«Мы видим свою задачу в том, чтобы оказывать детям реальную систематическую помощь»


У компании «РусГидро» много долгосрочных социальных проектов. Об одной из них – волонтерской программе «Молодая энергия», направленной на социально-профессиональную адаптацию воспитанников детских домов, – «Филантроп» поговорил с Еленой Аксеновой, директором корпоративного университета гидроэнергетики, филиала ПАО «РусГидро».

Елена Аксенова

Елена Аксенова

— Елена, расскажите, как пришла идея делать волонтерские проекты в компании? Насколько это долгая история?

— Программа «Молодая энергия» реализуется компанией более трех лет. Это не первый волонтерский проект РусГидро. Но первый, который направлен на решение сразу нескольких задач – от интеллектуального развития молодежи в регионах до удовлетворения кадровых потребностей компании. Мы осознали необходимость такого проекта несколько лет назад, когда проанализировали ситуацию у нас в регионах, особенно в дочерних ремонтных предприятиях, где необходимы рабочие кадры. Еще одной предпосылкой к появлению этой инициативы стало усилившееся внимание государства к вопросам социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Кроме того, у нас уже был опыт в этой сфере. И вот на стыке всех этих интересов, нашего опыта и нашей мотивации, возник проект «Молодая энергия».

— Что в результате он дает детдомовским детям?

— Проект направлен на создание системы социально-профессиональной адаптации воспитанников детских домов. Его цель – подготовить ребят к осознанному выбору и к обучению профессии, а затем дать им возможность прийти на работу в крупную, серьезную компанию, которая поможет построить успешную карьеру. Проблема профессиональной адаптации детей-сирот для России очень актуальна. Начиная самостоятельную жизнь, такие дети зачастую попадают в неблагополучную социальную среду, как результат возникает серьезная проблема со вторичным сиротством, когда они своих детей отдают в детские дома, и так далее.

— Скажите, почему вы решили работать именно с детьми-сиротами? Уже до начала этой программы были сложившиеся контакты с детскими домами?

— У нас был личный опыт взаимодействия с воспитанниками детских домов. РусГидро – социально ответственная компания: исторически так сложилось, что наши сотрудники оказывают детским домам помощь – материальную, помогали с ремонтом, устраивали детские праздники.

— То есть появление волонтерской программы стало следующим логичным шагом?

— Да, это следующий шаг, который достаточно сильно изменил подход к социальной помощи, от передачи материальных ресурсов мы перешли к созданию среды, которая поможет детям подготовиться к самостоятельной жизни.

В рамках программы силами волонтеров мы проводим специальные мероприятия, которые позволяют ребятам познакомиться с миром профессий. Это очень важно для всех детей, включая и тех, кто живет в семье. А для воспитанников интернатных учреждений это серьезный шаг в развитии. Воспитатель, повар, парикмахер – зачастую это все, что они знают о мире профессий. Это серьезное препятствие для оценки собственных ресурсов и осознанного выбора профессии.

Кроме того, выпускники интернатных учреждений очень ограничены в выборе профессий и нормативно: они могут учиться только в учреждениях, где есть полное соцобеспечение. И это, как правило, никак не учитывает их способности и интересы, которые зачастую они даже сами не осознают, а также никак не связано с профессиями, востребованными в регионе или просто интересными современной молодежи. Поэтому в рамках программы мы знакомим ребят с миром профессий, а также с энергетикой и гидроэнергетикой. Мы проводим экскурсии на гидростанции и даже даем возможность ближе познакомиться с какой-то специальностью. Например, у нас был очень интересный опыт, когда мальчики примеряли на себя профессию водолаза на гидростанции. Они реально облачались в водолазные костюмы, вникали в суть профессии – общались с водолазами.

— Интересно, а понырять дали? Это, наверное, вообще бы восторг вызвало у мальчишек.

— Нет, нырять сразу нельзя – нужны специальные навыки. Но все это происходило в условиях, приближенных к реальности, – на берегу реки, на лодке… То есть мы рассказываем ребятам о нашей отрасли, о профессиях, даем возможность что-то попробовать. Также мы выстраиваем программы летнего трудоустройства. Это очень важно для детей из детских домов, потому что дает возможность не только чуть-чуть подработать, но и побыть в другом коллективе, расширить мировоззрение.

Каскад Кубанских ГЭС. Экскурсия

Каскад Кубанских ГЭС. Экскурсия

— К себе в компанию их берете на лето?

— Да, мы берем их к себе на работу – от двух недель и больше. Они работают с нашими сотрудниками, выполняют какие-то простые функции. Каждое утро приходят на работу и пробуют себя в той или иной энергетической профессии.

— И за этот период они получают какие-то деньги?

— Обязательно. Дело в том, что у этих ребят, в отличие от домашних детей, очень высока мотивация на быструю профессионализацию. Они, понимая свою ситуацию, готовы получать  рабочие профессии,  не очень престижные среди других детей. Особенно если это интересно и дает какую-то устойчивость, безопасность и возможность дальнейшего движения и роста.

— Вы говорили, что еще готовите ребят к профессиональному обучению. Как это происходит?

— Мы проводим для них специальные занятия, нанимаем педагогов, чтобы подтянуть по общеобразовательным предметам, дать возможность сдать нормально ЕГЭ или ГИА. Кроме того, когда они уже приходят в техникумы, важно, чтобы они смогли там остаться и учиться. Директора детских домов рассказывают: «Мы устраиваем ребят в самые хорошие техникумы, в морское училище, например, куда многие мечтают попасть. Но они не могут там учиться из-за низкой базовой подготовки». Поэтому подготовка к обучению после детского дома – очень серьезная тема.

Мы понимаем, что ребята, которые воспитываются в детском доме, получают недостаточно информации о современном мире. Для того чтобы это компенсировать, мы создаем в детских домах специальные развивающие центры, покупаем технические конструкторы, развивающие программы, даже оснащаем кабинеты психолога разным инструментарием. Даем ребятам возможность наращивать компетенции, которые им потом будут нужны в технической, инженерной сфере.

— Кроме подтягивания по предметам и профориентации вы еще что-то делаете?

— Конечно. Второе важное направление – социальная адаптация. Детский дом – это закрытое учреждение. Даже если дети учатся в обычной школе, все равно у них ограниченная среда общения. Когда приходят волонтеры, молодые или зрелые люди, которые уже и профессию выбрали, и много чего в жизни повидали, они могут ребятам рассказать о профессии, культуре, истории, религии. Кто-то спортом с детьми занимается. Также мы организуем экскурсионные и спортивные выезды, привлекаем ребят к участию в разных благотворительных акциях, которые делаем для сотрудников компании. Для детей это окно в совершенно другой мир. Это помогает развивать и коммуникативные, и командные, и адаптивные способности – то, что будет им необходимо в жизни.

Третье направление – помощь ребятам в определении целей. Понимание ресурсов, собственных особенностей. В разных регионах это реализуется по-разному, тем не менее ребята должны ориентироваться, им необходима юридическая и бытовая грамотность. В этом тоже помогают волонтеры.

— Как у вас получается организовать волонтеров? Как создаются команды в регионах?

— Сейчас этот проект реализуется на шести наших станциях и в трех детских домах, находящихся под крылом РАО ЭС Востока (это наша дочерняя структура). Там волонтеры тоже очень активно работают с детьми. Причем у них это получается очень хорошо: уже 4 выпускника детских домов, закончив 9 класс, пришли работать на станции тепловой генерации.

— Недавно пришли?

— Буквально после прошлого учебного года. В тепловой генерации это возможно – ребята сразу попадают в трудовой коллектив, где работают их наставники, с которыми они уже познакомились ранее, в детском доме.

— Кто в основном становится волонтером?

— Преимущественно сотрудники филиалов компании, потому что программа идет именно в регионах, где есть гидростанции. Это и оперативный персонал, например машинисты гидроагрегатов, и инженерно-технический персонал. Это и молодые сотрудники (у нас Молодежные советы в некоторых регионах занимаются программой), и взрослые люди, которые вырастили своих детей, но сохранили желание и силы помогать. Для нас очень важно, чтобы детский дом был близко к станции: так волонтеры могут приходить туда по вечерам, в выходные дни.

— Вы их как-то готовите к походам в детский дом?

— Конечно, прежде чем волонтер приходит в детский дом, мы проводим специальную программу подготовки — регулярные семинары для волонтеров.

Отдельная тема – взаимодействие с педагогами детских домов. Нужно, чтобы ресурсы волонтера были правильно использованы, чтобы он встраивался в единую программу воспитания детей. Мы проводим совместные семинары для педагогов и волонтеров. Это очень хороший формат, потому что наши консультанты – профессиональные психологи, они помогают волонтерской команде и команде педагогов создать программу, выстроить принципы взаимодействия, определить общие цели и так далее.

— Насколько долго сотрудники готовы заниматься волонтерством? Обычно довольно сложно бывает сохранить постоянную команду. Возможно, есть костяк долговременных участников и те, кто появляется иногда?

— Программа идет три года. Некоторые волонтеры у нас работают с момента запуска программы. Мы действительно в последнее время стали очень много внимания уделять не только методической подготовке волонтеров, но и их поддержке, в том числе психологической. Периодически мы проводим консультации с психологами по скайпу, чтобы снять проблему эмоционального выгорания у волонтеров и помочь им сохранить внутренние ресурсы. То есть у нас не только очные семинары, которые проходят раз в год, но и постоянная дистанционная поддержка со стороны специалистов, которые волонтеров уже знают: они их обучали – они их и поддерживают.

— Может быть, как раз благодаря тому, что у вас есть продуманная система поддержки, волонтеры и остаются на долгое время. А кто координирует программу?

— Менеджер проекта – Анна Степанова, сама профессиональный психолог. Основная задача Анны – организационно поддержать этот проект. Мы готовим и нормативные документы. Ведь прежде чем начать работу с детским домом, мы утверждаем проект в министерстве. Затем проводим семинар для педагогов, где рассказываем и о проекте, и о психологических особенностях детей-сирот. Уже в ходе реализации проекта мы приглашаем педагогов участвовать в наших регулярных семинарах для волонтеров – это дает фантастический результат, так как формируется единое понимание проекта и волонтерами и педагогами, общее поле принятия решений, единое мировоззрение – в общем – команда!

Помимо этого, задача менеджера проекта – создать нормативное поле и внутри компании: методически поддерживать волонтеров, помогать реализовывать программы консультационной, психологической поддержки и решать возникающие проблемы.

— Увеличивается ли в компании число сотрудников, желающих примкнуть к числу волонтеров?

— Да. После того как подготовленные нашей командой ребята приняли участие в соревнованиях JuniorSkills и показали впечатляющие результаты, число волонтеров от компании увеличилось. WorldSkills – это международное движение, к которому присоединилась и Россия. В нашей стране была инициирована Программа ранней профориентации и основ профессиональной подготовки школьников JuniorSkills в рамках движения WorldSkills Россия. Наши воспитанники детских домов участвовали в соревнованиях JuniorSkillsв прошлом году и очень успешно: заняли первые места. Это дало возможность привлечь еще один тип волонтеров – мы называем их «профессиональными». Это люди, которые рассказывают не про энергетику в целом, а формируют реальные навыки – в данном случае электромонтажные. Ребят учат читать электросхемы, собирать электротехнические устройства, находить ошибки в схемах, включать  генераторы, трансформаторы, лампочки. И они приобретают совершенно уникальный опыт: практический, ручной – начинают ремонтировать электрические розетки и т. п. Кроме того, они получают особый опыт взаимодействия с профессионалами. И, конечно, для регионов дети, которые съездили на чемпионаты и вернулись с победой, – это история большого успеха. Для ребят из детского дома – в особенности. Это очень хороший пример, как можно пробовать себя в будущей профессии.

Участники чемпионата JuniorSkills

Участники чемпионата JuniorSkills

— Вы сказали, что в гидроэнергетике нужен достаточно высокий профессиональный уровень. Я знаю, что компания сотрудничает с Дивногорским гидроэнергетическим техникумом. Этого уровня образования уже достаточно? Или у вас есть долгосрочные планы на будущее, чтобы ребята пошли учиться дальше?

— Здесь многое зависит от возможностей самого ребенка. В принципе, уровня специализированного техникума достаточно. Нам нужно очень много рабочих: начиная от бетонщиков, сварщиков и заканчивая мастерами по ремонту агрегатов. Конечно, у нас есть дети, которые после детского дома пробуют поступать в институты. Возможно, после окончания техникума и прихода на работу в компанию кто-то захочет получить инженерное образование. Главное – задать вектор развития, дать стимул. А дальше все будет зависеть от интересов выпускника, способностей и мотивации.

— А как сотрудничаете с гидротехникумом?

— С Дивногорским гидротехникумом мы очень плотно работаем. Там сейчас учатся уже девять наших детей. Мы написали в прошлом году отдельную программу постинтернатного сопровождения: важно не просто определить ребенка в техникум, а сопровождать его до успешного окончания и трудоустройства. То есть это долгосрочный проект. Конечно, в ходе обучения в техникуме возникают ситуации, в которых требуется поддержка волонтеров и наставников. Наставники – это педагоги техникума, которых мы тоже специально готовим к работе с нашими детьми. После реформирования Дивногорский техникум объединили еще с одним учреждением, у которого есть опыт работы с воспитанниками из детских домов. Для нас было важно, чтобы педагоги обменялись навыками, мы проводили для них специальные семинары.

— Получилось объединить?

— Да, судя по тому, как дети учатся, постепенно процесс идет.

— То, что вы делаете, очень похоже на то, что делают НКО, специализирующиеся на работе с детьми-сиротами: адаптация, обучение, сопровождение, наставничество… Складывается впечатление, что у вас в компании сформировалось некое звено, которое работает как благотворительный фонд. Это так? И есть ли у вас сотрудничество с какими-то НКО в этом процессе?

— Когда мы выстраивали свою программу, конечно, смотрели на опыт благотворительных фондов и волонтерских организаций, чтобы расширить инструментарий, который нам может быть полезен. Представители этих организаций нас консультировали, участвовали в подготовке наших волонтеров на первом этапе, знакомили со своими практиками. Сейчас у нас уже нет такого системного взаимодействия. Теперь мы сами рассказываем, в том числе и НКО, о своем опыте, потому что наш опыт действительно особый. Недавно мы встречались с компанией, которая хочет сделать подобный проект: с целевым набором на обучение по своим профессиям, но в других регионах. Им был очень интересен наш трехлетний опыт: как проект развивается, какие были проблемы.

Мы видим свою задачу в том, чтобы оказывать детям реальную систематическую помощь. Сейчас большинство волонтерских проектов, направленных на помощь детям-сиротам, носит в крупных компаниях характер разовых акций. Например, устроить праздник, вручить подарки к Новому году и вернуться в детский дом только через год. Для нас же важно, чтобы волонтеры сопровождали ребят достаточно долго. Эти дети особенно чувствительны к личным контактам: видя нового человека, они возлагают на него определенные надежды. Им нужен опыт коммуникации, значимый, взрослый опыт.

Мы своих волонтеров ориентируем на то, что основная задача – профессионализация. Но уже есть прецеденты, когда волонтеры усыновляли детей. У нас в компании существует специальная программа поддержки: сотрудники, которые усыновили детей, получают финансовую помощь.

— Здесь, думаю, большую роль играет личностный фактор. Благодаря тому, например, что Анна, менеджер проекта, – психолог, возможна профессионально выстроенная поддержка волонтеров. Раз действует еще и программа поддержки усыновления, вероятно, в компании есть люди, которые лично вовлечены в тему?

— Безусловно. Надо сказать, что РусГидро всегда являлось социально ответственной компанией. Было много разных волонтерских проектов – экологических, медицинских. Руководство компании горячо одобряет социальные инициативы.

Я считаю, что в социальных проектах очень важна персональная и кадровая составляющая.

— Осенью на форуме People Investor вы говорили, что 9 выпускников поступили на профильные специальности и трое уже работают в компании. Сейчас, наверное, статистика немножко изменилась. Хотелось бы ее зафиксировать.

— Да, она изменилась. Сейчас уже 16 выпускников детских домов поступили на профильные специальности техникумов и вузов, 6 (шесть)  человек приняты на работу на тепловые станции холдинга «РАО Энергетические системы Востока» (входит в Группу «РусГидро»).

На вручении премии HR-Бренд

На вручении премии HR-Бренд

— Последний вопрос, который хотелось бы задать: что, на ваш взгляд, это дает компании? Понятно, что не только приток рабочей силы, но и дополнительные «бонусы», связанные с вовлеченностью сотрудников, с лояльностью к компании. Возможно, улучшаются отношения с местной властью. Что вам кажется наиболее значимым?

— Во-первых, мне кажется, что это очень хорошая сфера самореализации для наших сотрудников. Опыт взаимодействия с ребенком универсален, он помогает и в отношениях с собственными детьми, и вообще в любой коммуникации. Например, когда инженер имеет возможность раскрыть себя в коммуникативной сфере, в сфере воспитания, это развивает его не только как личность, но и как будущего руководителя.

Безусловно, это повышает лояльность сотрудников к компании. Потому что социально значимая деятельность – это разделение корпоративных ценностей. Также это позволяет сплотить коллектив.

Если говорить о компании, то мы рассматриваем этот проект как весомую программу кадрового рекрутинга. И, конечно, это позиционирование компании: и бренд, и социальная ответственность. В этом году мы получили оценку экспертного сообщества – премию «Лучший социальный проект России». Это подтверждение того, что мы все делаем правильно.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply