«Эта ракета заряжена бесценным топливом — энергией и энтузиазмом людей»: Нина Самарина о развитии малых территорий


Мудрые люди говорят: «Если ты недоволен миром, в котором живёшь, создай вокруг себя новый мир». Жить яркой, интересной, наполненной событиями жизнью возможно не только в крупном городе. Это доказывают своими делами многие жители малых российских городов и сёл. О том, как устроена благотворительность в самых небольших населённых пунктах страны и что помогает им развиваться, рассказала президент фонда «Содействие», председатель совета Альянса фондов местных сообществ Пермского края Нина Самарина.

Нина Самарина, фото из личного архива

От проектного мышления — к программно-развивающему

— Нина Николаевна, вы придумали и уже несколько лет проводите очень обаятельный конкурс — «Деревенька моя», для сельских проектов. Расскажите, в чём его особенность. 

— Конкурс проводит Альянс при поддержке региональных партнёров — фондов местных сообществ и ресурсных центров в 10 регионах. «Деревенька моя» запускает общественную активность, то есть это плуг, который рыхлит землю. Конкурс направлен на оценку внутренних ресурсов территории самими жителями. Ведь если ты оторван от городской «цивилизации» и не ощущаешь её ритма, тебе не хватает главного: информации, маяка, который указывает правильное направление. Благодаря конкурсу активисты на сельских территориях осознают, что, несмотря на многие сложности в селе, они в своей территории обладают большими ресурсами, сохраняют традиции, имеют большой потенциал, что главное у них — это люди, они не одиноки, находят единомышленников, которым также интересно что-то делать у себя в селе, не надеясь на власть. И конкурс — это первая ступенька для их развития и процветания территории, платформа для общественной консолидации.

Мы не даём никаких грантов и вообще не ставим целью финансировать сельские проекты. Конкурсный механизм — это стимул для того, чтобы под другим углом посмотреть на своё родное село.

Сельчане заново открывают свою территорию и осознают, что под ногами у них такие богатства и возможности! С 2018 года мы проводим межрегиональный конкурс в 10 регионах, а до этого конкурс был только в нашем крае. Сейчас к Пермскому краю присоединились Нижегородская, Оренбургская, Кировская, Ульяновская, Иркутская области, Республика Удмуртия и Республика Башкортостан, а в 2019 году — Самарская область и Красноярский край. Конкурсные номинации говорят сами за себя: «Самая инициативная территория», «Наша деревня — наше наследие», «Самая творческая территория», «Самая спортивная территория», «Самая преуспевающая территория». Последний конкурс 2020 года показал, что взгляд на жизнь в селе меняется, люди от проектного мышления переходят к программно-развивающему. То есть они стали более широко, перспективно ставить задачи. Количество заявок от участников конкурса ежегодно увеличивается. В 2020 году «Деревенька моя» сплотила жителей более 350 сельских территорий. 

— Как вам удаётся привлекать участников без материального стимулирования? 

— Победители у нас всё равно получают призы. Если это заявка от «спортивной территории», мы им дарим микрофоны для проведения спортивных соревнований, набор инвентаря, снаряжения; если творческая — синтезатор, дымовую машину или музыкальные инструменты и, конечно, компьютеры, а они очень нужны всем. В 2020 году из-за пандемии нам подавали заявки в электронном виде. Мы видели, что заявку писал не один организатор, а инициативная группа, а значит, жители поняли, что дело интересное, поддерживали заявку на общем обсуждении, высказывались за то, что стоит участвовать в конкурсе. Это конкурс оценки ресурсов местных территорий, который предлагает им самим подумать, где у себя в селе взять ресурсы для реализации проектов. И люди часто звонили нам и спрашивали — когда следующий конкурс, соседи участвуют, и мы хотим… 

— Самая преуспевающая территория — звучит амбициозно… Есть ли секрет, как захолустную, небогатую, далёкую от крупных городов деревню сделать преуспевающей?  

— Вдруг оказывается, что где-то появился фермер и поднял производство местной продукции или люди объединились и придумали проект фестивально-концертного мероприятия, которое станет точкой отсчёта для развития у них внутреннего туризма. Более того, конкурс стал площадкой по выявлению брендов территории: по итогам конкурса в 2019 году в Атлас лучших практик фондов местных сообществ РФ, ежегодно составляемый Альянсом ФМС Пермского края, добавлен раздел «Бренды территории», в который вошли пять лучших практик. К примеру, в селе Аламасово Нижегородской области проводится праздник русского платка: там бойко проходит торговля, устраиваются краеведческие выставки, концерты, показы моделей из платков, приезжают мастера художественных промыслов. До конкурса такой праздник проходил локально и тихо, где-то в скромном доме культуры. А сейчас он привлекает туристов не только из области, но и из других регионов, особенно в наше время, когда есть запрос развивать внутренние маршруты, познавать свои интересные места, привлекательные для туристов. А как вам фестиваль «Свадьба в Обломовке» (село Ивачево, Республика Башкортостан) или сельский туристический маршрут «Традиции и обряды Кряшен» (село Назаровка, Самарская область), день Ермака (посёлок Верхнечусовские Городки, Пермский край)? Одни только названия вызывают желание махнуть в дальнее село и полюбоваться на местные красоты. Так сугубо локальные мероприятия становятся знаковыми, брендовыми для района, области. Это уже не разовый проектный подход, а более масштабный. 

— А вдруг такой неуёмный житель начнёт что-то выдумывать, а односельчане пожмут плечами и скажут, памятуя меткое шукшинское: «Чудик какой-то, нам и без него хорошо». И уйдёт инициатива в песок… 

— Так поэтому и надо опираться на обратную связь при планировании проекта. К примеру, зачем строить спортплощадку или ставить качели, если никто не занимается спортом и детей в деревне нет, одни ветераны? Может, лучше расспросить этих ветеранов, что им нужно, и поставить скамейки, фонтан? Территория должна в своём развитии опираться на мнение большинства её жителей, предлагать реальные вещи, полезные всем, и жители не будут только пассивными потребителями, если смогут быть уверены, что их мнение учитывается местными властями при планировании.

Для этого и существует социальный паспорт как механизм формирования обратной связи, предложений и инициатив.

Можно сказать, что программа стимулирования социальной активности населения представляет собой трёхступенчатую «ракету-носитель»: конкурс «Деревенька моя» — это первый этап, социальный паспорт — второй, а школа фондов как коммуникационная площадка — третий. Эта ракета заряжена бесценным топливом: энергией и энтузиазмом людей, силой их горячих сердец, желанием сделать свою малую родину узнаваемой, благоустроенной, комфортной для жизни. 

Социальный паспорт как индикатор уровня жизни в малых территориях

— Ваша технология «Социальный паспорт территории» активно распространяется в регионах. Она помогает лучше понять потребности и возможности сообществ и эффективнее планировать деятельность фондов местных сообществ. Как вы пришли к этой разработке?

— Начну с истории. «Содействию» недавно исполнилось 16 лет. Эта организация создавалась при участии жителей сельских территорий. Тогда у них назрело очень много вопросов о том, как получить поддержку своих общественных инициатив. Кому-то хотелось построить спортивную площадку для детей, кому-то — купить музыкальные инструменты или костюмы для фольклорного ансамбля… Мы начали обучение людей проектной деятельности. Провели обучающие семинары, организовали в 2003 году первый межтерриториальный конкурс в четырёх сельских районах Пермского края. Лучшие проекты финансировали наши партнёры, представители бизнеса. В то время мы познакомились с благотворительным фондом «КАФ», нас горячо поддержала координатор программ фонда Лариса Аврорина. В 2005 году стали собирать средства уже как фонд поддержки сельских инициатив.

Тогда никаких НКО на селе ещё не было, в основном авторами проектов были работники муниципальных клубов, музеев, библиотек, школ. Отдельно мы объявили конкурс детских проектов «Сам себе волшебник». На их поддержку мы давали очень небольшие гранты, всего по 10 тысяч рублей. Было несколько проектов, которые придумали старшеклассники: они строили спортплощадку вместе с родителями, поскольку школы у них не было, они учились в другом селе, а когда возвращались, им негде было даже поиграть в мяч. Запомнился проект жителей села Шлыки «Ещё одно лето без пруда»: папа одного из ребят, бульдозерист, предложил очистить старый пруд своими силами. Родители и старшеклассники «всем миром» восстановили этот пруд, и это только лишь маленький пример того большого вклада потенциала жителей в решение своих проблем на территории. Мы задумались над вопросом, насколько эффективна наша помощь в сёлах, и для оценки результатов нашей работы пригласили независимого эксперта, который высоко оценил эти проекты жителей. Он предложил нам выйти на методический уровень и открыть ресурсную площадку для территорий, где люди могли бы получить консультации и как авторы проектов, и как общественные лидеры.

Мы тогда уже поняли, что надо заниматься анализом эффективности проектов и изменений в селе. 

— Как появилась идея социального паспорта?

— В 2011 году мы познакомились с канадской методикой Vital Signs, разработкой публичного доклада об уровне жизни по итогам опроса жителей. Немного приблизив методику к российским реалиям, мы разработали наш паспорт социальной активности территорий. С тех пор он внедряется и в нашем крае, и в других регионах. Уже около 30 территорий при нашем участии и консультировании подготовили такие паспорта, а сегодня в рамках реализуемого проекта КАФ «Активное сообщество» эта работа идёт в пяти сельских территориях трёх регионов: Пермского края, Удмуртии и Кировской области. В части территорий эти анкеты уже собраны и проанализированы, сейчас формируются уже сами макеты паспортов. 

В опросе есть ряд вопросов об уровне жизни территории, о качестве предоставляемых услуг и проблемах, с которыми сталкиваются жители при получении этих услуг. Но в анкете есть и вторая часть опроса, где жители в свободной форме могут ответить на вопрос: «А что же лично вы можете сделать для преобразования территории? Готовы ли вы принять участие в решении проблем в вашем населённом пункте?» Затем мы анализируем ответы, формируем паспорта и представляем публичные итоги населению. Кроме самих жителей здесь обычно присутствуют представители органов местного самоуправления, НКО, СМИ, бизнеса, депутатского корпуса. 

This slideshow requires JavaScript.

— Каковы самые заметные результаты у этой технологии? 

— По итогам создания социального паспорта мы получаем представление об уровне жизни сообщества в каждой из исследуемых территорий, определяем приоритеты для действий по устранению проблем, предлагаем конкретные шаги для повышения качества жизни в отдалённых сельских территориях. Это помогает нам увидеть не только точки активности, но и места, где не хватает услуг: в области бытового обслуживания, досуга, спорта, дополнительного образования. Где-то нет МФЦ, отделения банка, и приходится ездить в другое село, чтобы решить свои насущные проблемы, а где-то отсутствуют бытовые услуги, например парикмахерские, шитьё и ремонт одежды. Там, где сегодня видны эти пустоты, завтра может появиться точка роста: например, кто-то из молодёжи вернётся на малую родину и организует своё дело. Эта работа помогает заниматься информационно-методической деятельностью по развитию малого и среднего бизнеса в селе. Иногда этот бизнес возникает стихийно. Например, автобусное сообщение между сёлами и райцентром — практически на нуле, кое-где автобус ходит раз в неделю. А нужно самое элементарное, например в банкомате снять наличку, при этом отделение банка — за 30–40 км. И местный житель возит на своей «ГАЗели» всех нуждающихся по определённым дням, а жители сбрасываются ему на бензин и таким образом решают бытовые проблемы.

В крупных городах это называется каршеринг, а в деревне — просто попутка.

— Есть ли позитивные изменения на территориях, где уже есть паспорта?

— Да, в двух территориях Пермского края мы сделали повторные исследования, замеры и сравнительный анализ. В одной из них органы власти уделяли внимание результатам паспортизации, включали в свои программы инициативы местного населения, учитывали его предложения по улучшению качества на управленческом уровне. Там наблюдается улучшение отношения к власти, снижение напряжённости, меньше выявляется недостатков. Во втором районе этот паспорт положили в стол. И там ничего не развивалось, а властям объявили «импичмент» и в селе провели внеочередные выборы. Результаты паспортизации показывают: если внимательно относиться к этому инструменту обратной связи с населением, реагировать на болевые точки и запросы людей, тогда территория успешнее развивается.  

Задача Альянса — выращивать активистов на местах

— Расскажите о работе Альянса ФМС Пермского края. Какие цели он ставит?  

— К 2008 году в крае появились такие же организации, как и наша, работающие с общественной инициативой на селе и в малых городах. Мы собрались вместе и решили объединить усилия, создать Альянс фондов местных сообществ Пермского края. «Содействие» и фонд местного сообщества города Чайковский стали его учредителями. И теперь благополучно работаем вместе. Наша задача — тиражировать лучшие практики, обучать лидеров ФМС, организовывать коммуникационную площадку для других НКО. Альянс стал набирать силу и авторитет, передавать свои технологии в другие регионы. Плотно взаимодействуем в рамках совместных проектов, поддержанных БФ «КАФ» и Фондом президентских грантов совместно с партнёрами, в 10 регионах: два в Сибири и восемь в Приволжском федеральном округе. Задача Альянса — выращивать активистов на местах, продвигая технологии фондов местных сообществ вглубь. Есть региональные координаторы работы с Альянсом по продвижению ФМС в регионах, и мы тесно сотрудничаем, у нас общие технологии, мероприятия, проекты. Альянс стал постоянно действующей коммуникационной и информационно-образовательной площадкой, организовав школу фондов местных сообществ. Первая такая школа состоялась в 2016 году, и мы стабильно собирались два раза в год на несколько дней. Люди всегда с нетерпением ждут занятий, делятся опытом, уезжают в свои регионы окрылённые, с новыми знаниями и идеями. 

This slideshow requires JavaScript.

— Насколько для вас важна обратная связь, исследовательские инструменты, постоянный мониторинг изменений в обществе?

— Мы приглашаем экспертов федерального уровня, отслеживаем тренды в развитии благотворительности, местной филантропии, корпоративной филантропии, наблюдаем, как меняется политика крупных корпоративных доноров — тех, кто поддерживает инициативы местных территорий. Необходимо сказать, что фонд «КАФ» выступает флагманом этой поддержки. Нам приятно, что у нас такой стабильный партнёр с 2005 года. На одной из школ у нас были директор БФ «КАФ» Мария Черток и международный эксперт Глобального фонда поддержки ФМС Барри Найт, который познакомил нас со своим подходом к исследованию качества работы НКО в территории. И несколько фондов — участников школы вошли в его пилотное исследование, а результаты — в доклад для Глобального фонда. БФ «КАФ» впервые внедрил модель исследования ACT в работу с ФМС в России в ноябре 2017 года в рамках очередной школы ФМС в Перми. Мы, можно сказать, выступили первопроходцами. Модель была представлена на интерактивной сессии, где сами представители ФМС смогли принять участие в её адаптации и разработке индикаторов для России. Все участники сессии поддержали идею о том, что модель ACT хорошо применима к российским реалиям работы фондов, поскольку система показателей достаточно гибкая для того, чтобы учитывать местные особенности и факторы воздействия. 

Сейчас мы возвращаемся после перерыва, вызванного пандемией, в апреле у нас будет девятая по счёту встреча в формате школы ФМС.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply