Дмитрий Зимин о благотворительности: «Я получаю заряд социального оптимизма»


Банк Coutts и фонд CAF Россия опубликовали отчет «Миллионы на благо: исследование частной благотворительности в России». В этом отчете, текст которого можно посмотреть на сайте www.coutts.com/donorsreport, приводится анализ крупных пожертвований в разных странах, в том числе и в России. А кроме того — приведены интервью с ведущими филантропами. С разрешения авторов исследования мы публикуем одно из них — с Дмитрием Зиминым.

Дмитрий Зимин

Дмитрий Зимин

Основатель сети «Билайн» (телекоммуникационной компании «ВымпелКом»). Дмитрий Зимин построил успешную карьеру и в науке, и в бизнесе. В 2002 году Дмитрий вместе с семьей учредил фонд некоммерческих программ «Династия», чтобы воплотить в жизнь свои представления о роли образования и науки в обществе. Создатели фонда верят, что талантливая молодежь, занимаясь научными исследованиями, способна изменить мир к лучшему. Также семья Зиминых считает, что поддержка талантливых людей, их идей и проектов в области естественных и общественных наук — одна из важнейших задач и для России, и для всего мира. Фонд «Династия» стал одним из первых частных фондов современной России, поддерживающих науку и образование. Coutts поговорил с Дмитрием Борисовичем о его благотворительной деятельности.

Когда вы начали заниматься благотворительностью и какое направление выбрали?

Слово «когда» подразумевает конкретную дату или время, а их невозможно определить. Когда я был президентом «ВымпелКома», мы организовали фонд «Билайн». Корпоративная благотворительность — это продолжение бизнеса. А частная благотворительная деятельность началась, когда я продал бизнес и ушел в отставку, ушел довольно богатым человеком. В то время я дал обет родным и друзьям, что никогда больше бизнесом заниматься не буду.

К благотворительности и созданию фонда «Династия» меня привели и еще две причины. Во-первых, я был убежден, что просто передать деньги наследникам значит погубить их. Во-вторых, я воспитан на научно-популярной литературе, сам читал курс по электродинамике, поэтому и решил заняться поддержкой ученых и других умных людей в области науки, а также тех, кто пропагандирует науку. Такие люди мне близки, поддерживать их и общаться с ними мне интересно.

Вы помните свои первые пожертвования?

Возможно, они не первые, но среди самых запомнившихся — несколько пожизненных грантов; их мы дали людям, о которых теперь говорят как о знаковых фигурах. Например, мы поддерживали одного из величайших математиков современности, Владимира Арнольда. Он был выдающимся ученым, и, одновременно, одним из великих педагогов и популяризаторов математики. Так, например, он автор задачника «От 5 до 15», который я бы очень рекомендовал всем детям. В нем около ста задач. Мы организовали всероссийскую олимпиаду по решению задач из этого сборника, и было необыкновенно интересно.

Люди, занимающиеся наукой и просветительством, мне очень близки. Поддерживать их и общаться с ними — одно из самых интересных дел в жизни.

Члены семьи участвуют в вашей благотворительности?

Да. С согласия моего сына и наследника мы создали эндаумент для фонда «Династия», то есть теперь это уже не наши деньги. Сын немедленно согласился. Мне была очень приятна его реакция на это предложение. Он также входит в состав Совета Фонда.

Вы стали одним из первых благотворителей, передавших управление своим частным фондом в руки независимого совета. Почему? Довольны ли вы тем, что получилось?

Не знаю, было ли это правильно, но для меня это было хорошо. Это соответствует моим желаниям, моему характеру, честолюбию.

Вашему честолюбию?

Ничто не вечно, но, тем не менее, мы пытаемся сделать Фонд вечным. Для этого мы основали эндаумент: ежегодные поступления составляют около 10 млн долларов, при этом сам капитал Фонда не затрагивается. Мы также разработали «вечную» структуру управления, так как Фонд не должен зависеть от одного бренного человека. Поэтому предусмотрена ротация членов Совета (некоторые выдвигаются семьей Зиминых). Подбором кандидатов в Совет занимается корпоративный комитет. А еще одна причина передачи управления сильному независимому совету — моя лень. Теперь я могу просто созерцать и получать удовольствие.

Вся ли ваша личная благотворительность сконцентрирована в Фонде или вы делаете что-то еще помимо Фонда?

В фонде работают определенные процедуры предоставления грантов. Решения об этом принимает грантовый комитет. Как видите, благотворительность здесь сопряжена с бюрократическими процедурами.

Однако я имею право единолично принять решение выделить 10% общей суммы пожертвований — приблизительно 1 млн долларов, минуя бюрократию — любому лицу или организации, которые, на мой взгляд, этого заслуживают, при условии, что их деятельность соответствует миссии Фонда. Например, я выделил средства одной из провинциальных школ при монастыре на оборудование физического кабинета и выплату зарплаты учителю физики. Только представьте себе: местный священник, в мирской жизни доктор физико-математических наук основал школу, полную десятилетку.

Я в этих школах получаю заряд социального оптимизма.

Как вы собираетесь развивать все, что начали?

Из всей деятельности фонда меня, пожалуй, больше всего увлекают  книгоиздательские программы. Фонд «Династия» делает книжную серию и веб-сайт «Элементы».

Мы также учредили премию «Просветитель», которая ежегодно вручается за книги по гуманитарным и естественным наукам. В жюри премии входят известные ученые и писатели.

Недавно я побывал на школах, которые проводит фонд, в частности на учительской конференции. Мне нравится посещать подобные мероприятия: я в этих школах получаю заряд социального оптимизма, которого мне, откровенно говоря, не хватает.

Будет неким лукавством говорить, что мной движут социальная озабоченность и вселенские чувства воспитать человечество, нет. Просто мне это интересно.

Что, по-вашему, нужно, чтобы филантропия в России развивалась?

Во-первых, было бы неплохо присмотреться к американской модели благотворительности. В США финансирование университетов и научной работы в значительной степени ведется за счет благотворительных пожертвований.

Благотворительность там — один из основных, а не нишевых сегментов экономики. Важно, что налоговая система страны этому благоприятствует. Удивительно, но факт: гигантские университеты США существуют за счет благотворительности.

Во-вторых, необходима некоторая корректировка культурного кода, отношения россиян к богатству и богатым людям. В православной традиции есть культ бедных, нищих, а богатые — плохие, грешные.

В-третьих, нужно, чтобы общество научилось говорить «спасибо» благотворителям и ценить их помощь.

Какой совет вы бы дали состоятельной семье, которая планирует заняться благотворительностью?

Здесь имеет смысл давать только советы по технологии — как зарегистрировать фонд, как создать эндаумент и т. д. Все остальное зависит от мотивации человека, которая определяется его поиском удовольствий, удовлетворения. Могу привести аналогию с воспитанием детей — кто-то сказал: «научить нельзя, можно научиться».

С более подробной информацией о фонде «Династия» можно ознакомиться на веб-сайте www.dynastyfdn.com.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий