«Обыкновенный контрапункт». Рассказ бездомного петербуржца


Короткометражный фильм Савла Иноземцева «Обыкновенный контрапункт» – это рассказ петербургского бездомного, обитателя приюта благотворительной общественной организации «Ночлежка», о том, как он потерял жильё и пытается восстановить справедливость. Имя этого человека не объявляется. На фоне сытой и аляповатой действительности современного мегаполиса звучит голос – сквозь лакированную оболочку к зрителям прорывается реальность. Автор фильма действовал не интуитивно – он чётко понимает, почему он создал именно такой контрапункт.

Почему Вы выбрали именно тему бездомности?

– Отчасти это случайность. Просто я оказался в нужное время в нужном месте. Нужна была тема для дипломной работы по окончании моего обучения в Международном институте фотографии и кино. Меня интересовали социальные вопросы, и вот один человек сказал, что у него есть контакты с «Ночлежкой». Так родилась идея, которая и была реализована. Изначально я хотел показать, что не все, но многие бездомные люди оказались в такой ситуации именно по вине системы, в которой мы живём. Я очень благодарен сотрудникам «Ночлежки», которые познакомили меня с обитателями приюта этой организации. В приюте «Ночлежки» я взял интервью у нескольких человек, но для фильма решил использовать одно из них: именно этот человек рассказал достаточно внятно то, что было нужно для моего проекта. Мне нужно было услышать от живого человека конкретную историю с критикой сложившейся системы.

А как Вы сами пришли к мысли, что многие бездомные оказались на улице не по своей вине? Ведь для многих наших сограждан это неочевидно

– Я слышал разные истории, слышал мнения разных людей. Так у меня в голове сложилась определённая картина. И я понял, что должен найти хотя бы одного непосредственного героя такой истории. Конечно, мой фильм не очень фактологичен: человек просто наговаривает определённый текст. А тема требует какого-то развития, каких-то доказательств. Фильм только задаёт тему. Но важно, что в нём звучит критика самой системы. Здесь нужно сказать о моей основной профессии – я юрист, то есть человек, который сталкивается с системными ошибками по роду своей деятельности. Я очень хорошо знаю, каковы частые ошибки нашей судебной системы, нашей исполнительной системы, определённых сфер предпринимательства и прекрасно понимаю, о чём говорит этот человек. То, что коснулось его в первую очередь – это довольно распространённая схема мошенничества в сфере недвижимости. Незачем скрывать, что у нас в этой сфере сложилась довольно криминогенная обстановка. Дыры в законодательстве, дыры в менталитете чиновников и других людей, так или иначе связанных с недвижимостью, позволяют вот так лишать кого-то крыши над головой. То есть создаются ситуации, когда люди способны совершить некоторые ошибки. В данном случае надо признать, что человек находился в неадекватном состоянии сознания, когда он подписывал документ, позволивший реализовать данное мошенничество.

В фильме человек прямо называет себя алкоголиком

– Да, это не скрывается, но на этом и не ставится акцент – ведь если человек страдает алкоголизмом, его всё равно нельзя лишать жилья. И мы говорим о человеке не самом хитром, не самом изворотливом и способном себя в такой ситуации защитить. Но получается, что наша система такова, что она позволяет таких людей оставлять на улице. Это живой человек, это его жизнь, и так поступать с ним, мягко говоря, неправильно. А у нас существуют системные ошибки в судопроизводстве, в системе, которая обязана отслеживать законность сделок в сфере недвижимости – мой герой упоминает паспортный стол. Также надо говорить и о риэлторах… По сути, у нас нет ни ответственности бизнеса, ни ответственности чиновников.

Была ли у Вас кроме цели задать фильмом определённую тему ещё и цель помочь конкретному человеку?

– Такие серьёзные организации, как «Ночлежка», проверяют истории своих подопечных. Я ему предложил впоследствии предложить больше материалов и сделать полнометражный фильм, который может вызвать более серьёзный резонанс. Человек мне пообещал, что как только он надумает, он на меня сам выйдет.

А изначально как этот человек отнёсся к Вашей идее?

– Изначально он не хотел давать интервью. У него была апатичная реакция: «Я уже с кем только не беседовал, это ни к чему не приводит». Дальше я бродил по «Ночлежке», вёл съёмки, через какое-то время ко мне подошла сотрудница организации и сказала, что человек всё-таки готов поговорить. В процессе интервью у него всё равно было недоверие: «Да, поговорим, да, Вы сделаете фильм, покажете. А что это изменит?»

Я ему ответил на это приблизительно следующее: «Понимаете, если мы совсем перестанем это показывать и об этом говорить, мы не изменим ситуацию никогда». Не говорю о том, что мы кардинально изменим общество, но в этом обществе немало людей, готовых помогать другим. Иной раз кому-то из таких людей просто не хватает информации. Может быть, кто-то посмотрит фильм, и у него что-то в сердце загорится, он пойдёт и поможет нуждающемуся. Кроме того, надо не замолкать, чтобы не давать системе чувствовать свою безнаказанность. Я не склонен говорить, что в сложившейся ситуации виноват конкретный президент или ещё кто-то. Мы говорим о ментальности: люди, которые становятся чиновниками, риэлторами, всеми теми, кого перечисляет герой фильма, учатся в тех же школах, университетах и дворах – то есть, это мы.

Есть ещё одна ошибка в самой нашей российской ментальности: мы любим сравнивать с худшим. Мы говорим: «Но в Сомали же ещё страшнее». Это неправильно – надо стремиться к лучшему. Это можно сравнить с обучением художника: он никогда не достигнет мастерства, если будет ориентироваться на тех, кто рисует плохо. Человек, претендующий на звание homo sapiens, должен совершенствоваться. Если мы перестанем говорить о том, что в нашей жизни несовершенно, то мы к совершенству приближаться не будем. Глядя на ошибки нашей системы и повторение этих ошибок, с ужасом вспоминаешь роман Джорджа Оруэлла «1984». И вывод в этом романе таков: если затихнет последний голос протеста, партия будет существовать вечно. Потому мою цель можно выразить так: «Могу – говорю».

Как возникла идея визуального ряда? Просто жизнь города, улицы, люди

– Визуальный ряд непосредственно связан с названием – «Обыкновенный контрапункт». То есть мне надо было сыграть на контрасте. Да, визуальный ряд, который показывает жизнь благополучную, контрастирует со словами, звучащими в фильме – историей бездомного человека. Показаны люди, идущие по улицам – каждый из них может оказаться в такой же ситуации, как главный герой фильма. И музыка – «Ленинградская симфония» Шостаковича – здесь тоже имеет свой смысл: вроде бы сейчас не блокада, а люди оказываются практически в блокадных условиях. Так что это контраст между грустными музыкой и историей и повседневной жизнью обычных граждан, которые ходят по улицам, кушают в кафе, посещают бутики, тратят огромные деньги на всякую ерунду.

Какая реакция была у зрителей?

– Реакция была самая разнообразная. Но мне больше всего понравилось, когда люди не просто похвалили фильм, но и вступили со мной в дискуссию, то есть с чем-то они согласились, а с чем-то – нет. И нам было, о чём побеседовать. Думаю, что сегодня такие короткометражные фильмы – это действенный способ влияния на общество.

Документальные фильмы редко показывают в кинотеатрах, показать документальный фильм по телевидению – тоже большая проблема. Единственное, что осталось – интернет. А человек, имеющий дело с интернетом, торопится, ему нужен короткий метр. Мы живём в торопливое время. Возможно, человека, посмотревшего от начала до конца короткометражный фильм, заинтересует его автор или заинтересует заявленная в фильме тема. И тогда он дойдёт и до полнометражных фильмов.

Вы ведь раньше не занимались темой бездомности вплотную. Нет ли у Вас опасений, что Вы упустили что-то важное в Вашем фильме?

– Такие подозрения всегда нужно держать в голове. Именно поэтому в фильме я сделал акцент на том, в чём я разбираюсь, то есть на правовых вопросах. Я могу открыто и аргументировано говорить на эту тему. Почему и о чём я говорю сейчас: у меня складывается впечатление, что современная социально-психологическая и политико-психологическая обстановка такова, будто нас заставляют забыть о некоторых насущных проблемах нашего общества. А если мы хотим жить в нормальном обществе, то такие проблемы, как бездомность, надо решать постоянно. Хорошо, если у нас произошёл какой-то всплеск национального самосознания. Теперь давайте его выражать, давайте становиться приличным обществом. Если мы вспомнили, что мы великая держава, так давайте стремиться стать этой великой державой.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply