуму — чуть больше 100 тысяч, многие помогали просто из хорошего отношения к нам, к «Спартаку» и к нашему делу. На том вечере мы объявили о создании фонда.

Второй благотворительный аукцион мы провели через полгода — уже на стадионе. Клуб очень помог. Помещение ресторана в VIP-зоне отдали бесплатно, по еде скидки сделали. И это мероприятие прошло гораздо круче. И по организации, и по сборам — получилось около 1,5 млн рублей. Хотя и там были накладки. Например, кто-то из приглашенных не смог прийти по уважительной причине и ты начинаешь переживать за тех, кто купил билет, чтобы пообщаться именно с этим человеком. Получается, ты обманул их ожидания. В такие моменты думаешь – все, больше никогда. Но, конечно, это проходит». 

Дубовский: «70% средств фонда — это деньги Артема. Остальное приходит с благотворительных акций, а еще с пожертвований, хотя их мало — за полтора года около 100 тысяч рублей. Но мы пока не готовы перейти на более масштабный формат сбора денег.

У меня свой бизнес, Артем — действующий футболист, посвящать фонду все свое время у нас нет возможности. Значит, нужно нанимать сотрудников, а мне кажется, что этот бюджет лучше потратить на лечение детей».

Ребров: «Иногда случаются удивительные истории. В прошлом году купил у фотографа Даши Исаевой работу, с которой она стала лауреатом фотоконкурса, и выставил фото на аукцион у себя в Instagram, чтобы собрать денег для фонда. Один подписчик предложил 30 тысяч рублей. Мы встретились, я отдал ему фотографию, он мне — конверт с деньгами, сфотографировались вместе и разъехались. Дома открыл конверт, а там не 30, а 100 тысяч. Я ему пишу — вы случайно не ошиблись? А он — нет, это все детям. И таких случаев много».

This slideshow requires JavaScript.

Как фонду помогает «Спартак»

Ребров: «У клуба есть свой фонд «Спартак» — детям», но и все наши начинания руководство поддерживает. Когда мы только начинали, я разговаривал с Наилем Измайловым (тогда — вице-президентом «Спартака»). Он одобрил все наши идеи, сказал только одно: «Главное, чтобы все было честно». А за это я ручаюсь. Антону верю, как себе».

Дубовский: «Я общался со многими фондами, ходил на тематические конференции и знаю, что в крупной благотворительной организации до 20% собранных средств расходуются на содержание штата и прочие нужды фонда. И это нормальная практика. Но у нас не слишком большой оборот, и почти все тратится только на помощь.

Изначально я думал даже бухгалтерией сам заняться — только чтобы деньги сэкономить, но вовремя понял, что это слишком сложно. А из других активных сотрудников у нас только оператор и SMM-щик в одном лице, а еще третий учредитель».

Ребров: «Я никогда не прошу других футболистов дать денег на фонд. Максимум — подписать открытки, футболки или принять участие в мероприятии. Но ребята сами откликаются. Вот Георгий Джикия как-то подошел с идеей: хочу помочь кому-то, кому это действительно нужно — как это правильно сделать? Мы с ним долго разговаривали, и я предложил ему два варианта: перевести деньги на наш счет или оплатить лечение одному из наших подопечных. Так ты увидишь, как твои деньги кому-то помогают, а это очень ценно. В итоге Георгий вылечил чудесную девушку Наташу Замчалкину, потратил под полмиллиона рублей. У нее не было радужки на обоих глазах, зрение падало катастрофически. После операции Наташа сказала, что впервые заметила рисунок на обоях в своей комнате. 

Следом за Джикией подключился Саша Ломовицкий. Я ему предложил такой же вариант — помочь конкретному ребенку. Мальчику из Одинцово, которого воспитывает бабушка, нужны были какие-то сложные очки.

И Саша сначала стеснялся сам к ним ехать, хотел просто передать деньги, но в итоге поехал и вечером прислал мне смс, что хочет продолжать помогать. Но это не обязательно должен быть мой фонд. Главное — желание помогать».

Кому помогает фонд

Дубовский: «У нас есть бюджет на 15-20 операций в год. Но сюда входят не только расходы на лечение, но еще на дорогу и проживание, если подопечные не из Москвы. У тех, кто обращается к нам за помощью, мы просим стандартный набор документов. Паспорта родителей, свидетельства о рождении, справки от врачей и о доходах. Служба безопасности «Спартака» помогает с проверкой. Разные бывают люди. Вот, например, написала нам женщина с просьбой об операции для ее ребенка. Служба безопасности выяснила, что она генеральный директор какой-то фирмы. Мы предложили к ней приехать, посмотреть, как она живет, но женщина отказалась. Тогда это не наш случай. Мы хотим помогать тем, кто реально нуждается».

Ребров: «Была одна женщина из Сибири, которая требовала оплатить поездку в Москву на операцию ей и ребенку, а еще перелет дедушке. И мы ей долго объясняли, что билеты стоят недешево — и на эти деньги можно еще одну операцию сделать. Когда мы только начинали, то сами искали тех, кто нуждается в помощи. А теперь люди сами пишут в соцсети, звонят. Клиники «Ясный взор», с которыми мы сотрудничаем, иногда направляют к нам своих пациентов».

Что будет с фондом, когда Артем Ребров завершит карьеру футболиста

Ребров: «У нас в семье так устроено, что я не знаю, сколько зарабатывает жена, а она не знает, какая зарплата у меня. Когда я озвучил идею с фондом, супруга меня полностью поддержала, предложила помощь. Мы даже не обсуждали, сколько денег я буду на это тратить. Наверное, после футбола уровень наших доходов изменится. И сейчас сложно предположить, какие средства я смогу выделять на фонд, когда завершу карьеру. В идеале мне бы хотелось, чтобы этот проект остался в «Спартаке» и продолжался. Это должно быть общее дело и клуба, и болельщиков. Но даже если фонд через какое-то время закончится, я все равно буду знать, что сделал что-то важное». 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply