«Двойные стандарты в секторе НКО действительно существуют»: Татьяна Задирако о едином этическом кодексе


Этика не стоит на первом месте в списке приоритетов НКО.  От нее в жизни организаций мало что зависит. Среди коллег нет единого мнения даже о том, нужен ли всем НКО единый этический кодекс. Если проблемы и обсуждаются, то в основном в закрытых или тематических группах.  К этим и другим важным выводам пришли авторы исследования «Этика в работе НКО», проведенного Центром оценки общественных инициатив ИППИ НИУ ВШЭ по заказу благотворительного фонда «Социальный Навигатор». О том, как использовать результаты этой работы и почему важна саморегуляция в вопросах этики, «Филантропу» рассказала исполнительный директор фонда Татьяна Задирако. 

Презентация исследования «Этика в работе НКО» в центре Благосфера

— Нужен ли социальному сектору единый этический кодекс?  Стоит ли договариваться именно сейчас? 

— Я считаю, что уже сегодня социальный сектор может создать единое понятийное поле и определить, что хорошо и что плохо. Мы можем прийти к общему мнению в выработке этических стандартов по отраслям работы НКО, вопросах финансовой дисциплины при сборе денег на частные карты, уважении к донорам и благополучателям, развитии волонтерства, особенно во время пандемии. А дальше каждая организация может приспособить основной кодекс под свою сферу деятельности и целевую аудиторию. 

Если организации начинают договариваться об этике, значит, рынок хорошо развит и диверсифицирован. Но единое понятийное поле у нас еще не сложилось.

На презентации исследования эксперты говорили, что единый кодекс не нужен. За два с небольшим года работы проекта «Этика в работе НКО» мы обнаружили главные точки напряжения: социальный сектор не хочет обсуждать этику публично, НКО часто считают, что единый кодекс сложно создать и сор из избы выносить нельзя. Между коллегами по сектору нет согласия о том, что договариваться надо именно сейчас. 

В данный момент сектор активно обсуждает этические коллизии, но «за глаза» и тихо. Мы не выносим разговоры во внешний мир.

И консенсуса на тему этики в  социальных сетях, где обсуждение и происходит,  нет даже приблизительно.  Именно поэтому сейчас, по моему мнению, подходящий момент для запуска открытой дискуссии. Представьте две НКО, между которыми возникла этическая проблема. Они не входят  в состав одной профессиональной ассоциации, таких, например, как «Форум доноров», и не могут прибегнуть к механизмам этического регулирования внутри ассоциации.  Из тупика здесь можно выйти только по обоюдному согласию. И для этого необходим профессиональный медиатор, который беспристрастно учтет интересы всех участников обсуждения дилеммы. Проблема еще и в том, что в процессе медиации выясняется, что одна их сторон была неправа. И людям трудно принять внешнюю оценку и признать собственную неправоту. 

— Какие направления движения определились по результатам исследования?  С чего начать работу? 

—Мы поняли, что по нескольким вопросам взаимопонимание есть. Это этичный фандрайзинг, взаимоотношения внутри коллектива, использование НКО человеческих ресурсов и взаимоотношения с благополучателями. Теперь люди хотят получить  инструменты для оценки своей работы с точки зрения этики.  На следующем этапе мы бы хотели собрать библиотеку кейсов из практики, которые продемонстрируют, как был разрешен тот или иной  этический конфликт. Лично у меня есть уже три таких кейса. В ближайшие два-три года мы надеемся организовать обучение НКО на основе анализа этих примеров.

Параллельно с этой работой нужно продолжать обсуждать этические дилеммы публично. В течение двух лет мы, в частности, делаем это на открытых заседаниях Этического Клуба. По итогам 2019 года в заседаниях участвовали 118 представителей НКО, 60  представителей бизнеса, 6 — органов власти и 14 — научного сообщества. 

— Приживаются ли в социальном секторе этические постулаты?  

— Медленно приживаются. Почему? Этический кодекс НКО не сформируется, пока не появится запрос от рынка. Когда донор откажет НКО в финансировании или получатель помощи не воспользуется услугами НКО из-за ее неэтичного поведения, можно будет сказать — запрос рынка сформирован.

Если мы не хотим, чтобы пришел внешний регулятор и сказал нам, как себя вести в области этики, нужно разрабатывать собственный кодекс.

Это элемент саморегуляции сектора. Пока ее у нас нет, но мы идем в этом направлении. Наше исследование — отправная точка, попытка понять, что сейчас происходит в секторе с этикой. Мы сами хотим начать формировать этот запрос на рынке.  

— Назовите, пожалуйста, ваши главные инсайты по итогам исследования. 

— Во-первых, многие опрошенные нами представители НКО утверждают, что обсуждение этики наносит ущерб рынку. Однако гипотеза эта не подтверждается на практике. Посмотрите на дискуссию вокруг Лиды Мониавы. Какие бы ни велись разговоры, ни на финансовую ситуацию в организации, ни на ее репутацию они никак не влияют, во всяком случае, пока.  

Во-вторых, исследование подтвердило, что двойные стандарты в секторе НКО действительно существуют. 

Благотворительность — чувствительная тема. Все хотят быть добрыми и хорошими. Социальная индульгенция выписывается просто за то, что организация помогает социально одобряемым категориям населения, например, больным детям. Но не все НКО, помогающие детям, являются профессиональными, прозрачными, подотчетными, законопослушными и этичными.  

В-третьих, мы обнаружили, что сотрудники НКО не связывают этику с другими вопросами работы организации. Но перевод денег на личные карты — это не только этика, но и целеполагание, и финансовая дисциплина, и вопросы управления, проектной деятельности. То есть этическая дилемма является частью более масштабной проблемы.

— Есть масса сходных по природе этических вопросов, которые уже решены в бизнесе или в зарубежных социальных организациях.  Что мешает пользоваться наработками? 

— НКО могли бы воспользоваться этим опытом, если бы им это было нужно.

Но если успех организации не зависит от соблюдения этических норм, но незачем тратить на это ресурсы.

Обучение основам этики, между тем, не отнимает много времени и сил. Некоторые организации проходят через это и создают свои этические кодексы. А другие задумываются об этике только после возникновения проблемы: сотруднику не выплачены деньги или по неясной причине услуга оказана благополучателю вне очереди. И думать об этике в таких случаях начинают рядовые сотрудники, а не руководители НКО. 

— Что было самое сложное в процессе исследования и что самое приятное лично для вас? 

— В рамках проекта «Этика в работе НКО» мы провели более двух десятков встреч.  Самое сложное для меня лично было в том, чтобы найти деньги на эту работу. И мы провели исследование ровно тогда, когда появились финансы — грант Департамента труда и социальной защиты населения Москвы. К этому моменту у нас уже был опыт и понимание. Мы просто сложили все составляющие вместе. 

Очень приятно, что исследование на три четверти совпало с моими ожиданиями. Я поняла, что  не очень сильно ошиблась как руководитель организации, которая все это заварила. 

— На мой взгляд, НКО порой не видят в донорах людей с их потребностями, а только ресурс — финансовый и физический. Индустрия развёрнута лицом к себе, и право помочь нужно еще заслужить. Видите ли вы в этом проблему? 

— Согласна: НКО действительно не видят в донорах реальных людей, и это проблема. В таком случае мне, как частному донору, хочется сказать: «Если вы не можете уделить мне внимание, хотя бы поблагодарить, берите деньги в другом месте». В нашей стране социальными проблемами долго занималось государство. Сейчас некоммерческий сектор быстро растет и становится все более профессиональным. Мы пользуемся наработками зарубежных коллег, что приведет к повороту НКО в сторону доноров как людей, а не только финансово состоятельных функциональных единиц. Дорогу осилит идущий.  

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply