Биба и Боб. История о том, какой бывает дружба


11 июня 17 лет отмечает программа индивидуального наставничества по социализации детей — сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также ребят с ограниченными возможностями «Старшие Братья Старшие Сестры». Уже 17 лет фонд помогает детям раскрыть свой собственный потенциал, посредством профессионально организованного индивидуального общения с волонтером-наставником. Через наставников ребята получают настоящее дружеское общение, внимание, принятие и любовь.

Программа также реализует проекты, ориентированные на образование и карьеру, чтобы помочь детям адаптироваться к нормальной жизни.

«Филантроп» публикует рассказ наставника программы Дарьи Логиновой о том, какой бывает дружба, и почему она может стать очень важной для двоих.  Даша и Максим, ее «Младший», дружат почти год. Кажется, что это не так долго, но за это время они успели уже многому друг у друга научиться.

Дарья и Максим, фото из личного архива

Начало

«О программе «Старшие Братья Старшие Сестры» мне рассказала психолог Максима в интернате, где я занималась волонтерской работой. Так я узнала, что существует индивидуальное наставничество и обучающие тренинги, после прохождения которых можно стать наставником одного из подопечных детского дома.  Так как мы и так до этого встречались раз в неделю с Максимом в интернате, и я уже чувствовала себя, в некотором смысле, его наставником, мне захотелось узаконить наши отношения.

В одну из наших очередных встреч в интернате Максим вдруг спросил своего психолога: «Когда вы найдете мне наставника?» И тут он на меня смотрит и говорит: «А может быть, вы будете им?» У меня как-то сразу пришел ответ, и не было ни единого сомнения, что я тоже этого хочу. 

Решение

Я специально не готовилась к этому. Для меня это все стало очень спонтанным, но осознанным решением. Поэтому я шла в наставничество в полном доверии. Тем более, я Максима видела уже несколько раз до решения стать его наставником, общалась с ним. Он просто сразу очень расположил меня к себе. Было видно, что Максик —  добрый, отзывчивый мальчишка, которому просто не хватает приятных слов, поддержки, дружеского общения, и я поняла, что все это я могу и хочу ему дать.

У меня не было совершенно никаких сомнений в том, что у нас все получится. На тренингах подготовки наставников я узнала многое о психологии общения с подростками. Этими навыками я пользуюсь до сих пор. Считаю, что наставничество, в целом, это прекрасная возможность помочь детям, оказавшимся в ситуации «брошенности». Если нет возможности усыновить ребенка, то всегда есть возможность хотя бы стать для него кем-то большим, чем просто знакомым. Стать лучшим другом или приятным собеседником. Человеком, которому «не все равно» и который от него, уж точно, не отвернется. 

Общение

Максим – необычный ребенок. У него есть диагноз – ОВЗ. Мне было известно о сложностях, с которыми я могу столкнуться при более плотном взаимодействии с ним. Поначалу, он был склонен к спонтанным вспышкам агрессии, сверх эмоциональности. Иногда мог и побуянить. Здесь главное — быть к таким детям внимательным, относится ко всему с принятием и пониманием. Ничему не учить, никак не оценивать. Просто быть рядом. 

Максим – очень любознательный и прямолинейный парень. Поэтому и вопросы он любит задавать не менее удивительные. Например, как-то он интересовался у меня: «больно ли рожать”, или «встречалась ли я когда-нибудь с молодыми людьми его возраста?». Еще задавал достаточно интимные вопросы, касающийся мужской физиологии и полового созревания. Для него совершенно нормально говорить на такие темы, делает он это очень непринужденно. Еще Макс очень много рассказывал мне про папу, брата, своих бабушек, свою девушку. Он очень часто говорит об их совместных планах на жизнь. От него уже даже поступило приглашение на их будущую свадьбу! Никакого стеснения и смущения. Он откровенен, я —  откровенна с ним в ответ.  

Он мне как-то рассказывал, как к нему один раз в интернат приехал отец и привез большой пакет разных вкусностей. Это самое ценное воспоминание, связанное с его отцом. После этого Максим очень полюбил разные сладости. Поэтому мы друг с другом всегда ими обмениваемся. Таким образом мы проявляем свою любовь. Еще он не так давно подарил мне свою фотографию, сыну — музыкальный плеер. У него явно есть потребность постоянно чем-то делиться, делать приятно кому-то. 

Удаленная забота: как продолжать быть наставником на расстоянии

Дом

На период карантина мы решили взять Макса из интерната пожить у нас дома. Общение в кругу моей семьи влияет на него очень положительно. Для Макса это первый опыт полноценного проживания в семье. Он даже как-то сказал мне: «Знаешь, Даш, теперь я ощущаю себя домашним». Здорово, что он так быстро освоился. Макс всему учится, он много чего начинает понимать и замечать, а для меня —  это чудесная возможность пересмотреть свои взаимоотношения с мужем и детьми. Появление Макса невероятно нас сплотило. Максим писал конспекты по лекциям в колледже. Часто мы вместе готовили, играли. Например, Максу здорово удается изображать каких-то животных, а еще он очень спортивный парень. Планирует в будущем профессионально заняться паркуром. Еще мне кажется, что у Макса необыкновенная душа. Когда с него слетает «налет интернатовости», он предстает совершенно другим человеком —  очень трогательным, где-то наивным и заботливым. Он очень тонко чувствует людей и бытовые ситуации, несмотря на наличие своего диагноза. Например, недавно мой сын Антон и Максим поссорились. Вдруг, через некоторое время Макс приходит на кухню и говорит нам с мужем: «Даш, Андрей, не хочу вас обижать, но завтра я возвращаюсь в интернат, потому что не могу спокойно выносить ссору с Антоном. Он не хочет меня прощать». Конечно, никто никуда не поехал, мы его успокоили, и он остался у нас. Но тогда его поступок меня поразил. было такое достойное и взрослое решение.

«За год нашей дружбы я тоже сильно изменилась»

Спустя некоторое время пребывания у нас дома, Максим вернулся в интернат, но мы договорились, что он будет приезжать к нам в гости. Помню самый волнительный и запоминающийся моментов для нас – это его первая ночевка у нас дома. В тот вечер, как помню, мы пошли на улицу стрелять ему сигареты, т.к. сама я их ему не покупаю. Конечно, я много раз разговаривала с ним о вреде курения, но Максу уже восемнадцать лет, поэтому, к сожалению, я не могу никак повлиять на его решение. Значит, как состоялся наш поход на улицу: я надела громоздкие ботинки мужа, Макс —  штаны, сильно севшие после стирки. Мы выглядели с ним очень нелепо: наставник и его подопечный, вечером, в абсолютно смешном виде, стреляем сигареты.

Мы оба периодически попадаем в глупые и казусные ситуации. Я называю нас в шутку: «Биба и Боб».

Выбор

Многие говорят, что дети, которые рождаются в неблагополучных семьях и попадают в детские дома, подсознательно сами выбирают себе такую судьбу. Некоторые, исходя из этой точки зрения, оставляют все так, как есть. Считают, что это их выбор, и только они вправе решать, как, где и с кем им жить: в детском доме, с такими же одинокими и брошенными людьми, или в семье, где им обеспечен уют и постоянное внимание. Я считаю, что, напротив, такие дети — они нужны обществу. Очень хочется, чтобы в будущем вообще не было не нужных детей, чтобы они обязательно были кому-то нужны и очень дороги!»

Материал подготовила pro bono волонтер программы, журналист – Мария Гомонова. 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply