Право на обычную жизнь: как четыре друга учатся жить в «Ясной квартире»


На кухне сегодня суетно. Вокруг все в муке и крошках тертого сыра. Стас и Никита решили сделать пиццу, а Серёжа с нетерпением ждёт, когда она будет готова. Так мог бы проходить вечер в кругу большой семьи. Но на самом деле так подопечные фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» учатся самостоятельно готовить ужин у себя дома в «Ясной квартире» — тренировочной квартире для молодых взрослых с особенностями психического развития.

Как устроен новый проект фонда и как молодые люди осваивают правила обычной жизни — в материале «Филантропа».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Жизнь дома

В квартире на пятнадцатом этаже панельной многоэтажки просторно и светло. Высокие потолки и широкие коридоры, пять спальных комнат, кухня и две ванные. На подоконнике всходят первые ростки петрушки и салата. Уборка в квартире проходит ежедневно, поэтому все выглядит предельно аккуратно: кровати заправлены пледами, на письменных столах ничего лишнего, а прямо перед ними на стенке висит расписание на неделю. Ванная комната блестит — ее сегодня мыл Серёжа, а на кухне на одной из конфорок плиты уже готовый компот — это Стас постарался, пока все остальные были на работе.

Никита, Стас, Серёжа и Никита — первые участники проекта, все примерно одного возраста: от 20 до 25 лет.

Серёжа и Стас знакомы еще с детского дома, а оба Никиты впервые встретились с ребятами в квартире. Каждого из них благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» знает много лет. По словам руководителя программы «Быть рядом» Марии Рыльниковой, именно эти мальчики оказались в квартире, потому что у них есть огромное стремление к самостоятельной жизни, которым может похвастаться далеко не каждый сирота.

Весной этого года мальчики переехали в квартиру из психоневрологического интерната, где все они оказались, когда им исполнилось восемнадцать.

Система устроена так: каждый воспитанник детского дома обязан подтвердить свою дееспособность по достижению совершеннолетнего возраста, людям с ментальными особенностями это сделать удается крайне редко, таким образом они перестают претендовать на собственное жилье и из рук детского учреждения для сирот переходят во взрослое — психоневрологический интернат. Получить право на самостоятельную жизнь и выбраться оттуда было практически невозможно, но бывают и счастливые исключения. Первый проект сопровождаемого проживания в Москве открыл благотворительный фонд «Жизненный путь» в 2018 — тогда он получил от московского правительства в безвозмездную аренду первые тренировочные квартиры для тех, кто находится в ПНИ, но очень хотел бы жить по-другому. А в 2021 году по итогам конкурса такие квартиры получили еще несколько социально организаций, одна из них — фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Так у Никиты, Стаса, Сережи и Никиты появился шанс научиться жить самостоятельно: устроиться на работу, освоить навык готовки и домашней уборки, научиться планировать меню на неделю, варить кофе в турке, распоряжаться деньгами, делать покупки, успевать заниматься спортом, встречать гостей и еще множество того, что внутри ПНИ сделать невозможно.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

«Главное, чего лишен каждый человек в ПНИ — это свобода выбора. Изо дня в день, как в больнице, там повторяется одно и то же, никто не считается с желаниями и все идет по стандартному режиму учреждения. А сейчас ребята оказались в условиях, когда им необходимо быть осознанными и делать выбор на каждом шагу, приходится учиться жить заново. Задача «Ясной квартиры» — помочь им адаптироваться и освоить необходимые для самостоятельной жизни навыки», — рассказывает Мария Рыльникова, руководитель программы «Быть рядом», частью которой является тренировочная квартира.

«Важно, чтобы у людей был выбор»: Мария Островская о сопровождаемом проживании

Новая жизнь, новые друзья

Мальчики живут не одни, ежедневно на квартире с ними находится сопровождающий. Екатерина — одна из шести таких сотрудников. Её знакомство с деятельностью фонда началось несколько лет назад, когда она пополнила ряды волонтеров и начала приходить к подопечным в детский дом, чтобы поиграть, посмотреть вместе мультики, просто поболтать или погулять во дворе. Екатерина остается волонтером и по сей день, однако роль сопровождающего — не часть волонтерской деятельности, а полноценная работа, за которую она получает зарплату. Обычно Екатерина дежурит около семи раз в месяц.

Сопровождающие заступают на смену в семь вечера. Расписание на будущий день составляется накануне, тогда и становится понятно, кто и чем будет заниматься завтра: кто-то в субботу днем будет учиться запускать стиральную машину, а кто-то нарезать овощи для супа. Еще есть бытовые обязанности по дому — график уборки.

Все дела по дому к вечеру обычно уже закончены, и тогда ребята собираются вместе на кухне, заваривают чай, играют в настольные игры, разговаривают и принимают гостей. По вторникам в «Ясную квартиру» приходит психолог Анна, которая занимается с каждым из ребят на постоянной основе, а в выходные могут заглянуть друзья-волонтеры, которые знакомы с ребятами еще со времён детского дома.

«Я стараюсь как можно меньше делать своими руками и дать возможность ребятам всему обучиться. Иногда приходится заставлять что-то делать, но мы разговариваем, все обсуждаем и приходим к решению, — рассказывает Екатерина. — Каждый день получается непохожим на предыдущий.

Поначалу они были колючими, совершенно не привыкшими к вниманию, а сейчас уже освоились, поняли, что жизнь за забором окончена, научились отвечать на заботу теплом.

Мне кажется, что давно пришло время перестать держать этих людей в зоне отчуждения, это не только несправедливо, но и негуманно. Я бы хотела, чтобы общество развивалось, и, в конце концов, научилось реагировать с пониманием на любое поведение, выходящее за рамки общепринятых норм. Особенности ребят иногда проявляются в повседневном поведении на улицах, в метро, в магазине. Кто-то из них может внезапно испугаться и побежать в неизвестном направлении. Когда такие ситуации не вызывают косых взглядов, это означает, что мы как общество на правильном пути».

Мария и ее коллеги оформляют на каждого мальчика опекунство, только так возможно забрать их из ПНИ. Также в данный момент делается все возможное для того, чтобы у мальчиков как можно скорее появился доступ к собственным деньгам — пенсии по инвалидности. Оформить выплаты не так просто, потому что до недавнего времени эти средства поступали в ПНИ, где находились ребята. В перспективе, когда удастся урегулировать все бюрократические вопросы, каждый будет иметь свой бюджет, который будет складываться из того самого пособия от государства и заработной платы. Сейчас размер пенсии варьируется от 15 до 25 тысяч, а вот с зарплатами бывает по-разному, здесь все зависит от позиции и компании. Из этих денег ребята будут покупать еду, лекарства, оплачивать коммунальные услуги, а также покупать необходимые вещи. Например, новые кроссовки для работы, или цветы для кураторов, мальчики очень любят дарить букеты Марии или Биргит.

У каждого, кто вышел во взрослую жизнь из детского дома или ПНИ, с деньгами особые отношения. О финансовой грамотности в «Ясной квартире» говорят почти каждый день. И дело не только в том, что мальчикам необходимо самостоятельно оплачивать счета за электроэнергию и при случае не растеряться на кассе супермаркета с полной корзиной продуктов, но еще и в настороженности, ведь нередко бывает так, что выпускники детских домов становятся жертвами мошенников.

Мария Рыльникова рассказывает: «Да, бывает, что ребята знакомятся с кем-то в социальных сетях, а потом начинают происходить странные вещи, например, поступают предложения встретиться в кафе пообщаться, а потом сразу же просьбы перевести деньги, чтобы забронировать столик. В таких случаях мы объясняем, что идти на поводу у таких запросов нельзя».

Дом, в котором: как в Ленинградской области создали альтернативу ПНИ для слепоглухих

Дом, работа, дом

Куратор проекта Биргит фон Эзен говорит, что на данном этапе для ребят важна не столько зарплата, сколько дисциплина и системная занятость. Все четверо работают: Никита и Серёжа сортируют детали в мастерской (механической и интеграционной), Стас недавно уволился из муниципального учреждения «Жилищник» и сейчас ищет работу поближе к дому, а Никита до недавнего времени помогал в храме, а неделю назад исполнилась его заветная мечта — он стал официантом в сети ресторанов быстрого питания «Burger King». И пусть работа там не дается ему легко и пока что не все подносы удается убирать быстро, эта вершина Никите покорилась и он не в силах скрыть свою радость.

«Не так важно, сколько он там проработает, потому что сам факт, что он добился того, чего так долго хотел, это огромный рывок вперед, новый этап для Никиты, и прилив веры в себя», — уверена Мария Рыльникова.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Новая работа не так давно появилась и у Сергея. Раньше они работали вместе с Никитой в мастерской, где сортируются детали и фишки для настольных игр, а потом Сережа решил перейти к сортировке электромеханических деталей. Во многом юноше сложнее, чем его соседям, из-за врожденного диагноза spina bifida, вследствие которого нарушилась костная ткань голени и случился остеомиелит, а ввиду отсутствия своевременного лечения образовалась язва. Сейчас за пределами дома Сергей передвигается при помощи специального аппарата, а в квартире — на коляске. Это временная мера необходима для того, чтобы полностью вылечить рану и не допустить ампутации ноги, о которое еще совсем недавно шла речь.

Елена Альшанская, директор фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам рассказывает: «В каждом участнике проекта мы видим большой потенциал самостоятельного проживания, несмотря на физические или ментальные ограничения. Мы надеемся, что у нас получится оказать ребятам комплексную поддержку, которая поможет им влиться в социум и стать его обычной частью.

Любой человек, любой ребенок, любой взрослый имеет полное право на социальную жизнь во всех ее аспектах вне зависимости от того, какие физические или интеллектуальные особенности он имеет.

Важно понимать, что необучаемых людей не существует. Наша задача — сделать так, чтобы каждый максимально развил тот потенциал, который в него заложен, помочь найти такие инструменты коммуникации с внешним миром, которые позволят ему органично встроиться в окружающую среду и быть полезным, быть реализованным».

Мы не можем сказать наверняка, сколько тренировочных квартир будет необходимо для того, чтобы каждый молодой взрослый с особенностями развития получил возможность попробовать себя в самостоятельном проживании. На это есть несколько причин, главная — далеко не у всех есть такое желание, ведь для одних ПНИ — это тюрьма в облике больницы, а для других — удобный способ существования, где есть последовательность и предсказуемость. Очевидно одно — у каждого, кто хочет свободы выбора и жизни вне учреждения, такая возможность должна быть.

«Пока существует огромное количество дезадаптированных взрослых и детей, проживших всю жизнь в условиях замкнутой среды и на полном государственном обеспечении, но при этом жаждущих иного, потребность в тренировочных квартирах будет только расти, — говорит Елена Альшанская. — Но в идеальном будущем необходимость в них должна отпасть, поскольку эти люди перестанут жить внутри психоневрологических интернатов, либо эти учреждения возьмут на себя роль тренировочного места для самостоятельного проживания».

Месяц в «Ясной квартире» обходится фонду в шестьдесят тысяч рублей на каждого участника. Поддержать работу проекта фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» можно по ссылке.

 


Этот материал — часть большого цикла статей о проектах сопровождаемого проживания в разных регионах России «Жизнь вместо ПНИ».
Прочитать весь материал можно по ссылке

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий