«Документальное кино смотрят самодостаточные люди»


20-23 апреля в России пройдет пятый Открытый кинофорум «Шередарь» — фестиваль документального и игрового кино о благотворительности. Мы поговорили с Виталием Калининым, режиссёром, сценаристом, руководителем мастерских режиссуры ВГИК и председателем жюри кинофорума документалистом, о том, зачем снимать и смотреть фильмы на сложные темы.

Виталий Калинин. Фото предоставлено пресс-службой

— Виталий Серафимович, зачем нужен фестиваль благотворительного кино?

— Идея фестиваля родилась давно, в 2016 году. Была идея поощрить не только создание и создателей кино- и видеоконтента на благотворительную тематику, но и желание людей принести в этот мир больше позитива, тепла, любви и радости. Ведь несмотря на то что все работы, участвующие в конкурсной программе кинофорума, рассказывают о драматических, иногда трагических ситуациях, они, тем не менее, несут определенную мысль: жизнь прекрасна, и это самое ценное, что есть у человека.

Это абсолютно совпадает с идеями фонда «Шередарь», который является организатором кинофорума. Он занимается психологической и социальной реабилитацией детей после тяжелых заболеваний, и дух радости, детства — этим богата и ценна работа «Шередаря», так что открытый кинофорум, который создан для обмена взглядами на жизнь, личностного и профессионального развития, очень вписался в философию фонда.

— Как вы думаете, снимать фильмы на благотворительную и социальную тематику сложнее, чем на любую другую тему?

— В принципе, любой документальный фильм является социальным. Он рассказывает о людях и о том, где, как, зачем эти люди живут. Таким образом, документалистика — это, прежде всего, контакт, разговор человека с человеком. Вопрос в том, трудно ли снимать на социальную тематику, связанную с человеческим напряжением, с человеческими несчастьями, с борьбой человека? Сложнее. И установить эмоциональную связь с людьми, нуждающимися, переживающими трудности, бывает непросто: человек может быть закрытым, не хочет с вами разговаривать, считает, что у него вообще нет поводов с вами разговаривать. И задача автора — найти правильный подход.

Есть и другая сложность. Как рассказать о нужде, горе и нездоровье людям, которые, в целом, не испытывают горя, они здоровы и ни в чем особо не нуждаются?

Это требует от автора осмысленной тяги к тому, о чем он рассказывает. Тяги понимания: самое главное в нашей жизни — это то, что все мы — люди. Я говорю не о сердечности или жалости, а о сопричастности и сопереживании.

— Можно ли решить социальные проблемы с помощью кино?

— Искусство, в том числе и кино, не призвано решать проблемы. Искусство призвано показывать людям, как они живут.

Об этом очень хорошо сказал наш великий аниматор, режиссер, философ Юрий Норштейн: искусство должно мешать человеку жить. Кино рассказывает о тех вещах, над которыми люди должны задумываться.

А вот журналистика действительно помогает решать социальные проблемы. Ей свойственно умение активизировать общество. Именно поэтому в рамках кинофорума существует и телевизионная номинация. Мы понимаем, что телевизионное и журналистское сообщество быстрее реагирует на запросы общества и быстрее «пробивает» его. Образно говоря, журналистика – это сильные антибиотики, а кино — гомеопатия: мы, кинематографисты, медленно капаем на мозг, добиваясь нужного эффекта.

— Сложно ли сейчас снимать фильмы о благотворительности с финансовой, организационной точки зрения?

— В России существует три основных источника финансирования, на которые могут надеяться кинематографисты: государственные гранты, фонды и меценаты. Можно еще добавить фандрайзинг. Это не слишком крупные источники. Денег откровенно мало. Любому кино их не хватает. Но в истории кинематографа так было всегда, начиная с 1895 года.

При этом в сетке вещания каналов всего мира документальное кино занимает 40 %, потому что люди хотят видеть, как живут другие люди. Определенно, в этом есть перспективы и стоит задуматься о новых возможностях финансирования документального кино, в нашем случае, на благотворительную тематику. Мне кажется хорошей идея об ассоциации НКО, которые решала бы многие вопросы, в том числе и эти.

— Какие тренды можно отметить в развитии короткометражного игрового и документального кино?

— Один из них — движение в сторону кинотеатрального показа. Документальное кино возвращается в кинотеатры, как это было в советские времена. И это не только полнометражные фильмы, но и короткометражные. Да, можно посмотреть фильм и в интернете, но в кинотеатр человек идет целенаправленно, это подготовленный зритель, сопричастный.

— То есть документальное кино – для особенного зрителя?

— В документалистике нет понятий элитарная и неэлитарная. Зато есть – воспринятая и невоспринятая. Речь о толерантности. Насколько ты толерантен к проблеме, о которой тебе рассказывают?

В мире существует огромное количество проблем, которые люди принимают или не принимают: ЛГБТ, мигранты, расизм и т.д. Но если человек самодостаточен, он будет смотреть фильмы даже о тех вещах, которые ему не близки. Так что документальное кино смотрят самодостаточные люди.

— Вы говорите, что кино перемещается в пространство интернета, это еще один тренд?

— Пожалуй, да. Отвечая запросам времени, в этом году в список номинаций кинофорума «Шередарь» мы даже добавили новую – сетевой контент.

— Получается, сейчас любой может стать автором кино. Не размывает ли это профессию?

— Уверен, что нет. Вы можете снять фильм на телефон, но вы не станете профессионалом. Однако профессионалы могут снимать и на телефон. Я вот тоже в последнее время снимаю на камеру в смартфоне.

Кино, телевидение – самая демократичная форма высказывания. Возможно, интернет даст новый толчок: появится новое искусство, связанное с разговорами и показами своей внутренней жизни.

Профессионалы учатся использовать новые инструменты, говорить новым языком.

С другой стороны, видеоконтент в соцсетях, как правило, непрофессиональный, а порой, чудовищный: тут камера торчит, здесь герой стоит неправильно. На мой взгляд, фонды, частные лица, которые снимают видео на благотворительную тематику, должны учиться профессиональному языку кино, потому что профессионализм – источник достоверности. Ведь по сути искусство манипулирует человеком, мы хотим через кино донести некую идею, правильнее, честнее, искреннее. И для этого нужно знание.

Поэтому одна из важнейших составляющих кинофорума «Шередарь» — образовательная программа, где профессионалы кино делятся секретами своей профессии на мастер-классах и творческих встречах.

— Много ли работ участвует в конкурсе?

— В прошлые годы на конкурс приходило порядка трехсот работ. Мы принципиально принимаем работы и любителей, и профессионалов в разных форматах: игровые и документальные короткометражки, телевизионные сюжеты, видео.

— Что дает участие в кинофоруме «Шередарь» авторам кино?

— «Шередарь» открыл и открывает дорогу к следующим фестивалям для многих начинающих режиссеров. Стартуя с нашего фестиваля, они двигаются дальше, развиваются дальше, становятся мастерами и занимают определенную нишу в документальном и игровом кино. Так что цели, которые стоят перед кинофорумом, я уверен, достигаются на сто процентов.

Топ-3 документальных фильма-участника фестивалей прошлых лет. Выбор «Филантропа»:

«По дороге»

Режиссер — Екатерина Кутенко. Победитель Открытого кинофорума «Шередарь» в 2017 году.

Фильм выпускницы режиссерского факультета ВГИК Екатерины Кутеко.

Двое в пути и два обстоятельства: он и она, коляска и дорога. Двое молодых людей отправляются в путь, чтобы увидеть мир. Этот фильм о том, куда может завести мечта, какой Россия предстает перед путешественником в инвалидной коляске.

«С носом»

Режиссер Ольга Комаревцева, фильм — победитель Открытого кинофорума «Шередарь» в 2019 году.

Обыкновенные люди просыпаются утром, занимаются домашней рутиной, общаются с близкими. А затем идут в больницу. Там они надевают красный нос и становятся волшебниками. Пронзительный рассказ о больничных клоунах — людях, которые приносят радость и вызывают смех там, где он, казалось бы, неуместен. Но так нужен.

«Мотор»

Режиссер Юлия Кушнаренко, фильм — победитель Открытого кинофорума «Шередарь» в 2018 году.

Ире 27 лет. Она спит по 3 часа в день, ходит в ветровке зимой, воспитывает двоих детей и работает курьером в Москве. А все потому что внутри нее спрятана настоящая машина.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий