Шанс на язык. В LinguoRaduga обучают английскому детей из группы риска


В интернете появилась благотворительная школа иностранных языков для детей в трудной жизненной ситуации. Корреспондент «Филантропа» Никита Готовцев поговорил о молодом перспективном проекте LinguoRaduga с его основателем Алёной Андроновой, волонтёрами и мамой одного из первых учеников школы.

Алена Андронова

Алена Андронова

– Алёна, давай начнём сначала. Как такая идея возникла?

– Я давно благотворительностью занимаюсь – волонтёром была, добрым, так сказать, пиарщиком. Однажды я подумала, что, вот, преподаю языки и могу этим поделиться безвозмездно. Но если я буду делиться с каждым, то не смогу много людей охватить. А если создать систему и собрать вокруг себя людей, которые тоже готовы помогать, то мы большему количеству людей сможем помочь.

Я социолог по первому высшему образованию. По второму — переводчик в сфере профессиональных коммуникаций, английский язык. В прошлом – PR-специалист. РУДН заканчивала здесь, в Москве.

И вот есть я и есть дети, которые хотят изучать иностранный язык, из льготных категорий. Нам надо как-то встретиться. Где? В моей школе.

– У вас есть офис?

– И офис, и обучение – в интернете. Понимаешь, помещение тебя привязывает к одному месту, ко времени, к определённым людям. А дистанция даёт намного больше бонусов. Преподаватель может из какой угодно точки в назначенное время проводить занятия. Будь он в путешествии, в командировке, дома, на даче. Он может выходить в скайп с телефона, со стационарного компьютера, с нетбука или лэптопа.

Ученик в это время может находиться в абсолютно другом городе, селе где-то сидеть дома, приходить, в интернет-кафе и заниматься.

–  Сколько вы существуете?

– Официально мы существуем с одиннадцатого августа 2013 года.

– Кто ваша целевая аудитория?

– У нас 4 основные целевые аудитории: дети с особенностями развития, сироты, дети из малообеспеченных и многодетных семей. Общее у всех этих деток одно – им нужна поддержка, в том числе и образовательная.

– Кто были первые ученики?

– Так как я работала в благотворительности, у меня есть контакты в этой сфере. И я начала с этих контактов. Здрасьте, мы тут вот благотворительную школу открыли. А вы не хотите позаниматься? Всё бесплатно. Вот посмотрите про нас информацию.

Первые ученики – это детишки из Ступинской соцзащиты, затем подопечные Липецкого некоммерческого благотворительного фонда «Дети и родители против рака». Я просто с руководителем давно дружу, помогаю этому фонду.

– А сколько учеников?

– В среднем больше 20 учеников уже.

– А кто ваши преподаватели?

– Преподаватели делятся на две категории. Первые – это студенты языковых вузов. Они проходят у нас практику, обучая деток. А вторые – это уже либо состоявшиеся преподаватели иностранных языков, либо люди, владеющие языком не ниже уровня Upper-Intermediate.

Артур, 24 года (Санкт-Петербург), веб-разработчик, преподаватель школы LinguoRaduga

Артур

Артур

У меня 1 ученик. Он первоклассник. Живёт в Липецке. Очень любознательный. Его зовут Давид. Все схватывает на лету. Я стараюсь так построить уроки, чтобы и ему было интересно изучать, и сам я учился чему-то новому.

Я делаю упор на какие-то мультфильмы, какие-то специальные диалоги, чтобы ребёнок слышал настоящую английскую речь. Не только, как говорим мы, как говорят учителя в школах, как я говорю, а настоящих (native) спикеров.

В разных странах люди говорят на английском языке очень по-разному: со своими акцентами, жаргонами. Порой бывает даже трудно понять человека не из Англии. Воспринимать язык на слух – один из главных навыков.

Нас в Малайзии учили так же. В американской школе LS первое это воспринимать на слух. Второе, чему нас учили и что я стараюсь донести до своего ученика, это правильное произношение.

Один преподаватель занимается с одним учеником и знает его от и до, тестирует, чтобы понять, какой уровень языка у ребёнка, корректирует учебную программу. Основы знания языка закладываются в школе. И хочется, чтобы у детей уже с самого первого класса формировалось правильное понимание языка.

Давид 6 лет (Липецк), ученик школы LinguoRaduga. Беседуем с мамой Давида Ольгой.

Давид

Давид

Давид в восторге! Все, что ему задают на дом, старается выполнять.

Задания разные, но в основной массе он справляется сам. Мы распечатали листочки с названиями предметов (стол, стул и так далее — слова на английском) и развесили. Он ходит, запоминает: «Ага, это стол». Я, вообще, стараюсь свести к тому, чтобы Давид сам занимался уроками. Я помогаю, только если возникают трудности.

В магазине видит какую-то фразу, мне переводит. Он знает, что это английское слово, что оно означает на русском. Пытается разобраться. Если это какое-то название, пытается додуматься, почему называется так или иначе. Забавно. Мне это очень нравится.

Он любит рассуждать, рассуждать и спорить со всеми.

Поднимается любая тема. Мы даже спорим, писать слова «Домашняя работа» или не писать. Это уже долгая беседа: «Ты не понимаешь. Это нужно делать именно так, как я говорю». Очень много фантазирует, наверное, в силу возраста.

– Тестирование самих преподавателей проводится?

– Да, собеседование устное.

– Групповых занятий не предполагает ваш формат работы?

– Конечно, групповые занятия предполагает, и они возможны в рамках определённых проектов.

– А вот в детские дома вы… Вы туда приезжаете и что дальше? Как получается сотрудничать?

– Первичный приезд, конечно! Мы общаемся с руководством и ребятами. Чтобы прощупать потребности, так сказать. Потом общаемся по скайпу уже.

– В детских домах есть компьютерные классы?

– Да, у них есть компьютерные классы.

– Методическая основа. На каких учебниках вы занимаетесь?

Обучение у нас проходит  по коммуникативной методике с индивидуальным подходом. Дети разделены по уровням, по классам. В соответствии с этим мы рекомендуем разные учебники.

– По какой методике преподаватели вашей школы занимаются с детьми?

Существуют две основные методики изучения языка: это грамматическая компетенция и коммуникативная.

Так вот в грамматической компетенции, в академической школе, идёт основной акцент на проработки грамматических конструкций, структур, форм. Естественно, это ведёт к выполнению большого количества упражнений и т.д.

А в коммуникативной методике делается акцент как раз на том, чтобы язык был не в теории, а на практике. Это аудирование, моделирование различных ситуаций, техника дискуссий, ролевых игр. Детей надо вовлечь в учебный процесс. У нас именно коммуникативная методика, не грамматическая.

– Вы сразу приходите к тому, чтобы говорить, а потом уже объяснять, какое там строение предложения?

– Нет, нет, неправильно. Всё делается в параллель, просто акценты расставлены в пользу коммуникации.

Это не «сделай дома пять заданий на проработку времени Present Simple». Нашли тему, объяснили, и ребёнок уже словами пытается всё проговаривать. Естественно, он делает дома задания, но он должен и попробовать говорить в этом времени.

Например, есть какой-то диалог, ученик должен его перестроить в нужном времени, но все рассчитано на применение в конкретных ситуациях, а не как в сборниках упражнений, где вырваны из контекста отдельные предложения, не связанные между собой. Ученик должен уметь встраивать новые знания в процесс общения.

В языке самое главное – это хорошо заложенная база. Нарастить хороший словарный запас и общаться – дело времени и практики. Наша задача – заложить эту хорошую базу и начать развивать вокабуляр. А дальше это уже всё зависит от мотивации ребёнка, от его желания учить язык, от цели, зачем ему этот язык нужен: одному для работы, другому для путешествий.

Олеся, 22 года (Липецк), студентка-психолог, преподаватель школы LinguoRaduga

Олеся

Олеся

Я обучаюсь на курсах дополнительно к высшему образованию. Это переводчик в сфере профессиональной коммуникации. Оказалась в школе в поисках места для преддипломной переводческой практики.

У меня сейчас один ученик. Ему 17 лет. Кирилл живёт в соседнем городе Грязи. Он пришёл ко мне из фонда «Дети и родители против рака».

Когда мы начали заниматься, я поняла, что гораздо лучше будет начать с нуля. Конечно, не с алфавита, но мы проходили открытый и закрытый слог, произнесение определённых буквенных сочетаний. Я просто придерживаюсь того принципа, что это не будет лишним ни для него, ни для меня: я тоже учусь, когда учу его. Как бы это ни курьезно звучало, но это действительно так.

Мне занятия дают, по крайней мере, определённый стимул. Чтобы провести, объяснить тему самому ученику, необходимо прочитать материал. Не могу сказать, что я не знаю каких-то моментов, которые ему даю, но определённые тонкости английского языка (множественные числа или сравнительная и превосходная степень некоторых прилагательных) требуют периодического повторения.

У нас занятия проходят 2 раза в неделю по часу. Иногда мы, конечно, чуть-чуть перерабатываем, минут на 10. Это происходит потому, что я придерживаюсь методики своих педагогов: мы больше говорим.

Я даю ученику грамматику, упражнения, переводы, чтение, но считаю, что выучить английский язык можно, только говоря на нём. Когда Кирилл хочет мне что-то сказать, я лояльно к этому отношусь — если говорит он на английском. Да, я помогу, да, мы подберём слова вместе, и в итоге составим правильное предложение. Но из-за этого мы иногда немножко не укладываемся в график.

В доску благотворительные

– Насколько я понял, у вас не стоит задача поиска спонсоров, но поскольку ты ведёшь активную работу, то, наверное, они как-то сами находятся?

– Конечно. На самом деле сарафанное радио – самый лучший, как говорится, спонсор, да?

– Да, да!

– Мы ведём антифинансовую политику проекта: у нас нет ни счёта в банке, ни генерального спонсора. Изначально я не хотела зависеть ни от каких спонсоров, знать, что сегодня помещение дали, а завтра забрали, сейчас деньги есть на проект, а потом нет. Я поняла, что хочу создать такую благотворительную организацию, которая будет вот прям, не знаю, в доску благотворительная.

– А жить тогда на что?

– У нас у всех есть основное место работы. Я преподаватель английского языка Академии языков и бизнеса.

– А как юридическое лицо вы существуете?

– Да, безусловно. Школа создана как благотворительный проект при Преображенском храме с. Стародуб Московской епархии. Храм – это юрлицо,  которое может заниматься различными видами деятельности, в том числе и образовательной.

– Это связано как-то с твоими, может быть, религиозными убеждениями?

– По моему вероисповеданию я православная христианка, и прежде чем создать эту школу, я пошла за советом к отцу Вячеславу, моему хорошему другу и настоятелю храма. И вот я мучила его вопросами: «А достойна ли я? Могу ли я вмешиваться в судьбу детей, помогая им?» Ну и, знаешь, всё такое. Он просто сидел, слушал-слушал и сказал: «А давай создадим такую школу».

Мы поговорили, и эта идея укреплялась, укреплялась, потихонечку подбирались люди команды, которые сказали: «О, классно! Я буду тексты писать» — «О, здорово! Я вам дизайн сделаю» — «О, круто! Давай мы тебе сайт забабахаем».

дистанционное обучение

– Может быть, вы сотрудничаете с какими-то коллегами из некоммерческого сектора?

— В качестве партнёров, которые нам помогают — РООИ «САМИ», а также благотворительный фонд «Лада», очень известный своим проектом «День рождения Чебурашки, благотворительный фонд «Детям о детях», липецкий некоммерческий благотворительный фонд «Дети и Родители против рака», компания «n3wbie development», которая делает нам классный сайт, и команда  полезного интернет-ресурса «ILoveLanguages».

– А сейчас есть какая-то насущная необходимость в чём-то, помимо преподавателей, которые постоянно нужны? Расходные материалы или что-то?

– Нет. Ничего не надо. У нас всё есть. Учебные материалы и дополнительные – это в нашей учебно-методической базе, абсолютно бесплатно в электронном варианте всё это присутствует.

– Есть что-то общее между ребятами, с которыми вы занимаетесь?

– Прежде всего — желание общаться. Сам понимаешь, детки из льготных категорий в той или иной степени отрезаны от социального мира, а потребность в общении у любых детей очень большая. Посему преподаватель — в первую очередь новый друг, носитель интересной информации. Он обладает знанием иностранного языка, он рассказывает интересные вещи про страны, он прививает вкус ребёнку.

– Как устроен твой рабочий день?

– У меня график абсолютно сумасшедший. И знаешь, иногда, когда я гляжу на количество исходящих и входящих вызовов на моём мобильном телефоне, на письма в почте, сообщения в личку социальной сети и так далее, я понимаю, что один человек не в состоянии всё это одолеть. Как минимум двое могут справиться, — я и мой ангел-хранитель. Я ощущаю очень явно помощь Бога: человеческими силами такие большие объёмы нереально выполнять

Школой я занимаюсь с утра, когда ясная голова, есть силы, энергия, идеи и так далее. И, естественно, в течение дня я отвечаю на звонки, пока еду, делаю какие-то рассылки, письма, звонки.

Потом у меня мои занятия. Вечером, когда я прихожу домой, перед сном разбираю почту, списываюсь с нашей основной командой, с волонтёрами: что, как, у кого как день прошёл, какие новости. Так что, можно сказать, живу благотворительностью в хорошем смысле этого слова.

Я никогда не думала, что можно так лелеять свой проект. Это как ребёнок, в которого ты вкладываешь, воспитываешь, растишь для него всё самое лучшее, развиваешь его, думаешь, как сделать так, чтобы всё было хорошо, как принести пользу большему количеству людей. И я уже без этого не могу.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply