«Поводырь — это свобода и возможность пойти куда угодно»


Международный день собак-поводырей отмечается каждую последнюю среду апреля и в 2022 году выпал на 27 число. В России первую школу поводырей открыло в 1960 году Всероссийское общество слепых. Сегодня она называется Российская школа подготовки собак-проводников и находится в Купавне, Подмосковье. Другая школа для собак-поводырей находится в Железнодорожном, также в Московской области. Это учебно-кинологический центр «Собаки-помощники инвалидов», УКЦ.

В УКЦ, прежде чем стать поводырями, собаки воспитываются в волонтерских семьях, а затем проходят обучение непосредственно в школе. «Филантроп» поговорил незрячей Наталией Хедлунд, которая решилась стать волонтером для щенка Арвен. У нее уже был поводырь, которого она получила в Швеции, но год назад собака умерла. Наталья рассказала о жизни в Швеции, отличиях в менталитете по отношению к незрячим в Европе и России, а также о свободе, которую дает поводырь.

Наталья и её поводырь Пея. Фото: из личного архива.

Жизнь в Минске и немножечко в США

«О собаке-поводыре я мечтала всю жизнь. Я читала о них в книгах, слышала по телевизору, в кино. Я в принципе люблю собак и всегда мечтала их иметь. Поводырь — это не просто питомец, но глаза, которые дают свободу и возможность пойти куда угодно. Но я понимала, что поводыря у меня никогда не будет, поскольку в Беларуси их не воспитывали», — рассказывает Наталья.


 

Героиня родилась в Минске и с детства была незрячей. С первым поводырем она познакомилась только в США в 1998 году, куда отправилась по программе школьного обмена от Госдепартамента «Флекс». Наталья стала первой незрячей из Беларуси, кто участвовал в этой программе. В штатах девушка училась в 10 классе в специализированной школе, жила в приемной семье и находилась в принимающей культуре, где окружающие относятся к людям с инвалидностью на равных и воспринимают такими, какими они есть.

В школе у девушки были учебники по всем предметам и даже свой компьютер — в Беларуси учителям приходилось зачитывать все учебники на кассету, чтобы была возможность учиться. Поводырь был у учительницы Натальи, поэтому школьница могла взаимодействовать с собакой хоть каждый день.

Грамота для незрячего

По возвращению на родину школьница закончила 11 класс и поступила в минский женский институт «Энвила» на переводчика (с 2012 года вуз закрыт). Учиться было сложно, поскольку у преподавателей не было опыта обучения незрячего студента. Никто просто не понимал, что делать с такой студенткой. Опять появились трудности: из-за учебников, не отпечатанных шрифтом Брайля, из-за множества картинок, необходимости много писать на доске. Справиться с учебниками помог купленный компьютер, куда загружались отсканированные страницы, а на парах подсказывали дружелюбные однокурсницы. Были и плюсы для студентов: благодаря тому, что большую часть занятий старались читать вслух, у всех было идеальное произношение.

На учебу и по городу Наталью сопровождали то родители, то друзья. После института она вышла замуж за незрячего мужчину, но брак быстро закончился разводом. Девушка начала работать: сначала диспетчером, потом секретарем, затем переводчиком и стала жить отдельно от родителей. Тогда пришлось стать более самостоятельной и научиться ходить по городу, опираясь на трость и доверяясь своим чувствам. Вспоминает: было сложно, поскольку не было уверенности и комфорта. При этом у героини не совсем типичная для других незрячих история: если большинство из них редко выходят за пределы квартиры, то Наталья наоборот — почти никогда не сидела дома.

«Меня вообще не было дома — я играла в театре, занималась музыкой, было много интересов, друзей. Всегда был рядом кто-то, кто помогал выйти на улицу, или я добиралась сама с тростью или на такси. Поэтому проблем с перемещением у меня никогда не было», — говорит Хедлунд.

Спустя несколько лет после выпуска из университета Наталью избрали председателем Белорусского товарищества инвалидов по зрению. В 2008 году девушке предложили поехать в Швецию по совместному белорусско-шведскому социальному проекту, чтобы обменяться опытом с незрячими людьми зарубежом. Хедлунд согласилась.

Переезд в Швецию

Так в 2008 году героиня впервые оказалась на севере Швеции в городе Хапаранда. В белорусской делегации было восемь человек: половина были незрячими, а другие — слабовидящими. На протяжении двух недель участникам рассказывали о жизни незрячих в Швеции, о поддержке от государства, показывали технические средства реабилитации. По приезде домой члены делегации на протяжении года пытались воплотить увиденное за границей и распространить полученные знания в Беларуси. Потом к ним приезжали шведы, чтобы «проверить домашнее задание».

Руководителем проекта был Стиг Хедлунд — незрячий музыкант, режиссер, политик. Наталья влюбилась в Стига, вышла за него замуж и переехала в 2009 году в Швецию. Вместе пара открыла фирму, которая занималась записью и производством аудио-книг, переводами, адаптацией технических средств для незрячих. Компания сотрудничала с Россией и Беларусью и помогала локализовать существующие в Швеции проекты для людей с инвалидностью.

В Швеции Наталья снова столкнулась с собакой-поводырем, которая принадлежала ее мужу — помощник был у него уже третьим. По улице девушка одна ходила редко, но это было несложно — город маленький, оживленное движение отсутствовало. Но чаще она выходила с мужем и его поводырем — собака вела обоих. По началу пес без энтузиазма воспринял эту затею и ревновал Наталью к Стигу, но вскоре привык: работа есть работа. Втроем они много путешествовали по Европе, ездили по выставкам технических средств реабилитации, посещали разные социальные проекты.

«Стигу хотелось посетить как можно больше мест, чтобы поделиться своим опытом и вселить оптимизм. Мы бывали в Беларуси, Украине, России. Люди потом после знакомства со Стигом говорили, что им хотелось горы свернуть. Он умел заставить заговорить по-английски тех, кто боялся до этого, умел заставить взять трость в руки и выйти из дома», — вспоминает Наталья Хедлунд.

Героиня рассказывает, что во время путешествий по Европе и жизни в Швеции она столкнулась с отличным от Беларуси и России менталитетом: люди вокруг не рвались помочь ей при любом удобном случае. Никто из окружающих не навязывал ей помощь, а делал это только после личной просьбы.

«Я не привыкла просить о помощи кроме случаев, когда я реально понимаю, что не справлюсь. В остальных ситуациях я решаю проблемы сама. В Европе никто просто так не подаст пальто, не откроет дверь и не пропустит — только, если сама попросишь. Эти вещи у нас само собой разумеющиеся, а там нет. В Европе никто не нарушает твое личное пространство. К этому было сложно привыкнуть», — говорит Хедлунд.

Свой поводырь

В 2011 году Наталья получила своего поводыря — красавицу Пею: «Я поняла, что у меня есть шанс осуществить мечту детства и естественно подала документы на собаку».

Перед этим она прошла четырехдневный интро-курс — такой тест-драйв собаки-поводыря для сомневающися. За этот курс Наталья успела походить с семью собаками и понять, какая подойдет лучше именно ей. Приглянулась одна, но выбирать поводырей нельзя, поэтому именно эта ей не досталась. Зато, как оказалось позднее, Пея была ее родной сестричкой.

Больше, чем друг

После прохождения курса Наталья встала в очередь — в Швеции, как и в России, в среднем надо ждать поводыря год. Но и тут Наталье повезло — она получила Пею спустя 4 месяца. Конечно, перед этим героиня столкнулась с рядом сложностей: собаку не хотели выдавать из-за того, что девушка не знала шведский и плохо ориентировалась по Хапаранде. «Разрулить» ситуацию помог Стиг — пообещал, что жена со всем справится.

И справилась: прошла двухнедельное обучение на шведском в школе, где выдавали поводырей. Наталья вспоминает — было непросто, какие-то моменты приходилось переспрашивать по несколько раз. Обучение проходило так: первую неделю её учили основам работы с поводырем на базе школы — проводили лекции и практику с инструктором. На вторую неделю инструктор школы приехал домой, чтобы отработать на месте маршруты, по которым будет водить поводырь: дом, работа, магазин, поликлиника.

«С появлением своей собаки началась совершенно другая жизнь. Одна собака на двоих — классно и лучше, чем ничего, но со своей все стало совсем по-другому. У меня появился определенный режим дня, дисциплина, изменились привычки. Мне стало проще в плане ориентирования, могла поехать, куда угодно. Например, если мне захотелось пойти в 12 ночи гулять под дождем, беру собаку и иду. А раньше надо было подстраиваться под людей рядом. Ты ни от кого не зависишь и это полная свобода», — делится Наталья.

Вместе с Пеей, мужем и его поводырем они ездили отдыхать по разным странам Европы. «Хочешь пойти в магазин — прокладываешь по навигатору маршрут, берешь собаку и идешь. Навигатор говорит, дверь справа, даешь собаке команду “ищи дверь” и ты на месте. Это потрясающий кайф, когда у тебя в руке собака и ты делаешь, все что хочешь», — говорит Хедлунд. С собакой героиня общалась сразу на двух языках: шведском и русском.

С Пеей Наталья приезжала и в Беларусь, и в Россию. Вспоминает, что в поездах и на самолетах проблем не было, но они появлялись каждый раз, когда она хотела зайти в кафе или магазин — их просто никуда не пускали, хотя по закону обязаны. За границей было проще, но не всегда: проблемы всегда встречались в такси — водители просто отказывались брать собаку в салон.

Переезд в Россию

В 2015 году Стиг умер. Поскольку у Натальи никогда не было мечты жить за границей, то она почти сразу же решила вернуться на родину. «Моё место там, где мой муж. Если бы он решил улететь на Луну, то я бы улетела за ним», — отметила Хедлунд.

Еще в 2013 году Наталья познакомилась с ее будущим мужем Василием, который помогал по работе по дизайну. Тогда они были близкими друзьями, Василий был знаком со Стигом. Уже после смерти Стига, возвращаясь от родителей из Беларуси домой в Швецию через Москву, Наталья заехала в гости к Василию.

«Как-то так со временем мы поняли, что хотим жить вместе. Решили попробовать начать жизнь сначала», — вспоминает то время Наталья. Она закрыла бизнес в Швеции и в ноябре 2017 года переехала в Москву. Никто из друзей не понял, как можно было променять Европу на Россию, но оказалось, что можно.

Перестраиваться после небольшого шведского городка на жизнь в Москве и искать работу было сложно. По началу Наталья брала переводы на дом и только в 2019 году удалось устроиться администратором голосового портала в культурно-спортивный реабилитационный комплекс Всероссийского общества слепых. С сентября 2020 года Наталья работает техническим редактором в издательско-полиграфическом тифлоинформационном комплексе «Логос».

Пее на момент переезда в Москву исполнилось девять лет, поэтому ей было тоже сложно перестраиваться и учить новые маршруты. Наталья старалась не нагружать собаку сильно работой и беречь ее. «Но все равно она без работы не могла — для нее это был смысл жизнь».

«Это мои глаза, мой помощник и друг»: добрая история собаки-поводыря, воспитавшей его семьи и нового хозяина

Пея работала вплоть до своей смерти — 28 августа 2021 года — ей было почти 13 лет. У нее выявили онкологию, спасти было невозможно и пришлось провести эвтаназию.

«Я осталась с ней до конца [и присутствовала при процедуре эвтаназии], а муж не смог при этом присутствовать и вышел из операционной. Он рассказывал, как вышел из кабинета, в глазах было темно, он держался за стенку, чтобы не упасть. Тогда администратор клиники достала из-под стола маленького щеночка и дала мужу в руки. Щенок вывел его из состояния оцепенения. Когда процедура была закончена и я вышла из кабинета, то увидела мужа, тискающего чужую собаку. Первой моей реакцией была злость, но это быстро ушло. Я взяла щенка в руки и поняла, что вот одна жизнь закончилась, а другая только начинается. Мне стало легче дышать», — вспоминает Наталья.

Новый щенок

Наталья Хедлунд знала об учебно-кинологическом центре «Собаки-помощники инвалидов» еще, когда жила в Швеции. Уже после смерти Пеи ей написала подруга и предложила стать волонтером Центра. Добровольцы берут щенков на период взросления к себе домой, чтобы они росли в домашних условиях, были правильно воспитаны, приучены к городской среде и жизни в квартире. Щенки живут в волонтерских семьях примерно с трех месяцев до года. Затем пес переселяется на базу Центра, чтобы обучиться специальному курсу дрессировки собаки-поводыря.

На тот момент Наталья уже встала в очередь, чтобы получить нового проводника, и решила еще стать волонтером. Поддержал муж, который сказал, что вместе они со всем справятся. Также добро дал сам УКЦ.

«Обнимашки и наслаждение жизнью»: как воспитывать собаку — будущего поводыря

Фандрайзер Центра Элина Почуева рассказала, что в их практике уже была слабовидящая девушка Рита. Она вместе с семьей взяла на воспитание щенка Чарлика. Когда пес вырос, стало понятно, что он не подходит как поводырь для Риты. Девушке в итоге передали другую собаку, которая идеально подошла ей по темпу и габаритам, — Нору. Чарлик же достался другому молодому человеку.

«Однажды Риту во время ее волонтерства спросили, не будет ли ей жалко, если Чарлик достанется другому, не будет ли все зря. Рита задумалась и ответила: “Знаете, если бы мы каждый раз, делая что-то, думали, а что если и что будет потом, то многих хороших вещей в жизни могло бы не быть”. Это было так трогательно, что мое сердце разорвалось на кусочки от ее ответа», — вспоминает Элина.

Так и в семье Натальи 10 декабря появилась маленькая хулиганистая Арвен, которой на тот момент было четыре месяца. «Когда я пошла гулять с собакой в первый раз одна, на улице была метель. И тогда у меня произошла паника, я растерялась и  пожалела о всей этой затее. За эту прогулку я несколько раз позвонила мужу по видеосвязи, чтобы спросить, где мы. В Швеции тоже было много снега, но можно было дать Пее команду домой и она бы сразу вывела из сугробу. С Арвин так пока нельзя сделать».

Наталья признается: ей сложнее управляться с собакой, чем ее мужу и другим зрячим волонтерам. Арвин — еще щенок, поэтому за ней нужно постоянно смотреть, чтобы она не съела лишнее на прогулке или не сделала лужу дома. С другой стороны она уверена: воспитание именно у нее сделает жизнь щенка проще в будущем. Ведь Наталья ежедневно учит Арвин базовым основам работы поводыря. Если возникают трудности, то помогают соседи и дворники, которые уже знают Наталью и ее собаку. Вспоминаются отличия России от Европы: здесь помощь часто бывает навязанная и совсем ненужная — героиню то и дело пытаются посадить не в тот автобус или отвести туда, куда ей совсем не надо.

«Мы готовим Арвин из расчета, что она станет моим поводырем. УКЦ предупредил меня, что всякое может пойти не так: собака может не пройти экзамен или не подойти именно мне. Но 99%, что она в итоге будет моим поводырем — все будут делать всё, чтобы это случилось», — говорит Наталья. Но даже если что-то пойдет не так, героиня будет только рада, если она воспитает собаку для другого человека.

На сегодня на воспитании у волонтеров находится 24 щенка в Москве и Подмосковье. Всего за 19 лет сотрудники УКЦ обучили и передали нуждающимся 274 собаки-поводыря. В очереди на сегодня находится 104 человека из разных регионов России — средний срок ожидания около двух лет. На подготовку каждого поводыря необходимо около полутора лет и 750 тысяч рублей — эти деньги УКЦ собирает через пожертвования или разные гранты.

Всех собак незрячие и слабовидящие люди получают бесплатно. Вы можете подписаться на ежемесячное пожертвование, чтобы эти люди могли как можно скорее получить своего помощника и обрести свободу. Даже небольшое, но регулярное пожертвование позволит Центру планировать свою работу и чувствовать хоть какую-то стабильность на ближайшие полтора года.

Наталья и ее муж также поддерживают работу УКЦ ежемесячным пожертвованием. Героиня уверена: для помощи не надо много денег, ведь даже 100 рублей в месяц за год вырастают в значительную для фондов сумму. «УКЦ делает огромную работу. Собака-поводырь — это не просто помощь, но и друг, компаньон, глаза. Я по себе понимаю, насколько нужно и важно то, что делает Центр. Мне нравится помогать другим — добро возвращается, если дарить его другим».

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий