«Это расстрельная должность»: эксперты об отставке Павла Астахова


Уполномоченный по правам детей Павел Астахов покинет свой пост после окончания отпуска. 4 июля информацию подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. При этом представитель Кремля отметил, что говорить о том, кто заменит Астахова, преждевременно.

12716532_781416588631669_1453753750_n

Фото из инстаграма Павла Астахова (rfdeti)

За неполные семь лет своей работы на посту омбудсмена Павел Астахов часто попадал на телевизионные экраны и первые полосы газет, при этом оценка его работы со стороны профессионального сообщества всегда была неоднозначной.

В очередной раз Павел Астахов оказался в центре внимания после встречи с детьми, выжившими на Сямозере. Во время посещения больницы омбудсмен обратился к ребенку с вопросом: «Ну чего, как поплавали?». После этого на Change.org появилась петиция с призывом отправить Астахова в отставку, ее подписали более 150 тысяч человек.

Эксперты в области сиротства рассказали «Филантропу» о том, что оставил после себя Павел Астахов и зачем нужна должность уполномоченного по правам ребенка.

«Он привлек огромное внимание к теме»

Елена Альшанская, президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

альшанская

Фото пресс-службы фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

«Я хочу отметить, что любой, кто придет после, окажется в очень сложной ситуации. Благодаря Астахову должность уполномоченного по делам ребенка стала действительно известной. Человек пришел из телевидения, он умел это делать, он очень активно продвинул саму должность и проблематику вместе с ней в средства массовой информации, в телевизор. Ведь у нас очень много разных уполномоченных – по делам предпринимателей, интернет-уполномоченные и так далее, но они известны лишь в своей узкой сфере. Мы практически ничего про них не знаем. Они плохие? Хорошие? Помогают?

После Астахова любому будет сложно, особенно в начале. Это будет расстрельная должность. Преемник Астахова получит проблемы, которые будет сложно решить, а при этом любое его решение, любая его ошибка будут на виду. Через одного после Астахова, кстати, будет проще.

Но это не минус, это в общем-то плюс. Не для этого человека, а для общества. В нынешней ситуации, при нынешнем законодательстве очень важно такое пристальное внимание.

Еще один пример — «закон Димы Яковлева», который сейчас много вспоминают в связи с уходом Астахова. Это был совершенно плохой этически, в чистом виде политический шаг. Но он привлек огромное внимание к теме. Тема социального сиротства, интернатов не просто попала на первые полосы газет и на телеканалы, эта ситуация привела к важным решениям в интернатной системе, которые до этого не принимались годами.

Есть два ключевых момента в этой работе.

Первое – это огромное количество проблем в законодательной сфере, в области защиты семьи и детства особенно. Мы годами живем в ситуации, когда простейшие задачи не могут решиться. В сфере семьи и защиты детей нет единой структуры, они разнесены по разным ведомствам, по региональным и федеральным уровням. Нам же необходима современная четкая грамотная семейная политика, которая так и не появилась после распада СССР. Необходима серьезная аналитика реальной ситуации, системных проблем и понимание необходимых изменений.

Второе – это работа по конкретным частным случаям. Эта должность – посредническая, это прослойка между гражданами и государством, возможность для людей, которых никто не слышит, рассказать о своей проблеме. Причем, разбирая конкретные ситуации, важно анализировать, видеть системные сбои, а значит, иметь возможность провести полноценную системную работу.

В любом случае это очень важная должность, особенно в сегодняшней де-факто ситуации. У нас не работают многие процессы в законодательной системе и нарушены механизмы обратной связи. А речь идет о самой уязвимой аудитории – детях, которые не могут сами постоять за себя.

Сейчас в соцсетях звучит много имен кандидатов на место Павла Астахова, мое в том числе. Конечно, это очень лестно для меня – это большая оценка моей работы, надеюсь, что все эти люди будут поддерживать наш фонд и в дальнейшем.

Но вероятность, что мне предложат это место, равна примерно нулю. Это политическая должность. У нас процедуры выбора на подобные общественные должности очень непрозрачны.

Но я в любом случае желаю удачи и надеюсь, что выберут действительно достойного профессионала. А мы всегда готовы работать вместе. Ради реальных перемен для наших детей».

«У него было больше показухи в СМИ»

Александр Гезалов, эксперт в области сиротства:

Александр Гезалов«Вреда от Астахова было больше, чем пользы. Более бесполезного чиновника сложно вспомнить. Он поддержал «закон Димы Яковлева» и многое другое. Астахову не важна тема детства, ему важен он сам. История с посещением выжившей девочки из лагеря Сямоозеро это отчетливо показала. Ситуация, при которой человек является не частью системы, а самой системой, приводит к тому, что решение проблем детства происходит половинчато. Мы наблюдали абсолютно ненужные рейды по детским домам с переворачиванием матрасов, попытку уволить людей, давно и слаженно работающих в системе, войну с собственными уполномоченными (например, с петербургским омбудсменом Светланой Агапитовой). Это его логичный исход. Вместо Астахова необходимо назначить профессионала. Например, Агапитову, которая, что называется, в теме. Она ничего никому не доказывает, при этом прекрасно понимает, что нужно исправить и каким путем. У Астахова этой стратегии не было. У него было больше показухи в СМИ. Честно признаться, уже начало тошнить от того, что Астахов тут, Астахов там. Нужно было больше работать над законодательством, сотрудничать с общественными объединениями. Он себя отгородил от внешнего мира, приемы населения не вел. Опасаясь, видимо, показать незнание вопроса».

«Астахов вмешивался и решал»

Директор Фонда профилактики социального сиротства Александра Марова:

Александра Марова«На фоне шквала критики, которая обрушилась в последние дни на Астахова, мне хотелось бы сказать о том, что ему удалось сделать на посту уполномоченного. Не так давно был создан совет по профилактике социального сиротства при уполномоченном по правам ребенка. Было ощущение, что наконец-то появился шанс в оперативные сроки решить целый ряд вопросов. Во-первых, нахождение отказников в больнице, которые все еще туда помещаются, несмотря на постановление правительства, которое предписывает иной порядок действий. Во-вторых, Астахов всегда держал на контроле профилактику социального сиротства. В своих рабочий поездках он разговаривал с губернаторами. Мы вместе с омбудсменом соотносили данные по профилактике социального сиротства которые есть у него и наши и вместе думали над внедрением новых социальных технологий в регионах. В-третьих, все кто работает с детьми знают, что в детдомах живет много ребят, которых туда поместили родители в связи с тяжелой ситуаций. У нас была целая кипа документов. И вместе с Павлом Алексеевичем мы готовились к решению этой проблемы.

В какие сроки теперь будут решаться эти вопросы, сложно сказать, и в этом смысле работать с Павлом Алексеевичем было комфортно и результативно.

Не менее важно, что Астахов выстроил систему детских омбудсменов в регионах. До него этого не было. Понятно, что в каждом регионе своя специфика и свои результаты, где-то хорошие, где-то нет, но тем не менее система была выстроена, были заложены основы института уполномоченных.

Вспоминаю я и разные истории. Девочка в Новосибирске, большие проблемы со слухом, был серьезный риск, что ребенок оглохнет, требовалась операция, новосибирский Минздрав не реагировал. И только после того, как в дело вмешался Астахов и региональный омбудсмен Зябрева, проблема была решена и ребенка прооперировали. И таких история — масса. Да, система не идеальна. И там, где она была неидеальной, Астахов вмешивался и решал. Системно решать проблемы просто необходимо, но построение системы занимает много времени. Астахов выстраивал систему, параллельно оказывая конкретную помощь конкретным людям».

«Сложно судить и о позитивных плодах работы»

Глава Союза волонтерских организаций Владимир Хромов:

«Со стороны Астахова было много некорректных высказываний в самых разных формах, которые говорят, как минимум, об отсутствии элементарной человеческой этики. При этом я ни разу не Владимир Хромовсталкивался с негативными последствиями его деятельности на посту омбудсмена. При этом мне сложно судить и о позитивных плодах работы. Безусловно, я приветствую кадровые изменения в данном случае и надеюсь, что будет новый уполномоченный по правам ребенка, который реально займется проблемами детей.

Change.org – очень уважаемый ресурс. Слова Астахова о том, что «там действуют боты, которые накручивают голоса» необъективны. Я ни разу не встречал на этом ресурсе каких-то оскорблений, все тексты петиций выдержаны очень четко, аргументированы. То, что за неделю было собрано больше 150 тысяч подписей о многом говорит. Люди, услышав фразу «ну чего, как поплавали?», возмутились и обратились к власти с просьбой отправить Астахова в отставку».

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий