«Мы отказались от принципа «делай добро и бросай его в воду»»: как помогает казанский фонд «Альпари»


Благотворительный фонд «Альпари» работает на территории Татарстана с 2005 года, за это время фонд помог почти 50 тысячам человек, организовал более 1200 праздников для детей, у фонда более 100 постоянных волонтеров и десятки системных программ помощи. О том, как устроена благотворительность в Татарстане и как небольшой фонд справляется с большими задачами, рассказала в интервью «Филантропу» директор БФ  «Альпари» Наталья Гилазева.

Фото Иван Куринной

«Мы за то, чтобы подопечные брали ответственность на себя»

Наш фонд основал в 2005 году бизнесмен из Казани Андрей Дашин. Долгое время он частным образом помогал детям с ОВЗ и детям, оставшимся без попечения родителей, фонд стал логичным продолжением его благотворительной деятельности. С тех пор он оплачивает все административные расходы фонда и регулярно жертвует собственные средства. Я работаю в «Альпари» с 2007 года — меня пригласили как специалиста по благотворительности, чтобы привлекать новых людей. Я даже и не думала, что мой круг обязанностей станет настолько широк.

Ведь в фонде всего два ключевых сотрудника — я и моя помощница Жанна Арсентьева, и мы бы не справились вдвоем, естественно, без помощи волонтеров, которых у нас на сегодняшний день около сотни человек.


Из постоянных помощников у нас 12 волонтеров-координаторов: одни занимаются сбором и распространением гуманитарной помощи, другие следят за порядком на мероприятиях, третьи координируют помощь семьям, рассылают письма с просьбами предоставить продукты и т.д. Так, волонтер Марина ведет акцию «Корзина Доброты» совместно с «Продовольственным фондом «Русь»», занимается сбором и распределением продуктовой помощи, фасовкой, организацией и обучением волонтеров, а волонтер Ксения организовывает мероприятия.

В целом же за 15 лет мы проделали огромную работу. Запустили собственные программы и акции, которые по-прежнему успешно работают.Если сравнивать первые годы деятельности с сегодняшний днем, то объем помощи вырос в 35 раз.

Так что да, о нас говорят добрые слова люди, СМИ, коллеги, представители власти, и мы теперь уже с гордостью несем свою репутацию одного из самых действенных и прозрачных фондов в республике — мы регулярно проходим аудиторскую проверку и раз в три года проверку Минюста. За 15 лет деятельности благополучателями фонда «Альпари» стали свыше 50 тыс человек на общую сумму более 152 млн рублей, проведено более 1200 праздников и мероприятий, оплачено лечение более 1600 детей. 

«Я мечтаю мчаться быстрее ветра»

В основном мы помогаем детям с инвалидностью, сиротам и многодетным семьям, и нам приходится скрупулезно проверять информацию, чтобы отделить тех, кому действительно необходима помощь, от профессиональных просителей. Таких, увы, много. И это не обязательно маргинальные личности, которые ходят по электричкам с трогательными историями и фотографиями детей. Бывают вполне обычные люди, утверждающие, что их ребенок тяжело болен, но, когда просишь принести документы, показать справки и выписки из истории болезни, они ничего не могут предоставить. Нередко оказывается, что ребенок уже давно умер, а они продолжают просить деньги по инерции. Или же некоторые родители, желая получить помощь на более крупные суммы, обращаются кроме нас еще и в фонды общероссийского масштаба. Так что после того, как получена заявка с документами, мы дополнительно проверяем соцсети, общаемся с коллегами и из казанских, и из российских фондов, делаем запросы в центры социальной помощи, посылаем волонтеров по адресам заявителей. 

Но к каждой семье, прошедшей проверку, у нас индивидуальный подход. Как правило, мы берем семью под патронаж на год. С членами семьи работают психологи, юристы, а мы наблюдаем. И если за это время родители или опекуны пытаются хоть что-то изменить в своей жизни к лучшему — найти работу, начать кормить семью самостоятельно — то мы продолжаем их поддерживать, а также параллельно предлагаем им помочь фонду. Форм отдачи у нас немало — подопечные нередко становятся нашими волонтерами, консультируют других, мастерят поделки для ярмарок. Если же мы видим, что в семье привыкают к иждивенческой позиции и не стремятся самостоятельно выкарабкаться из трудной ситуации, то через год мы с ними прощаемся.

This slideshow requires JavaScript.

«Примерно половина из привлеченных денег — от частных жертвователей»

Сегодня мы курируем 1500 семей по Республике Татарстан и 450 семей в Казани. Нашими подопечными в первую очередь становятся люди, попавшие в самые тяжелые ситуации — погорельцы, семьи, потерявшие кормильца, матери-одиночки, оставшиеся без работы и алиментов от бывшего мужа. В последние годы мы помогаем еще и пожилым опекунам. Есть у нас семья, где мама умерла от рака, бабушка и дедушка хотели отказаться от внуков, объясняя это тем, что физически не справятся с их воспитанием. Но мы их поддержали, и они не стали от внучат отказываться.

Есть еще удивительная бабушка, которой 76 лет, и она воспитывает восьмерых внуков. Их мама жива, но лишена родительских прав. Мы регулярно оказываем помощь этой семье, они у нас уже около 8 лет на учете. 

Мы собираем денежные средства, и эти частные пожертвования в основном направляем на системные проекты. Так, в 2019 году было собрано 21 444 810 рублей, из них часть — средства учредителя, а остальное поступило от благотворителей в кассу фонда и через платежные системы. Примерно половина из привлеченных денег собрана от частных жертвователей, а остальное — это корпоративная помощь. Часть средств мы получаем через онлайн-платформы — Благо.Ру, Добро Mail.ru, «Планета.ру». Есть на нашем счету и гранты — от кабинета Министров и Министерства экономики Республики Татарстан на 243 тысяч рублей и 335 тысяч рублей соответственно — эти средства были направлены на благоустройство спортивной площадки в пестречинском социальном приюте для детей и подростков «Шатлык».

Достаточно мощный канал сбора помощи – это наши благотворительные ярмарки. В прошлом году мы провели 37 ярмарок и собрали 2,8 млн рублей. Нынешний год совсем не ярмарочный, в последний раз такое событие проводилось в марте, еще в начале пандемии. Но совсем недавно проходил Казанский марафон, и мы там развернули нашу ярмарку. Многие мамы детей с ОВЗ умеют рукодельничать и предлагают свои изделия, детские учреждения также выставляют свои поделки. Наши волонтеры их продают, и все деньги перечисляются на покупку лекарств для детей, сырья для творчества в те же детские интернаты. Горожане хорошо знают и охотно разбирают наш товар: красивых кукол, игрушки, украшения, выпечку, одежду, картины. Люди даже в самой тяжелой жизненной ситуации тянутся к красоте. Например, Елена, мама нашей подопечной девочки с инвалидностью, днем убирает в подъездах, чтобы прокормить себя и детей, а по ночам плетет сережки из бисера, похожие на перья сказочной Жар-Птицы, и шьет очаровательных «котов-неразлучников» в подарок к годовщине свадьбы.

This slideshow requires JavaScript.

«Совместные проекты создают новые форматы помощи»

Мы очень благодарны постоянным партнерам, в том числе и федеральным, таким как «Фонд продовольствия «Русь». Наши волонтеры участвуют в его акциях — сборах продуктовой помощи в магазинах «Пятерочка» и «Перекресток». Люди покупают продукты, оставляют их за кассой в специальной корзине, а мы формируем наборы и отправляем нуждающимся семьям. Несколько лет подряд мы получали помощь от бренда «Любятово» — волонтеры «Альпари» разгружали фуры с хлопьями, печеньем и другой вкусной и полезной продукцией и отправляли нуждающимся детям Татарстана. Партнером «Альпари» является и благотворительный фонд «Детский мир», который делится с нуждающимися семьями и детскими учреждениями наборами бытовой химии, канцтоварами.

Постоянные благотворители давно знают и финансируют программы фонда, но есть и те, кто пришел недавно, и мы с ними организовали совершенно новый формат благотворительной помощи в нашем городе.

Например, есть в Казани несколько красивых, отреставрированных парков, и мы совместно с партнерами и АНО «Добрая Казань» поставили там прокаты велосипедов для ребят с ДЦП. Эти устойчивые трехколесные велосипеды с креплениями для ног, рук и спины подарили нам частные жертвователи, с которыми мы познакомились благодаря «Доброй Казани».

Каждый ребенок с ОВЗ теперь может покататься совершенно бесплатно. Раньше спецвелосипеды мы передавали непосредственно в семьи, где есть дети с ДЦП, но они оказались слишком громоздкими и тяжелыми для одиноких мам – поднять такой в квартиру непосильная задача, да и хранить обычно негде.

This slideshow requires JavaScript.

Поэтому решено было организовать велопрокаты в парках на летний период. А осенью мы передаем спецвелосипеды в интернаты для детей с инвалидностью, и там они уже превращаются в велотренажеры благодаря специальной подставке и используются в зимний период. 

А еще в этом году мы начали сотрудничество с продуктовым магазином «Метро», где был установлен контейнер для сбора продуктовой помощи пожилым людям. В итоге продуктовые наборы, одежду, игрушки и спортивный инвентарь получили подопечные БФ «Альпари», а также приюты, спецшколы и дом ребенка. Также ООО «Газпром Трансгаз Казань» во время первой волны пандемии собрал для медиков двух казанских больниц, борющихся с COVID-19, 272 продуктовые коробки, а фонд «Альпари» доставил их адресатам. 

«В основе благотворительности лежит не только спонтанный эмоциональный порыв»

Мне очень хочется верить, что в основе благотворительности лежит не только спонтанный эмоциональный порыв. Сейчас самым первым подопечным исполнилось 16 лет, я нахожусь в постоянном контакте с их семьями и прихожу к выводу, что одна только адресная помощь не способствует их самореализации. Подростку надо обособляться от родителей, становиться самостоятельным, а как это сделать, если мама находится с ним в одном помещении 24/7, и они постоянно друг у друга под обоюдным контролем?

Иногда дети просят меня: «Пожалуйста, отправьте маму на какой-нибудь мастер-класс, хочу побыть один!» Особенно тяжело было таким семьям во время карантина.  

Поэтому фонд стал вести консультации психологов по детско-родительским отношениям, в последнее время они оказались особенно востребованы. Психологи объясняют мамам детей с инвалидностью, что у детей должно быть детство, а не только процедуры, больницы, сидение в четырех стенах. Фонд организует различные развлекательно-образовательные мероприятия для мам, и пока они занимаются, с детьми сидят профессиональные няни-тьюторы. Няни приходят и на дом, чтобы погулять с детьми и дать маме спокойно заняться собой или домашними делами.

This slideshow requires JavaScript.

«Иногда проекты рождаются по запросам детей»

В нашей республике много внимания отводится спорту, и мы считаем, что развиваться физически должны все дети, независимо от состояния. Об этом даже напрямую нас просят наши подопечные. Так было с велозаездом для детей с ОВЗ. Когда три года назад в Казани проводилась «Велоночь», мы договорились с организаторами, чтобы они взяли с собой несколько наших ребят прокатиться. Но погода испортилась, и мы решили не рисковать здоровьем детей. Ребята были расстроены, и через несколько дней, когда выглянуло солнце, мы провели для них отдельный заезд, который потом стал традиционным. В том первом заезде участвовали 18 ребят, во втором — 68, в третьем было уже 150 участников. Причем те, у кого есть свои велосипеды, делились ими с другими участниками. 

Или, например, не было у нас спортзала для детей с инвалидностью, а теперь он есть! Со специальными тренажерами, с безбарьерной средой, с современным дизайном. В Казани есть сеть подростковых клубов, и когда в одном таком клубе планировался ремонт, мы попросили администрацию выделить помещение под спортзал. Мы приобрели спортивное оборудование с помощью платформы «Добро.mail.ru» и этой осенью открыли зал, где дети с ОВЗ могут бесплатно заниматься на тренажерах, общаться друг с другом и не стесняться чужих недружелюбных взглядов. 

«Наш самый надежный партнер — администрация города Казани»

С благотворительностью в республике Татарстан сегодня дела обстоят хорошо, открылось достаточно большое количество фондов. АНО «Добрая Казань», которая работает как ресурсный центр, привлекает и известные в городе НКО, и молодые организации, которые хотят чему-то научиться. Я веду там мастер-классы, как открыть НКО и контактировать друг с другом и с партнерами. Это важно, потому что сегодня достаточно много фондов, которые неохотно идут на контакт с коллегами. А без этого контакта невозможно наладить полноценную и всестороннюю помощь всем группам нуждающихся.

У нас есть постоянные партнеры, с которыми мы сотрудничаем: детский хоспис имени Анжелы Вавиловой, благотворительные фонды «Ак Барс созидание», «День добрых дел», «Второе дыхание». Два последних создали благотворительные склады, откуда мы иногда берем вещи для подопечных. Но все-таки самый главный и надежный наш партнер — администрация города Казани, которая наши начинания поддерживает всегда. И спортзал, и велозаезды, и ежегодный турнир по настольному теннису — яркое и узнаваемое спортивное событие с участием корпоративных команд, чьи благотворительные взносы тратятся на спортивное оборудование и те же тренажеры для детей.

Мы следим за успехами крупных организаций, таких как «Жизнь как чудо», «Добрый Петербург», пытаемся перенять их опыт и стандарты работы.

Однако все равно не хватает единства подхода в работе и отчетности. Пробовали создать ассоциацию, подобную благотворительному собранию «Все вместе», но пока не получается. Наверное, труднее внедрить в провинции то, что хорошо идет в столицах. Не все соблюдают отчетность, вводят оценку благотворительных фондов по принципу «Все вместе», кто-то еще собирает деньги на личную карточку. В электричках нередко видишь молодых людей с ящичками для сборов. И обидно смотреть на это — мы ведь боремся за репутацию, не только свою, но и коллег, а кто-то ее сознательно подрывает. Все же правила должны существовать для всех.

«Мы отказались от принципа «делай добро и бросай его в воду»»

Мы отказались от принципа «делай добро и бросай его в воду», потому что неоднократно обжигались на конкретных случаях. Чтобы получить помощь, семья должна предоставить четкий список документов и подробный отчет о том, куда будут потрачены деньги, ведь это средства людей, которые нам доверяют. Был случай, когда деньгами распорядились не по назначению. Открыли сбор для девочки, на пластическую операцию после пожара, чтобы убрать следы от ожогов на лице. Но ее бабушка почувствовала себя плохо и потратила деньги на лечение в частной клинике. Конечно, случись что с бабушкой, то и ребенку было бы плохо. Но зачем в этом случае дорогое платное лечение? Мы договорились с клиникой, внучке сделали операцию бесплатно, перед благотворителями объяснились, но все равно было неприятно.

Или другой случай, когда благотворители пожелали передать деньги на лечение тяжело больных детей в руки родителям. Две молодые мамы, никогда не видевшие такую крупную сумму денег, потратили все на покупку алкоголя.

Это был наглядный урок, мы поняли, что с деньгами нужно быть осторожными, и теперь перечисляем средства по договорам только клиникам на лечение конкретного ребенка, оплачиваем лекарства, подгузники, специальное питание.

Конечно, случаются ситуации, когда деньги нельзя потратить на то, что планировалось, — например, на путевку в санаторий из-за пандемии. Но тогда благополучатель вправе попросить разрешения купить, скажем, слуховой аппарат для ребенка взамен путевки.

«Я пришла в благотворительность, как чистый лист»

Нередко в благотворительность приходят люди со своей непростой жизненной историей. Но у меня ее не было — просто пригласили работать. Я была как чистый лист, на котором стала вырисовываться новая история моей судьбы. Я стала приемной матерью, мы с мужем взяли мальчика из сиротского учреждения. Ему было шесть лет, и я тогда уже знала, что у меня скоро родится дочка. Так в один год у нас сразу появилось два ребенка. Амин оказался очень сложным мальчиком. Его кровная мама несколько раз оставляла его в детском доме, он за свою жизнь сменил несколько социальных учреждений, и поэтому он перестал доверять взрослым. Когда мы его взяли, у него не была сформирована система привязанности. Более шести лет ушло у нас, чтобы пробудить это чувство.  Сейчас он в кадетской школе, несколько дней учится, приезжает на выходные домой, скучает по сестренке. Очень надеюсь, что мы воспитаем его достойным и открытым человеком.  

В моем призвании я тоже надеюсь увидеть развитие и самореализацию. Я мечтаю, чтобы у нас появилось пространство для общения молодежи с ОВЗ, что-то типа  коворкинга, безопасная для них среда, и, надеюсь, она появится.

А еще нужно пространство для мам особенных детей, где они могли бы работать, а детьми занимались бы профессиональные няни. На такие грандиозные цели, конечно, необходимы ресурсы, и мы их обязательно найдем. Ведь я прекрасно понимаю, как сложно бывает матерям, у которых на руках дети с тяжелыми диагнозами, и их совершенно некому поддержать. А ведь они тоже живые люди со своими интересами, желаниями, увлечениями. И для них наши проекты — как глоток свежего воздуха, открывающий второе дыхание, новые способности, новых друзей и новый мир — более интересный, увлекательный и дружелюбный.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply