Дома лучше: как в Карелии борются с сиротством


Настоящая защита прав детей состоит в том, чтобы не давать им оказываться в интернатной системе. В последние годы об этом говорят все чаще и примеров становится все больше. Один из них — проект «Благополучие семей с детьми: новый вектор семейной политики», который был запущен в Карелии в июне 2017-го и продлился два с половиной года. За это время в десятках конкретных семей и во всей системе защиты детей, что крайне важно, произошли серьезные позитивные изменения.

Инициатор изменений в системе помощи семье и детям Карелии – Галина Федоровна Григорьева, председатель правления КРОО «Служба социальной реабилитации “Возрождение”» — одна из главных идеологов проекта (Галина Федоровна скончалась в сентябре 2020 года — примечание редакции). У Григорьевой был почти тридцатилетний опыт работы в сфере образования и защиты прав детей. Она работала начальником отдела по защите детей и специальному образования Министерства образования Карелии, много лет сотрудничала с Центральным союзом защиты детей Финляндии, была первым Уполномоченным по правам ребенка в республике с 2007 по 2010 годы. Выйдя в отставку с госслужбы, организовала «Возрождение» и продолжила заниматься темой защиты детей.

Редакция журнала «Филантроп» посвящает памяти Галины Григорьевой материал «Дома лучше» о реформе системы помощи семьям с детьми и деинституционализации детских домов в Карелии.

История проекта

«В 1994 году у нас был совместный проект по теме защиты детей на трех территориях – Карелия, Финляндия и Эстония. Тогда в представлении российских специалистов для этого существовали детские дома. Финляндия к тому времени ушла далеко вперед от этого видения, а Эстония находилась в переходном периоде», — рассказывала Галина Григорьева в декабре 2019 года.

В 2010 году Петрозаводск присоединился к глобальной инициативе Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) «Города, доброжелательные к детям». Ключевой принцип партнерства – решения, касающиеся детей, должны приниматься с участием самих детей. С этого года в Петрозаводске начали измерять детское благополучие через изучение субъективного опыта ребенка.

Галина Григорьева, конференция по итогам проекта «Благополучие семей с детьми: новый вектор семейной политики»

В 2010-2011 годах, по словам нынешнего Уполномоченного по правам ребенка в Карелии Геннадия Сараева, в Карелии начала развиваться служба приемных семей, и к этой работе активно подключились НКО. В 2014 году  на федеральном уровне было принято Постановление №481, с которого началась реформа сиротских учреждений. Оно предписывало считать размещение ребенка в учреждении временной мерой и либо работать с кровной семьей, либо устраивать его в приемную. А в 2016 году в Карелии произошла реформа детских домов – их передали из системы образования в систему соцзащиты. Было создано 9 Центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей (ЦПД). На них приходилось порядка 500 детей.

В 2017 году Карелия вступила в благотворительную программу «Семья для ребенка», которую БФ “КАФ” реализовывал совместно с фондом Джоан Роулинг LUMOS и Институтом развития семейного устройства. Благодаря ей в ЦПД началась отработка нового, заложенного Постановлением подхода. В рамках этой программы и был запущен проект «Благополучие семей с детьми: новый вектор семейной политики», поддержанный Министерством социальной защиты Карелии. Бюджет проекта составлял 10 тысяч евро в год.

Галина Григорьева вспоминала трудности, с которыми команда столкнулась перед запуском: отсутствовало планирование по деинституционализации на всех уровнях, не было специалистов по оценке благополучия детей, которые могли бы заниматься размещением ребенка в семью. Не было (и по-прежнему нет) закона, который направил бы ресурсы не в учреждение, а  в семью для ее поддержки.

Научной основой для проекта стала разработанная фондом LUMOS теория деинституционализации. Опираясь на нее, еще до начала проекта в 2017 году эксперты фонда вместе со специалистами «Возрождения» разработали стратегический план действий по развитию системы защиты детей в Карелии на пять лет с бюджетом 560 миллионов рублей.

«Даже владение магией не может решить всех проблем»: Джоан Роулинг о Гарри Поттере и благотворительности

Пилотным Центром помощи детям, подопечных которого нужно было возвращать в кровные или устраивать в приемные семьи, была выбрана «Надежда» в Кондопоге. Галина Григорьева настояла на том, чтобы запустить проект не в более благополучных небольших поселках, где стационарные сиротские учреждения к тому времени уже были закрыты, а во втором по численности населения городе в республике.

«Я знала, что будет тяжело, я говорила сразу: «Если у нас получится здесь, получится везде!». И у нас получилось!» – рассказывала Григорьева.

Дома лучше

В проекте использовались технологии фонда LUMOS. В рамках технологии «Работа со случаем» выбрали группу из 30 детей, чьи родители были лишены прав, – воспитанников Центра помощи детям. Благодаря проекту троих детей удалось вернуть в кровную семью, еще восьмерым нашли замещающие, а для 17-летней девушки была организована семейно-воспитательная группа. Еще 10 человек прошли программу социальной инклюзии. Двое молодых людей, которым уже исполнилось 18, учатся в колледжах. В стационаре осталось шестеро — им нужна реабилитация в связи с зависимостями.

Заведующая полустационарным отделением ЦПД «Надежда» Евгения Цветкова рассказывала: «Специалисты выходили в семьи — и совершенно по-другому разговаривали с людьми»

Проведением комплексной стандартизированной оценки 30 институционализированных детей и их семей занимались эксперты проекта — социальный педагог Светлана Хлебус и психолог Наталья Полканова. Оценка состояла из нескольких шагов-модулей. На основании заполненных документов составлялась оценка: положительные стороны ребенка и семьи, на которые можно опереться, и возможные риски при возвращении ребенка в биологическую семью или при поиске приемных родителей. Затем составлялся план размещения ребенка.

Светлана Хлебус вспоминает историю семьи Жуковых, где отец-одиночка с инвалидностью согласился отдать двух дочерей в Центр помощи детям. Им тогда было 10 и 14 лет. Хлебус и Полканова собрали волонтерскую группу, чтобы сделать ремонт в его квартире. Благодаря этому, девочки смогли вернуться домой и даже помогали заканчивать ремонт.

В рамках технологии «Переезд в мой новый дом» в группу набрали 9 семей с 15 детьми, где был риск, что у родителей этих детей отберут. Полтора года социальной работы нового образца дали свои плоды: все дети остались в семьях.

Кроме того, применялась технология «МРГ: межведомственная рабочая группа». На проекте в МРГ входили эксперты проекта, его руководитель, специалисты Центра помощи детям, специалисты школы, в которой учится ребенок, родители или родственники, и сам ребенок. На МРГ обсуждалось, как кто видит дальнейшую судьбу конкретного ребенка, включая его самого.

На средства проекта учились, повышали квалификацию специалисты комиссии по делам несовершеннолетних, Центров помощи детям и органов опеки. Также деньги были потрачены на открытие полустационарного отделения ЦПД в Кондопоге и на помощь семьям – ремонт и покупку мебели. Ведь даже небольших сумм может быть достаточно для того, чтобы привести дом в порядок и вернуть ребенка в семью.

Консультационный центр помощи семьям с детьми продолжает работу, здесь принимают психологи, социальные педагоги, медицинские психологи, готовые оказать помощь любой семье.

«Открылся Центр в 2019 году – в первый год нацпроекта «Образование» и «Поддержка семей, имеющих детей», который продлится до 2024 года, — рассказывала Галина Григорьева в интервью «Филантропу». – И пусть формально наш проект завершился, но его идеология живет – и, я надеюсь, будет жить дальше, пока в Карелии не закроются все стационары, и каждый ребенок не обретет свою семью».

Республиканский уровень

8 ноября 2019 года Совет при Правительстве республики Карелия утвердил План действий по развитию социальной защиты детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. В нем закреплен курс на деинституционализацию.

«Мы входим в новую систему работы с семьей, — рассказывает Геннадий Сараев. — Эта реформа поможет перейти от проектного подхода к системной работе на десять лет. И модель такой работы была создана в Кондопожском районе.

Главная задача — предотвратить попадание детей в учреждения. Самый плохой родитель — это государство.

Геннадий Сараев, фото Женя Жуланова

Превентивно отработать эту угрозу намного легче и безопаснее для ребенка. Для детей, которые все-таки оказались в учреждениях, семьи ищутся и всегда искались: мы уже в 2009 году активно развивали систему приемного родительства. В этом смысле проект идеологически не поменял. Он дал возможность внедрить новые технологии, которые привез к нам фонд LUMOS».

В работе, по словам Сараева, два главных момента. Первое – это комплексная оценка семьи ребенка.

«Традиционно когда представитель органов власти заходил в семью, он первым делом искал, в чем семья плоха, за что ее можно наказать», — отмечает Сараев. Теперь же органы опеки ищут ресурсы внутри семьи, а изъятие ребенка воспринимается как самая крайняя мера, когда других вариантов не остается.

«У отца высшее образование – давайте посмотрим, можно ли его устроить на работу, — рассказывает Сараев. — Мать умеет ткать половики – давайте поможем ей приобрести станок, она будет ткать. Есть ли дяди и тети, которые тоже могут включиться в работу? А старшие братья-сестры? Мы ищем, на что можно опереться, чтобы помочь семье выйти из социально опасной ситуации. И выстраиваем индивидуальный план оказания помощи семье».

Второй важный момент — комплексная оценка ресурсов ребенка, который уже находится в учреждении. По словам Сараева, ребенка пытаются вернуть в его семью – даже если не родную, то расширенную: к тем же дяде или тете, брату или сестре. Такого раньше не было.

«У нас два года ушло на то, чтобы переформатировать работу кондопожской комиссии по делам несовершеннолетних. И посредством административного влияния, и посредством жесткого контроля, и обучения, и тренингов. – Говорит Сараев. – Это больше не карательный орган, который только штрафует, наказывает, ставит на вид. Теперь она занимается выявлением нужд семьи».

Фото Женя Жуланова


Истории людей, чьи дети вернулись в семьи, а также интервью с экспертами и участниками реформы можно прочитать в материале журнала «Филантроп» «Дома лучше».

Богдан и его папа Иван Фринтуев

Анна Галимбовская и три сына

Лиза

Наталья и Саша Захаровы

 

 

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий