«Красный нос — это кнопка радости» 


«Здравствуйте, меня зовут Тик-Так»… Дверь палаты открывается, и на пороге возникает смешная улыбчивая девушка с красным носом. А вместе с ней приходит хорошее настроение. «Если клоун — это душа цирка, то больничный клоун — это душа больницы», — говорит Лерика Пивненко. Лерика рассказала «Филантропу» о непростой профессии лечебного клоуна, о том, что такое кнопка радости и как стать другом на всю жизнь за пять минут.

Фото Любовь Дудина

«Настоящий клоун — не только про смех»

С детства я мечтала стать актрисой, но не поступила в театральные вузы, поэтому решила попробовать свои силы в ГУЦЭИ. Государственное Училище Циркового и Эстрадного Искусства им. М.Н. Румянцева (Карандаша) — единственное в России. Сначала меня не хотели принимать, потому что я была как «комок зажимов». Но всё же взяли, и тут начались душевные метания — поиск своего дела. Мы изучали степ, фокусы, жонглирование, вокал, актерское мастерство, но я никак не могла определиться с жанром. Мне повезло, я встретила моего учителя Льва Георгиевича Усачева, который преподавал у нас жонглирование и клоунаду. Он проработал в цирке 30 лет, был и клоуном, и жонглером, и акробатом, учился еще на одном курсе с Олегом Поповым. И столько же потом преподавал. Разница в возрасте у нас была в 60 лет. Мы создали своеобразную индивидуальную мастерскую, где я старалась понять, что такое клоунада, стала смотреть на нее глазами моего мастера и в конце влюблялась в нее ещё сильнее. Он стал старшим товарищем и наставником, поддержал и решение работать в больнице.

Лев Георгиевич считал, что истинная клоунада смеется не над человеком, а вместе с человеком.

Лерика с любимым мастером, Львом Георгиевичем Усачёвым, который 30 лет проработал в цирке клоуном, жонглёром, акробатом и столько же лет преподавал в ГУЦЭИ

Вспомнить хотя бы дуэт Юрия Никулина и Михаила Шуйдина: у них не было ни одной издевательской, унизительной для зрителя репризы. Они могли посмеяться над собой, но не над зрителем. Я всегда любила цирк, но боялась, что меня когда-нибудь внезапно вытащат на арену, и все начнут смеяться.

Однако, настоящий клоун — не только про смех, он может и утешить, подбодрить, помочь подумать о чем-то важном. Это целая философия, образ жизни, и, мне кажется, нельзя стать клоуном, если ты не любишь людей.

Учась на втором курсе, я увидела объявление в интернете о наборе в больничные клоуны. На первое слово сначала не обратила внимание и решила попробовать. Так с 2012 года и работаю. За это время была клоуном в четырех организациях, многому там научилась и благодарна за эту школу. Сейчас я сольный клоун. Разница большая: уже не спрячешься за партнера — есть только я и мой зритель, а в больнице зрители разные, поэтому приходится быть тоже разной и самое важное — искренней.

This slideshow requires JavaScript.

«Главное верить, что ты выкрутишься из любой ситуации»

Меня мой Тик-Так научил быть спокойнее, внимательнее. Мы, клоуны, все непохожие друг на друга: кто-то громкий, с резким голосом, дерзкими остротами, а кто-то — тихий, проникновенный, деликатный. Дети и их родители называют меня другом, и для меня это самое ценное. За пять минут я умудряюсь подружиться со всеми и подружить всех, кто живет в палате. Мое настроение и радость остаются с ними, даже после того, как я ухожу. Передо мной не пациенты, а дети разного возраста, с разными характерами, я вижу в них не диагнозы, а личностей. Иногда они долго находятся на лечении, постоянно слышат о протоколах, анализах, процедурах, у них много переживаний. А я могу сказать — привет, у тебя такая классная игрушка! И они отвлекаются от больничных разговоров. И удивляются — а что, разве и можно общаться и шутить, как и раньше? Можно и нужно!

Однажды меня спросили — как заставить человека смеяться?

Отвечу честно. Лев Георгиевич всегда говорил: не пытайся рассмешить и произвести впечатление. Сначала я училась уверенно выходить в манеж, а потом, так же уверенно, открывать дверь в палату. Да, я не знаю, что произойдет через секунду, просто верю в то, что выкручусь из любой ситуации и смогу найти положительный момент в том, что случилось. В цирке существует уже готовый, отработанный спектакль. Музыка длится столько-то, номер столько-то, манеж определенного размера.

А здесь каждый раз все по-новому. У меня с собой полный рюкзак реквизита на всякий случай, но иногда он и не нужен, а правильные слова приходят, что называется, прямо из воздуха. Нужно постоянно импровизировать, мозг постоянно работает и пытается подобрать нужное слово, отсекать все неуместное или непонятное. Хотя есть уже и свои заготовки, если меткое слово один раз «зашло», сохраняю его в моем клоунском багаже. Допустим, ребенок увлекся игрой, и тут к нему приходит учитель. Конечно, переключаться на учебу неохота. Тогда я могу сказать: «А мне мама говорила — будешь плохо учиться, станешь клоуном!» Вот так ненавязчиво прививаю любовь к знаниям. Надеюсь, получается.

Я стараюсь шутить и удивлять не только словами. Как-то раз захожу в палату, где лежит мальчик, которого я впервые вижу. Знакомлюсь, спрашиваю его имя, в каком он классе. Говорит, что не ходит в школу, потому что все забывает. В тот момент мне очень захотелось попробовать подарить ему яркое впечатление, чтобы оно запомнилось и согревало нового друга. Я достала три шарика и стала жонглировать ими. Мне кажется, ему понравилось, потому что глаза его загорелись от восторга. Вроде ничего особенного не случилось, просто человек стал чуть-чуть радостнее. Здорово, что это получается. Некоторые семьи мне пишут, что уже забыли бесконечную череду операций и анализов, зато помнят как играли с моим клоуном. Значит, все не зря!

This slideshow requires JavaScript.

«За короткое время надо успеть сказать что-то важное»

Мне часто приходится работать по запросу, и в этом ценность клоунады, ее лечебное свойство. Ребенку может быть больно или грустно, поэтому он не слушается, не хочет есть или пить лекарства. Родители делятся проблемой, а я смотрю на возраст ребенка и на его настроение. Если он весел, игрив, то говорю: «А давай есть вместе. Только я буду свое блюдо. Как раз утром пожарила мыльные пузыри. С тобой поделиться не могу, извини, ведь если ты их съешь — вырастет красный нос!» Ребенку, конечно, становится интересно, как питаются клоуны, он смотрит на меня и тоже начинает есть. Если в палате несколько ребятишек, можно даже соревнование устроить, кто быстрее съест, но прожевывать надо тщательно — это обязательное условие игры.

Как-то я встретила девочку-подростка, которая была не в настроении и отказывалась от обеда. Тогда я предложила пари: читаю ей стихи, а она ест суп. Вспомнились строки А.С. Пушкина — «Не дай мне бог сойти с ума». Я рассказывала в красках, с клоунскими жестами и движениями. Она смотрела-слушала… и съела суп с улыбкой. Каждую среду я к ней приходила и читала что-то новое, а однажды она сама прочла мне наизусть «Бородино» М.Ю. Лермонтова! И это двойная победа — у девочки проснулся аппетит, а заодно любовь к литературе. За небольшой промежуток времени мне надо успеть сказать что-то важное. Вот так каждый раз, на несколько минут, я включаюсь в жизнь моих больших и маленьких друзей, а когда закрываю дверь палаты — выключаюсь, потому что дальше случится что-то новое, другое, тоже важное.

This slideshow requires JavaScript.

«Грустно, когда праздник — это повод подарить что-то ненужное»

Некоторые люди, не вникая в суть моей работы, просят — возьми с собой в больницу, я хочу делать то же самое. Кажется, что это легко, нос нацепил и готово. Но нельзя быть клоуном, не научившись этому, точно так же, как за один день не стать жонглером. Надо натренировать навык включаться в любую ситуацию, многие из которых у неподготовленного человека могут вызвать шок. Допустим, «уходит» ребенок, которого я знала, с которым играла, но такова жизнь, и это надо принять: ведь клоун не бог, он не может вылечить, но может подарить улыбку. Мой Тик-Так — друг, который разделяет чувства тех, с кем знакомится. Если грустно, мы вместе погрустим — это тоже такая игра. А есть дети, которые сразу веселятся, и мне важно их не перевозбудить, ведь слишком бурные эмоции могут даже нарушить сон ребенка.

Клоун Тик-Так и Лиза Бекетова на вело-пробеге «Рак Победим» в НМИЦ онкологии им. Блохина (июнь, 2019)

Клоунаде важно учиться постоянно. В разных коллективах, где я работала, была грамотно построена система обучения, нас понемногу вводили в курс дела. Поначалу мы привыкали к больницам, приезжали туда на актерские тренинги, встречались с психологами, с врачами, они рассказывали элементарные вещи — например, как правильно мыть руки. После обучения мы ходили в отделения смотреть, как работают старшие коллеги. Потом стажировались в тройке с парой опытных клоунов и только в финале обучения начинали постепенно работать в новых парах, сформированных во время школы клоунов. Так мы привыкали сталкиваться с болезнями и страхами, контактировать с людьми, оказавшимися в сложной жизненной ситуации, не боясь этого.

И теперь это мои клоунские будни, но они не трагичные, я нормально воспринимаю то, что вижу, иначе даже не стоит и идти в больницы.

Мне очень хочется, чтобы люди стали меньше бояться говорить о болезнях и больше делиться своими переживаниями, тогда будет гораздо проще помогать по-настоящему. Часто, накануне больших праздников, выстраивается очередь из благотворителей с подарками. Это замечательно, когда хочется подарить внимание и заботу другим. Но клоуну, как и каждому из нас, надо это делать с умом. Однажды, после праздников, я прихожу в онкологическое отделение, а у каждого в палате лежит футбольный мяч, даже у годовалых малышей. Мне родители объяснили, что такие сувениры недавно подарили на благотворительной акции. Я подумала — наверняка есть те девчонки и мальчишки в спортивных секциях, кому мячи сейчас гораздо нужнее. А этот подарок оставить  или передарить многим будет просто неудобно, поэтому при выписке мама понесет на руках младенца, потащит чемодан, а тут еще и мяч…

Я не хочу никого обидеть, наоборот, очень радуюсь, когда у людей возникает желание помочь и поддержать, но пусть праздник не станет поводом для того, чтобы подарить что-нибудь ненужное. Избежать подобной ситуации легко — надо всего лишь связаться с фондом, который курирует то или иное отделение, и спросить, что сейчас требуется. Чаще всего необходимо что-то самое простое, например медицинские расходники. Да, это не нарядная коробочка, перевязанная красивой ленточкой, зато точно поможет детям скорее вылечиться и забыть о боли, а об этом мечтает каждый.

Фото Ева Лугутинская

«Живи сегодняшним счастьем, а завтра будет завтрашнее»

После работы в больнице я снимаю красный нос, снова становлюсь Лерикой, иду домой жить своей человеческой жизнью.

Мой клоун очень похож на меня, у него мои привычки и мои чувства. Но есть у Тик-Така есть и свои черты характера. Здорово быть разной.

Красный нос — это кнопка радости, включаю ее, и жить становится проще, легче, веселей. Иногда говорю по телефону с моими бывшими подопечными, которые сейчас уже дома, в ремиссии, и мысленно надеваю красный нос, снова включая эту самую кнопку. Мой внутренний клоун помогает мне сделать выбор: быть сегодня счастливой или нет. «Живи сегодняшним счастьем, а завтра будет завтрашнее» — таков мой девиз.

Сейчас, во время пандемии, я не хожу в больницы, потому что эта работа научила ценить жизнь — и свою, и других людей. Я не спешу «причинять добро», ведь если принесу что-то детям со слабым иммунитетом, вряд ли смогу себе это простить. Но мы с Тик-Таком без дела не сидим. Еще до карантина коллеги из благотворительного собрания «Все вместе» пригласили меня стать ведущим проекта «Ресурс добра», и теперь я веду вебинары для сотрудников и волонтеров некоммерческих организаций, помогая им через игру справиться с эмоциями.

А с сентября я работаю PR-продюсером портала «Открытые НКО», который объединяет благотворительные организации по всей страны. Мы помогаем им рассказывать о своих победах через СМИ. К нам на сайт присылают новости о проделанной работе, которые мои коллеги, профессиональные журналисты, превращают в статьи и отправляют в СМИ, чтобы как можно больше людей узнавали о том, как важно помогать и делать это вместе. Так что я теперь не только клоун, но и пиарщик.

Это счастье — работать с такими же активистами и идеалистами, как я!

Тик-Так научил меня принимать мир таким, какой он есть, и любить его. Еще в самом начале моей работы в больнице мы шли с партнером по коридору отделения реанимации. Маленькая девочка увидела нас из окошечка своей палаты. Она удивилась, но напугаться не успела. Мы тихонько замурлыкали какую-то простую мелодию, она услышала и устало улыбнулась. Я никогда не забуду эту полуулыбку. Мне кажется, что в каждом из нас живет внутренний ребенок-клоун, и если нам становится грустно, значит, мы просто о нем забыли. Играйте с ним чаще, тогда и жизнь будет ярче. Проверено на собственном опыте!


Ангелина Подорожная, независимый режиссёр документального кино, сняла фильм о работе больничного клоуна Тик-Так в НМИЦ онкологии им. Блохина (февраль, 2020)

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply