Куда приводит «Билет домой»


человек на рельсах

Большинство социальных проблем требуют комплексного подхода, и проблема бездомности — не исключение. В России большую часть работы по реабилитации бездомных людей выполняют некоммерческие организации, как правило, стремящиеся к многопрофильной деятельности. Цель понятна – сделать для подопечного максимум возможного: накормить, одеть, дать временную крышу над головой, оказать психологическую и юридическую помощь, помочь с получением помощи медицинской и так далее. Но бывает, что эффективнее создать организацию, выполняющую минимум конкретных задач. Именно этим соображением руководствовались создатели петербургского волонтёрского благотворительного сообщества «Билет домой». Рассказывает координатор сообщества Алексей Варсопко:

— Наш проект был создан в апреле 2008 года мной и моим другом Вадимом Драпкиным. Я к тому времени уже достаточно долго работал в сфере помощи бездомным и настал момент, когда по обоюдно возникшему желанию мы решили сделать что-то свое. Можно делать пожертвования для уже существующей организации, по их обращениям, но тогда собственные средства как-то растворяются, а хотелось чего-то конкретного.

— Почему, когда вы создавали проект, решили заняться именно этим видом помощи — отправкой домой? И почему нужен отдельный проект — сначала для отправки домой, а теперь, судя по вашим отчетам в интернете, для сбора средств на лекарства и прочее — разве другие организации не занимаются и этим тоже?

— В то время мы много думали, какое направление, какой вид помощи выбрать. Искали, так сказать, свою нишу. Сам будучи погруженным в тему, зная потребности коллег, я предлагал варианты Вадиму. В конце концов, остановились на сборе средств и оплате билета домой тем, кто попал в Петербурге в сложную жизненную ситуацию, оказался на улице без средств существования. Такая помощь была востребована в то время, и она конкретна и, в целом, достаточно эффективна – в любом случае дома есть крыша над головой, точка опоры.

В 2009 году благодаря лоббистам этой идеи из «Мальтийской службы помощи», «Ночлежки» в Петербурге начала действовать городская программа: власти, понимая, что это уменьшит количество бездомных на улицах, стали давать средства на их отправку домой. Потребность в нашей помощи отпала, хотя до сих пор несколько раз в год мы оплачиваем билеты: бывают сложные случаи, когда условия, в которых находятся люди, не соответствуют критериям городской программы.

К тому времени соцработники и сотрудники благотворительных организаций уже обращались к нам и с просьбами оплатить покупку лекарств – бездомные не самые здоровые люди в обществе. И мы решили расшириться и на это направление. Лекарства, медицинские процедуры, операции – это тоже проблемная зона в сфере бездомности. Бездомные, как правило, неимущие и купить им лекарство просто не на что, эта потребность тоже вполне конкретная. Сложность с этим направлением в том, что тут не предугадаешь, когда и сколько средств понадобится. Сами организации могут собирать пожертвования на покупку лекарств через социальные сети, но это требует от них дополнительных ресурсов. Мы, таким образом, взяли часть этой работы на себя.

Отсутствие средств у бездомных рождает проблему и с восстановлением документов. Средств на оплату пошлины за, например, восстановление паспорта у многих из них нет. А наличие паспорта – это минимальное условие для жизни в обществе. Оплачивая пошлину, мы, так сказать, способствуем их социальной легализации.

Сосредоточенность на конкретных видах помощи позволяет нам не растекаться в критериях, кому помогать, хотя вопрос этот весьма неоднозначный. Наши ресурсы ограничены – не только финансово, но и по затратам времени, сил. Мы работаем только как волонтеры, и все 100% собранных средств тратим на помощь. Лучше надежно выполнять обещанное, чем пытаться решить все проблемы. Еще мы помогаем небольшими консультациями, когда сами по разным причинам не можем помочь финансами.

— Как организована ваша работа? Сколько сотрудников занято? Вы как-то контролируете людей, которым помогаете?

— К нам обращаются соцработники, сотрудники различных петербургских благотворительных организаций («Ночлежка», «Мальтийская служба помощи», «Друзья на улице», «Защита детей» и других), с которыми за эти годы у нас установилось сотрудничество. Тут надо сказать, что сами мы напрямую бездомным не помогаем – с одной стороны, потому что у нас нет для этого возможностей, с другой стороны,  мы доверяем сотрудникам организаций, в которые как раз и приходят люди за помощью, – у этих организаций значительно больше опыта и навыков взаимодействия. То есть мы помогаем помогающим: у них нет свободных средств на неожиданно возникшие нужды, а мы эти средства предоставляем, причем с минимумом бюрократии и оперативно.

Наиболее стандартный алгоритм, когда от сотрудника по электронной почте мы получаем просьбу, кому и с чем помочь, и анкету, которую заполняет нуждающийся. Раньше мы просили самих сотрудников написать «историю», но с анкетой процедура упростилась и появился небольшой реабилитационный момент: в момент заполнения человек описывает свою историю, положение, в котором находится, свои планы, что позволяет ему подумать об этом, проанализировать. И в какой-то степени он должен проделать работу, а не просто «попросил – получил». Иногда – к сожалению, реже, чем хотелось бы, – соцработники, оценивая возможности подопечного, просят его сделать собственный вклад в оплату той же пошлины. Но жестких условий тут нет. Чтобы вести работу на принципе комплиментарности, нужно серьезное сопровождение, психологический анализ.

В случае с лекарствами мы также просим прислать официальные медицинские рекомендации, назначения, которые должны убедить, что человек не просто что-то сам захотел. Убедить не только нас, но всех, кто финансово поддерживает наше сообщество, всех, кто вносит пожертвования в его бюджет. Когда просьба и анкета получены, мы выделяем средства. Принципиальный момент – никаких наличных подопечным мы не даем.

Анкету, чеки, медицинские показания мы публикуем в наших аккаунтах для отчета. Персональную информацию в анкетах и чеках мы замазываем. Прозрачность деятельности, информативность, открытость – на наш взгляд, самый надежный способ дистанционного доверия. Помимо своих данных для связи мы публикуем рабочие контакты сотрудников организаций, чтобы желающие могли проверить информацию.

Из постоянных участников сообщества – два координатора и несколько жертвователей, ежемесячно перечисляющих какие-то суммы. Плюс некоторое количество тех, кто переводит нам средства, откликаясь на наши посты или специальные обращения. Из пожертвований складывается бюджет.

Как такового контроля за эффективностью потраченных средств нет. Лекарства – это жизненно необходимо. Без пошлины нельзя восстановить документы. Это такие потребности, которые должны быть удовлетворены. Что касается отправки домой, то сотрудники организаций проводят проверку, есть ли к кому ехать, иногда мы сами этим занимаемся, есть специальные техники, но доедет или не доедет – как это проверишь? Главное – человеку был дан шанс.

— Случается ли, что одни и те же люди обращаются к вам неоднократно? Если да, то почему это происходит чаще всего? И что вы делаете в этом случае? 

— Мы ведем базу. По паспортам практически один или два раза обращались дважды. Не критично. По лекарствам стараемся помогать столько, сколько попросят. Хотя, когда истории получаются долговременными, то обсуждаем с сотрудниками, что можно сделать. Бюджет у нас небольшой, и наши партнеры рассчитывают на то, что мы будем помогать им в текущей работе, с новыми нуждающимися.

— Как Вы оцениваете эффективность работы вашего проекта?

— Для нас, как координаторов, важно обеспечить оперативность и бесперебойность взаимодействия. То есть мы должны заботиться о том, чтобы, с одной стороны, не остаться без средств, а с другой – быстро откликнуться. Пока за время существования сообщества мы всего один или два раза отказывали из-за отсутствия у сообщества средств. Также важен момент востребованности – если к нам обращаются снова и снова, значит, то, что мы делаем, нужно.

— Есть мнение, что НКО выполняют работу, которую вообще-то должны выполнять государственные структуры. Как Вы к этому относитесь? И конкретно по поводу вашего проекта — не должно ли государство помогать неимущим приобретать необходимые лекарства и прочее?

— Вообще, государство, с его ресурсами, должно быть главным в оказании помощи: если не оказывая само необходимые услуги, то финансируя тех, кто их оказывает. Но государство у нас такое, какое есть, и что оно должно и что оно может, это очень серьезный, большой разговор. Помощь государства может быть непосредственная, а может быть косвенная – через создание благоприятных условий для деятельности благотворительных организаций.

Есть позитивные примеры, когда НКО открывает государству глаза на проблему и заставляет заняться ею, и НКО может переключиться на что-то другое. Явно позитивно для общества то, что НКО создают некую конкуренцию государственным организациям, таким образом мотивируя последние на прогрессивные изменения. Но есть и негативные примеры, когда и без того консервативное, бюрократическое государство еще более ужесточает условия получения помощи – например, через перекрытие каналов финансирования для НКО.

Если отвечать на конкретный вопрос, то да, государство должно обеспечивать всех нуждающихся лекарствами, должны быть доступные центры для попавших в тяжелую жизненную ситуацию. Государство должно, потому что общество делегировало ему и оно вроде как само декларирует ответственность за жизнь и здоровье граждан. Но все, как мы понимаем, значительно сложнее.

— Как финансируется «Билет домой»?

— Проект финансируется из добровольных пожертвований — ежемесячных наших, некоторых постоянных жертвователей и тех, кто откликается на обращения. В каждом посте, который публикуется в аккаунтах в ЖЖ, в ВК, в FB, есть информация, как поддержать сообщество. По всей видимости, наши подписчики в социальных сетях и делают пожертвования. Специальной работы по поиску подписчиков — потенциальных жертвователей не проводится.

Раньше мы практиковали обращения по сбору средств по конкретным поводам: собрать деньги на билет или на дорогое лекарство. Но сейчас от этого практически отказались — это требует pr-креатива, времени.

В связи с повышением величины пошлины за восстановление паспорта (с 500 до 1500 рублей, то есть за те же деньги раньше помогали троим, а теперь одному, при этом количество-то бездомных не уменьшилось) и ростом цен на лекарства мы, конечно, переживаем за наши возможности помогать хотя бы в том же объеме.

Официальный блог благотворительного сообщества «Билет домой»: bilet-domoy.livejournal.com

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply