Дети, которым некуда бежать


Мы много говорим о проблеме брошенных детей, о тех, кто оказался в приюте или детдоме. Особенно 1 июня, в Международный День защиты прав детей. Но некоторые из них лишены и такого «тяжелого детства». Речь о детях-беженцах.

В последние десятилетия главный поток миграции беженцев из горячих точек в Европу проходит через Украину. 10 лет назад Украина ратифицировала конвенцию по статусу беженцев, а 20 лет назад — конвенцию по защите прав детей.  Согласно этим документам, любое государство, вне зависимости от статуса и расовой принадлежности  таких детей, обязано удовлетворить их базовые потребности – проживание, образование, медицинская помощь. Особенно в тех случаях, когда эти дети без родителей.

Как воплощаются положения конвенций, корреспондент «Филантропа» спросил у Александры Маковской, советника по вопросам общественной информации регионального представительства ООН по делам беженцев на Украине.

— Главная проблема многих стран, подписавших эти конвенции в том, что детей воспринимают как беженцев в первую очередь, а не как детей в принципе, — говорит она. — Во главу угла так же ставиться статус человека, а не тот факт, что это ребенок. Украина не исключение и у нас не отработан механизм помощи детям беженцам на государственном уровне. Главную заботу о таких детях берет на себя УВКБ ООН (управление верховного комиссара по делам беженцев). Мы выпустили руководства по работе с такими детьми. В конце каждого месяца проводятся заседания комитета по определению наилучших интересов ребенка, которые прописаны в конвенции по защите детей.

Безусловно, есть базовые, постоянные проблемы, есть ключевые ситуации, которые необходимо решать в срочном порядке объединенными усилиями.

Что подразумевается под этим понятием – «наилучшие интересы» ?

Это значит, что любые решения, которые принимаются о жизни и судьбе ребенка, должны не просто декларировать, а действительно соответствовать его интересам. Вот например, многие считают, что воссоединение с семьей или поиск родителей и передача им ребенка – это наилучшее благо. Однако, есть случаи в определенных странах, когда несовершеннолетних девочек выдают замуж против их воли. Там так принято, и искать помощи у государства такой ребенок не может, т.к. это личное дело семьи, когда и за кого выдавать замуж свою дочь. И вот, с помощью дальних родственников или самостоятельно, такая «невеста» становится беженцем. В таком случае сама инициатива поиска семьи принесет вред ребенку. Прежде чем принять решение, надо удостовериться, что именно будет соответствовать наилучшим интересам несовершеннолетнего беженца. Мы как раз внимательно отслеживаем судьбу ребенка и взвешиваем все за и против. Самих уникальных ситуаций может быть огромное количество. И к каждой нужен такой же уникальный подход. Поэтому социальные работники к каждому такому ежемесячному заседанию комитета готовит дело своего подопечного, и мы коллегиально предлагаем и принимаем решения. Но в силу понятных обстоятельств мы не можем оглашать имена и конкретные события из жизни людей и детей, которым мы помогаем.

Каковы главные, постоянные проблемы детей-беженцев на Украине?

Если мы говорим о детях, которые прибыли в страну самостоятельно, так называемые дети без сопровождения, то это, прежде всего – определение возраста ребенка. Потому что от этого для беженца зависит очень многое в стране пребывания. Если это ребенок – человек до 18 лет, то он имеет массу преимуществ, таких как:  определение в приют, назначение законного представителя, который оказывает помощь в написании заявления на статус беженца и других документов, оказание медицинской помощи, получение образования, изучение языка… Да и вообще если это ребенок, то отношение к нему одно, если взрослый – разговаривают с ним уже иначе.

Механизм определения возраста человека слабо отработан и есть погрешности в 2-3 года. Применяется метод рентгеновского снимка кисти рук, беседы с психологом, осмотр у   педиатра. Но как бы то ни было, мы устанавливаем возраст по нижней границе. Даже если окажется, что беженцу уже 18 лет, а он получит внимание, положенное 16-летнему, это будет меньшим злом, как если бы 16-летний жил по в чужой стране по законам взрослого мира и без законного представителя.

В общем, решение — ребенок приехал или нет — одна из главных проблем. Мы смотрим, как была проведена оценка возраста, можно ли ее обжаловать. Ведь существующей разработанной методики такой оценки в Украине нет.  Инициируют определение возраста часто сами детские приюты, которые не заинтересованы в пребывании у них детей-иностранцев. Хоть и не во всех без исключениея регионах, но картина в целом именно такая. А отдельных приютов для детей-беженцев просто нет.

День защиты прав детей в представительстве ООН по делам беженцев на Украине

День защиты прав детей в представительстве ООН по делам беженцев на Украине

Вторая проблема – это получение законного представителя. Т.к. без него, не зная языка, ребенок не сможет предпринять каких-либо действий. А если сможет, например, прийти в вечернюю школу или приют, то его там не примут. И главное представитель помогает ребенку написать заявление на получение статуса беженца. А если такого заявления нет и паспортных данных у человека также нет, то на территории Украины он находится незаконно. И тогда его задерживают на год в пунктах временного пребывания. На Украине это в Волынской и Черниговской областях. Там детьми не занимается никто, это не свободная территория.  Обычно там находятся до решения в судах, если еще получится это сделать – и год маленький человек тратит впустую, не говоря уже о том, что жить в ожидании депортации — большой психологический стресс.

И есть еще проблема – если ребенка не обеспечили законным представителем, то он может подать заявление на получение статуса беженца, как взрослый. Но, изменив данные возраста, ребенок уже никогда на территории Украины не будет иметь возможности получить школьное образование и документы, его подтверждающие. И значит, ни в техникум, ни на курсы повышения квалификации его не примут, даже центр занятости не сможет обеспечить его достоянной работой без элементарного начального образования. Да, он учился, может быть в школе у себя на родине, но такого документа у ребенка-беженца обычно нет.

Так что же делаю такие дети?

Они очень много и тяжело работают — на рынках, продавцами, грузчиками, почти круглосуточно, что бы оплатить квартиры и питание. Это детский труд, и работают они в несоответствующих здоровью и возрасту условиях.

Мы оказываем таким детям посильную материальную помощь, оплачивая съемные квартиры, но это капля в море. Государство, подписавшее конвенцию по защите детей, могло бы воплощать глобальную программу по их поддержке.  Как минимум, обеспечить проживание, питание и образование как детям, а не как беженцам. А решение о предоставлении статуса и гражданства пусть идет параллельно. Если решат, что статус не предоставляют, тогда выносится решение о возвращении на родину. Даже такое решение можно опротестовать в суде, и первой, и второй инстанции, но ребенок хотя бы не теряет возможности учиться.

У нас был случай, когда ребенок принял решение вернуться на родину, с которой он с такими трудностями бежал. Да, он решил вернутся в Афганистан самостоятельно. Он сказал: «я не могу на Украине больше жить». А на Украине он уже 2 года и дважды его забирали в больницу с желудочным кровотечением.

А как обстоят дела с медицинской помощью?

Так же был случай, когда к юристам нашей организации помощи беженцам обратились вновь прибывшие дети. Это была зима, минус 20 градусов, дети были истощены и обморожением. Юристы вызвали скорую помощь, бригада приехала. И первое что они сделали – вызвали милицию проверить документы.

Юристы не уехали домой – они потратили сутки, чтобы организовать доступ детей к базовой медицинской помощи. Добились через звонки, убеждения, ссылки на законодательство, аппеляции к тому что это дети. Что у них проблема, которую надо немедленно решить.

А кто оплачивает пребывание в больнице, юридическую помощь?

Этим занимаемся на сегодня мы, но есть регионы, как Закарпатье, где госструктуры идут навстречу детям именно в образовании. Там договорились со школами об обучении таких детей экстерном: беженцы учатся самостоятельно, а педагоги курируют это обучение. В таком случае дети продолжают работать, чтобы обеспечить себя и в то же время получат документ об образовании, который позволит им по достижении совершеннолетия продолжать повышать квалификацию или учится.

День защиты прав детей в представительстве ООН по делам беженцев на Украине

День защиты прав детей в представительстве ООН по делам беженцев на Украине

Какова главная угроза такого отношения к детям?

По статистике Украина принимает большее количество беженцев  по сравнению с Белоруссией и Молдовой. По предварительным данным за первый квартал 2012 года, миграционная служба приняла уже 800 заявлений. Если сравнить с другими странами: Украина принимает в год 1500 заявлений на статус беженца. Польша за первое полугодие 2011 года приняла 1700 заявлений, Германия приняла 20 000 заявлений за первое полугодие 2011. Это говорит о том, что в такие страны как Германия стремится уехать большее количество людей, не только убегающих от военных конфликтов. Стремятся они туда, учитывая совсем другой уровень жизни и отношение к беженцам в принципе. И если человек решил остаться в стране, это значит, что он намерен приносить пользу, как стране, так и себе – ведь это вещи взаимодействующие. Отношение государственных структур к человеку вообще – это отношение государства к самому себе, так как каждый человек уникален и может принести уникальную помощь государству пребывания. Тем более если это ребенок, мировоззрение, психика и мораль которого еще только формируется. Именно своим отношением к детям, какой бы национальности и статуса они не были, государство любой страны растит свое собственное будущее благосостояние или нищету. Как материальную так и духовную.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply