Особо охраняемая территория: как устроена Большая Байкальская тропа


Ассоциация «Большая Байкальская Тропа» занимается строительством и реконструкцией троп на побережье Байкала, экопросвещением и развитием экотуризма. Исполнительный директор Элеонора Еремченко рассказала «Филантропу», как концепция американских нацпарков повлияла на развитие заповедных территорий на Байкале, почему шаманы одобряют деятельность ББТ и где искать сувенирку с природоохранным уклоном. 

This slideshow requires JavaScript.

«Оставаться на тропе»

«На Байкале уникальное сообщество экоактивистов – мы были увлечены экологией задолго до того, как это стало мейнстримом. Если вспомнить печально известный Байкальский целлюлозный комбинат, закрытый в 2013 году силами мировой общественности, то подписи за его закрытие стали собираться здесь задолго до его открытия в 1966 году. Ученые уже тогда понимали, что промышленность – это губительный путь развития для Байкала.

Элеонора Еремченко, фото из личного архива

На Байкале очень много так называемых ООПТ – особо охраняемых природных территорий, к которым относятся заповедники, национальные парки, заказники и т.п. Когда железный занавес рухнул, и Россия стала активно общаться с зарубежьем, для руководителей ООПТ на Байкале была организована обменная программа с национальными парками Америки. США – страна-родоначальница этого формата, первые национальные парки там существуют с конца XIX века (а в России начали появляться в 1980-х годах). 

Наши руководители увидели, как устроена природоохранная система за рубежом: никто от людей ничего не прячет, можно приехать в национальный парк, по нему путешествовать, любоваться озерами, вершинами и пещерами, но нужно выполнять ряд требований. Одно из этих требований – оставаться на тропе. 

Тропа – это специальная инфраструктурная единица, которая для туризма так же важна, как гостиницы, аэропорты, хорошие дороги. Когда люди идут в природу, они пользуются в первую очередь тропой. Тропа должна быть обустроена, обеспечена дополнительным сервисом – информационными стендами, знаками, пикниковыми стоянками, где люди могут останавливаться во время пешего путешествия. Все это наши земляки увидели за границей. Они восхитились тем, сколько народу по этим тропам ходит, и решили, что было бы здорово, если бы на Байкале это тоже стало развиваться. 

This slideshow requires JavaScript.

«Идея пеших путешествий вокруг Байкала будоражила умы многих»

Кто-то покоряет Эверест, а кто-то обходит пешком вокруг Байкала, – это интересная цель, которую ставят себе амбициозные туристы. Есть два известных путешественника, связавших с Байкалом свою жизнь. Это Валентин Петрович Брянский, автор книг «Здравствуй, Байкал!», «Желанный, яростный, прекрасный» и других, и Эраст Бутаков, который написал книгу «Вокруг Байкала за 73 дня». Именно столько им с другом потребовалось, чтобы обогнуть Байкал пешком. Это рекорд, который зафиксирован в Книге рекордов Гиннесса. Были попытки его побить: например, бегун-марафонец несколько раз предпринимал попытки пробежать вокруг Байкала, но безуспешно: первый раз его укусил энцефалитный клещ, второй раз он подвернул ногу.  

Так что идея пеших путешествий вокруг Байкала будоражила умы многих. Именно она и сподвигла нас на строительство первой национальной тропы. В 2003 году группа инициативных людей, среди которых были ученые, экоактивисты, спортивные туристы, решила, что общественная организация может взять на себя такое обязательство. Сначала мы выясняли, как это может работать, общались с международными коллегами, а потом перешли от теории к практике. 

Первые шесть проектов по обустройству участков тропы охватили весь Байкал – территории Забайкальского и Прибайкальского нацпарков, Байкальского заповедника. Кроме нас, инициативной группы, было множество добровольцев – от зарубежных коллег до молодежи из местных поселков и деревень. Опыт тропостроения мы перенимали из-за рубежа, адаптируя его к российскому климату: то, что подходит в Аризоне, совершенно не подходит в Байкальском заповеднике, потому что разное количество осадков выпадает, другая почва и т.д.

Через год нам предложили написать грант, а для этого нужно было стать юрлицом. Так была зарегистрирована Межрегиональная общественная организация «Большая Байкальская Тропа», которая официально работала на территории двух субъектов РФ – Иркутской области и республики Бурятия. В этом статусе мы работали, пока не доросли до всероссийского масштаба. 

«Мы живем в местном сообществе»: как на Алтае помогают одновременно и природе, и людям

«Это и есть то, ради чего стоит жить»

В чем мы сильны – в организации волонтерских команд. Приезжает группа, все в первый раз.

Двадцать человек друг на друга смотрят квадратными глазами, и думают: «Как я тут буду две недели? А с кем я в палатке буду жить? А как киркой работать? А на костре готовить?».

Задача бригадира, представителя ББТ, – сделать из разрозненной толпы дружную команду, которая будет две недели работать на проекте на результат: построит тропу, мост через реку или ступени. И люди потом расставаться не захотят, те, кто друг друга боялся, станут лучшими друзьями, у них общие дети появятся потом.  

Типичный пример: у нас в ББТ работала Зарина, занималась образовательными проектами, работала с ребятишками в деревнях и поселках. Летом ездила на наши проекты бригадиром, руководила группой. Волонтером на проект приехал мальчик из Москвы Артем, они подружились, начали встречаться. Артем переехал в Иркутск, работал в нашей организации дизайнером. А сейчас они организовали свою творческую мастерскую и делают авторскую сувенирку с природоохранным уклоном: «Травы на ткани», «Лес у сердца»

Каждый год мы выпускаем журнал «Вестник Большой Байкальской Тропы», все выпуски есть на сайте. Среди авторов тоже есть волонтеры – например, Татьяна Родин-Сова, она с нами с момента основания организации. Побыла и добровольцем, и бригадиром, сейчас работает в Красноярске, преподает географию, а также водит туристов в пещеры. За эти годы из скромной сироты, выросшей в далекой северной деревне, она превратилась в настоящую звезду. Много путешествует, всю Европу объехала, но не собирается уезжать из Байкальского региона, потому что любит и Красноярск, и Иркутск, и видит себя здесь. 

Еще один наш волонтер и очень хороший друг – швейцарец Рудольф Вейнман. Он достаточно хорошо говорит по-русски – как и по-немецки, по-французски и по-английски.

По его словам, то, что происходит у нас в ББТ, – это и есть то, ради чего стоит жить. У него на родине все уже налажено – тропы в Альпах построены, волонтерство развито, экообразование для детей предусмотрено. А в России все только на стадии становления, и он хочет участвовать в этом процессе. И вот он переехал из Швейцарии, купил здесь квартиру, работает в Центре немецкого языка имени Гумбольдта и участвует в наших проектах и в большом количестве волонтерских мероприятий на Байкале. 

Если брать все виды активностей ББТ (образовательные проекты, сбор макулатуры, помощь местным жителям в заготовке дров или уборке снега и т.д.), в наших проектах поучаствовало 18 000 волонтеров. В тропостроительных – больше 6000. И это на самом деле серьезный показатель, потому что наши волонтеры очень мотивированные. Они покупают за полгода билеты, приезжают на Байкал, живут в палатках, работают киркой, сами себе готовят есть на костре.  

Экодесант: кто помогает спасать Байкал от мусора

«В каждом регионе есть точка притяжения»

Огромный опыт тропостроения, создания волонтерских команд и партнерства с охраняемыми природными территориями привел к тому, что к нам стали обращаться со всей России. Но на то, чтобы поехать всюду, куда нас звали, нужны были деньги. Настала пора расти: в 2018 году мы прошли процесс реорганизации и стали называться Ассоциацией сторонников развития экообразования, лидерства и тропостроения «Большая Байкальская Тропа». По уставу мы теперь могли работать на территории всей России. Получили президентский грант на передачу опыта и поработали с семью регионами и с Молдовой. 

Название пошло в мир – появились Большая Валдайская тропа, Большая Севастопольская тропа, Большая Ладожская тропа, Большая Воронежская тропа и другие.

Мы этому очень рады, и если где-то возникает подобная инициатива, мы всегда открыты для консультаций. У нас даже сформировался Центр компетенций. Консультируем дистанционно, еще до популяризации зума достаточно много работали на вебинарных платформах, проводили вебинары с Киргизстаном, Украиной, Казахстаном, Молдовой.

Преимущество нашей организации в том, что когда все хорошо, мы расцветаем, когда времена сложные – какие-то направления сокращаем и ждем более благоприятных условий, чтобы снова распуститься, как бутон. Первую большую команду мы сформировали в 2017 году, когда выиграли первый президентский грант. Если сначала у нас в штате было 2 человека, они же учредители, то после победы в штате стало 8 человек. Сейчас их 10. 

Благодаря экспертам по гранту КАФ мы проработали наши направления и выделили 8 основных программ, а также смоделировали миссию: «Сохраняем природу Байкала, работая с людьми». Но самое главное, что помогли нам понять эксперты, – что, как бы наша экспертность ни была востребована в других региона, нужны мы в первую очередь здесь, на Байкале. А наши волонтеры из 30 стран мира, из 70 городов России – это наши амбассадоры: они уезжают в другие регионы с нашей идеей в сердце, для них идея сохранения своего природного достояния становится миссией, они от идеи переходят к служению. В каждом регионе есть своя точка притяжения, важно, чтобы человек ее увидел и почувствовал. 

This slideshow requires JavaScript.

«Здесь Васи не было»

Всем известно, как выглядит Байкал, – это такой серпик, вытянутый с севера на юг. Но мало кто знает, что от южной оконечности Байкала до северной расстояние примерно как от Москвы до Санкт-Петербурга. За день на велосипеде не объедешь. Это лишь малая толика знаний, которые получают волонтеры, приезжая к нам. Например, мы рассказываем, что на Байкале надо развивать экотуризм, а индустрии здесь не место. Хотя у нас и нефть есть, и уголь, и графит, и газ природный, но если их начать добывать, мы просто разворотим Байкал, и ничего не останется.  

Мы очень много работаем с детьми. Самый интересный проект по детскому образованию называется «С рюкзачком по тропе» – с ним мы проехали по всему Байкалу.

Мы пошили рюкзачки и положили внутрь набор юного исследователя. В первую очередь, это разработанная нами тетрадь для наблюдения за природой. В ней ребенок, который проходит по тропе, записывает то, что он видит, может порисовать, может разгадать ребус. Потом он получает ее в подарок. Еще в рюкзачке лежат сидушка, бутылочка для воды, бинокль, увеличительное стекло, линейка и брошюры-определители птиц, животных и растений.

 Есть три поселка, куда мы ездим к детям все 18 лет, – Большое Голоустное и Мегет в Иркутской области и Танхой в Бурятии, в Байкальском заповеднике. Год от года присоединяются школы из других населенных пунктов – Листвянки, Порта Байкал, Малого Голоустного, Северобайкальска, Култука, Слюдянки. Где-то мы бываем регулярно, где-то раз в год. 

Развивается направление работы с местными сообществами. Проблема в том, что к заповедникам и национальным паркам местные жители часто относятся как к врагам. Местные жители хотят собирать грибы и охотиться, а в заповедниках это запрещено, и возникает конфликт интересов. Наша задача в том, чтобы попытаться примирить и тех и других и повысить лояльность друг к другу. 

Кроме того, сейчас огромное количество возможностей для написания грантов. В малых поселениях всегда были инициативные люди, которые хотят что-то сделать для своего поселка. А доступ к информации у них ограничен. Мы можем приехать, проконсультировать группу энтузиастов, они напишут грант – хоть Президентский, хоть Потанина, хоть Росмолодежи. И малое поселение имеет очень высокие шансы победить.

Берега Байкала скалистые, и на этих скалах очень многие люди любят что-нибудь написать. Мы провели несколько проектов по очистке скал от вандальных надписей под общим девизом «Здесь Васи не было».

Кроме того, мы спасаем деревья от импровизированных «хадаков». У нас здесь одна из основных религий – буддизм. И сформировалась ложная традиция привязывать полоски ткани (это и есть хадаки) на деревья: ты завязал узел, остались свободные концы, и по мере того, как они колышутся, твоя молитва отправляется к духам, а твоя душа очищается. На самом деле – все совсем не так. 

Подобные традиции можно видеть в Монголии и в Непале. В Непале хадаки вяжут на мосты через реки и пирамиды на вершинах, в Монголии – на вкопанные деревянные столбы. А у нас на Байкале туристы, послушав некоторых гидов, принялись вязать их на деревья. Причем в роли хадака может выступать что угодно. В последний год стало мейнстримом привязать на дерево маску, до этого вязали носки, бюстгальтеры. Очень многие деревья погибают под этой горой тряпок. И у нас прошло уже несколько проектов по их срезанию. Шаманы нас поддерживают. 

«Взывать к лучшим чувствам человека»

Мы в этом году заключили договор с платформами Добро Mail.ru, «Нужна Помощь» и «Пользуясь Случаем». На всех этих платформах можно собирать деньги на проекты. Например, мы пишем, что хотим обустроить родник. На деньги от краудфандинга мы соберем волонтеров, дадим им перчатки и резиновые сапоги, обеспечим безопасность работы и транспорт, накормим их, дадим палатки и снаряжение, чтобы они жили поблизости от этого родника и могли каждый день там работать. А также обеспечим научную составляющую: пригласим ученых-гидрологов, которые сделают анализ воды и скажут, что вода в этом источнике очень полезна для здоровья, потому что содержит ионы серебра.

Люди будут знать, что за родник они обустраивают, и что вода этого родника не радиоактивная, там нет никакого микропластика, что этим родником действительно можно будет пользоваться.

А еще поставим рядом с родником информационный стенд и напишем, что его обустроили добровольцы. Раньше, когда мы обсуждали дизайн стендов с местными жителями, они всегда шутили: «Нарисуйте мишень, все равно стрелять будут!». Ты в уголочке стенда внизу рисуешь мишень, и в итоге у тебя не весь стенд обстрелян, а только эта мишень. Со временем мы сформулировали основные принципы дизайна: не использовать черный и красный цвета, которые провоцируют агрессию, не использовать слова «запрещено, штраф, тюрьма» и запрещающие знаки. Все слова должны взывать к лучшим чувствам человека, цвета должны быть приближены к природным. Тогда ни у кого не поднимется рука нанести стенду вред. 

Также мы сейчас развиваем линейку сувенирной продукции, ее можно увидеть в инстаграме gifts.greatbaikaltrail. Как таковая сувенирка у нас была всегда. Сначала это были футболки, которые мы дарили волонтерам. Благо у нас тут близко Китай, можно было дешево купить нормальные трикотажные футболки, сделать нанесение в любой типографии и подарить. Но потом мы поняли, что людям интересно увезти с собой что-то, сделанное на Байкале руками местных жителей. Пусть это будет деревянная ложка, магнитик, сумка для походов в магазин или бутылочка для воды. 

Очень интересное новое направление работы – корпоративные проекты, то есть тимбилдинги. Раньше в основном это был рафтинг, но сейчас все насплавлялись, и компании выбирают социально ответственные варианты. Например, всем вместе построить тропу или посадить деревья. Одно дело, когда человек целый день месил воду веслом, и совсем другое, если он почувствовал трепет маленького саженца, сажая его. Когда он через несколько лет приедет и увидит, что это дерево его в росте перегнало, испытает не сравнимые ни с чем ощущения. На это сейчас корпорации дают хорошие пожертвования. И у нас очень большое преимущество, потому что у нас есть репутация, которую мы завоевали долгими годами работы. 

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply