«Наша глобальная задача — показать еврейский мир таким, какой он есть»


Егор Одинцов – педагог в еврейских лагерях, ведущий в Израильском культурном центре, кинопродюсер, основатель Московского еврейского кинофестиваля.

Егор Одинцов, фото из личного архива

Впервые я попал в еврейскую общину, когда мне было 17 лет. Я тогда только приехал в Москву на учебу из Владимира. Моя четвероюродная сестра – Аня Зозуля, с которой мы познакомились на юбилее моей бабушки, – пригласила меня в Израильский культурный центр на несколько мероприятий, а через некоторое время я впервые поехал на Таглит от этой организации. До этого никакого еврейского содержания в моей жизни особо не было, кроме анекдотов и нескольких «странных» блюд от бабушки. Мы не отмечали еврейские праздники, не соблюдали традиции. Мы просто понимали, что мама — еврейка, а наша семья немного отличается от других. 

Таглит безусловно стал для меня «входными воротами» в еврейскую культурную жизнь.

Все, кто знает, что такое Таглит, понимают его преимущества. Это не просто туристическая поездка. Там все продумано до мелочей — и программа, и динамика, и география, и выбор гидов. У меня были замечательные мадрихи, я подружился с ними, и впоследствии это способствовало и моей интеграции в общину, и дальнейшему личностному росту. Думаю, что после Таглита я более осознанно подошёл к принятию своей еврейской идентичности. Завершая тему Таглита, хочу добавить, что через несколько лет я сам стал мадрихом и несколько раз возил группы на Таглит, в целом остался доволен этим опытом. 

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Также с 2008 года я достаточно активно участвовал в жизни Израильского культурного центра. В 2009 году я впервые посетил Лимуд, где выступил с рассказом о творчестве Стивена Спилберга. После этого мне предложили вести киноклуб Израильского кино при ИКЦ. Суммарно я вёл этот проект более четырёх лет. Мы не только показывали фильмы, но и приглашали спикеров, вывели киноклуб за рамки Центра и сделали его публичным мероприятием. Примечательно, что на моём последнем показе, организованном в рамках Киноклуба, мы впервые показали фильм «Туфельки» Константина Фама, моего нынешнего партнера. Это 20-минутная история, рассказывающая о судьбе пары туфель, которая начинается в витрине обувного магазина, а заканчивается в концлагере Освенцим. 

Постепенно из этого фильма вырос большой проект — киноальманах «Свидетели», посвящённый памяти жертв Холокоста, состоящий из трёх новелл: новелла «Туфельки», о которой я уже говорил, «Брут» — о щенке немецкой овчарки, «Скрипка» — о судьбе музыкального инструмента, который проходит через все ужасы войны. Работа над фильмом шла долго, фильм вышел в прокат только в 2018 году. Сегодня на основе новелл альманаха совместно с Центром и Фондом «Холокост» мы создаём образовательную программу. Примечательно, что у каждой новеллы альманаха как у короткометражного фильма была своя кинофестивальная судьба. И наши новеллы нередко становились участниками зарубежных еврейских кинофестивалей. Так у нас и появилась идея проведения еврейского кинофестиваля в России.

Первый еврейский кинофестиваль состоялся в Москве в 2015 году. Позднее мы смогли организовать аналогичные фестивали в Екатеринбурге и даже в Одессе.

В этом году при поддержке Фонда Президентских грантов мы сможем сделать наш кинофестиваль в Санкт-Петербурге. 

Московский еврейский кинофестиваль стал большим международным событием: в прошлом году на нем показывались 60 фильмов на еврейскую тематику из самых разных стран. Вокруг каждого фильма мы выстраиваем образовательную программу, чтобы помочь зрителям осмыслить еврейский контент в каждом конкретном фильме: организуем лекции, проводим дискуссии, мастер-классы. Мы придерживаемся программного плюрализма: еврейская тема включает огромное количество аспектов и ставит непростые вопросы. Достаточно много картин посвящены тематике ортодоксальных общин. Нередко встречаются фильмы с ЛГБТ-тематикой. Часто затрагивается проблема ассимиляции и взаимоотношения с другими национальностями и религиями. Наша глобальная задача показать еврейский мир таким, какой он есть. И в жюри, и в оргкомитете ежегодно встречаются люди, имеющие разные взгляды. Только так рождается дискуссия. Но главное в наших фильмах остается неизменным — это наличие еврейской тематики.

Надо сказать, что кинофестиваль вырос не только как культурное, но и как благотворительное событие.

Мы начинали его как небольшое мероприятие, которое состоялось при поддержке Сохнута и UJA. А теперь мы сотрудничаем со всеми еврейскими организациями: это и Фонд Генезис, и РЕК, и, безусловно, Федерация еврейских общин России и лично Президент Федерации Александр Моисеевич Борода, основатель и генеральный директор Еврейского музея и центра толерантности. Сегодня нас также поддерживают крупнейшие бизнесмены и филантропы Роман Абрамович и Лен Блаватник. У фестиваля существует попечительский совет, куда также входят люди, оказывающие финансовую поддержку нашей деятельности.

Говоря о преимуществах, которые даёт близость к общине, я должен признать, что мне было бы сложно получить ещё где-то столь мощную подпитку знаниями и навыками, такой уровень и объём различных лидерских программ, которые я получил в различных еврейских организациях. Это и педагогическая школа Димы Зицера в лагере J-Camp, и проект Цофим, организованный совместно с израильским скаутским движением, и немало других лидерских программ. 

Не так давно я стал участником одной уникальной программы, которая позволила мне лучше понять, как устроен мир еврейской филантропии.

В США огромная история еврейской филантропии, и огромное количество организаций — как доноров, так и получателей их поддержки. Благотворительность в еврейском мире — это профессиональная сфера деятельности, со своими законами, историей, профессионалами и консультантами, которые оказывают услуги филантропам, консультируя их в выстраивании их благотворительных активностей. Это может быть важным для предпринимателей, которые могут построить горизонтальные связи с более крупными и опытными бизнесменами. Нередко по линии филантропии это гораздо проще сделать, чем по линии коммерческого партнерства. В России этот рынок пока ещё не так развит, но, безусловно, он активно развивается.

Интересно, что сегодня мы получаем запросы организовать в США еврейский русскоязычный кинофестиваль. Казалось бы, люди ассимилировались и стали американцами. По факту же русскоязычная часть еврейского сообщества — одна из самых ярких с точки зрения проявлений своей еврейской идентичности и готовности к вовлечению в различные еврейские активности, но с сохранением русского языка. Мне кажется, что у русскоязычного еврейского коммьюнити достаточно много перспектив в ближайшие годы. 

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий