Искусство слышать


Этой весной Детская театральная студия при Государственном Академическом Малом Театре отмечает три года, за это время из небольшой группы студия выросла в заметный проект, где не боятся экспериментов. Отчасти поэтому осенью прошлого года в студии создали отдельную группу для слабослышащих детей. Александра Соломина, заместитель художественного руководителя театра, руководитель студии, рассказывает, как появился новый проект и как искусство помогает детям с особенностями.

Александра Соломина. Фото: Наталья Козерская

Как все началось

Идея создать детскую театральную студию принадлежала не мне, а директору нашего театра Тамаре Анатольевне Михайловой. Для начала мы хотели взять небольшую группу детей для общего развития. Это был пилотный проект, задачи у нас были прежде всего просветительские, чтобы воспитать своего будущего зрителя. Но в итоге проект оказался очень успешным, появилось много желающих. А однажды мы с дедушкой, Юрием Мефодьевичем Соломиным (художественный руководитель Малого театра – прим.редакции) пришли на обследование в Научный Институт Отоларингологии, и в процессе узнали, что в институте есть слабослышащие дети, которые проходят кохлеарную имплантацию, а после нуждаются в реабилитации.

Справка
В театральной студии учатся около ста детей от 4 до 14 лет. Занятия проводятся два раза в неделю в трех возрастных группах: младшей (от 4 до 6 лет), средней (от 7 до 9 лет) и старшей (от 10 до 14 лет). Стоимость обучения для младшей и средней групп — 5600 руб. за 8 занятий, для старшей — 6000 руб. 

Умение слышать

Кохлеарная имплантация — это метод слухопротезирования, благодаря которому к пациенту с сенсоневральной потерей слуха начинает слышать. В сущности пациенту устанавливается специальное устройство, способное преобразовывать электрические импульсы, которые поступают из внешней среды, в импульсы, понятные нервной системе.

Детям сначала вживляют специальный аппарат, который слышит за ребенка, а дальше они проходят реабилитацию в центре. Это непростой процесс, а не так как кажется: вот ребенку вставили этот аппарат, и он внезапно начал слышать и говорить. После операции начинается самый сложный этап — реабилитация, обучение. Причем есть разные направления реабилитации: и рисование, и балет, у центра был даже совместный проект с Московской Консерваторией. А вот театра не было, и мы предложили пригласить их театральную студию.

Ведь в театре задействуется все сразу — и речь, и координация, и движение, и фантазия ребенка.

Так мы начали работать. Все занятия для родителей бесплатны, а в остальном мы с Центром оплачиваем работу проекта пополам: медицинский центр предоставляет своих специалистов, а мы — преподавателей.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Особенности в работе

Все дети очень разные: от состояния слуха до поведенческих нюансов. Первое время сложно было их группировать так, чтобы занятие проходило эффективно и всем детям было комфортно. Например, в процессе работы, мы поняли, что педагогу в одиночку сложно вести занятия и нужны как минимум два преподавателя. Кроме того, преподавателям надо быть предельно внимательными: нужно постоянно сохранять зрительный контакт с детьми, потому что могут возникнуть технические трудности с имплантом: могут сбиться настройки, аппарат может выпасть из уха — поэтому нужно постоянно за этим следить. Когда обращаешься к ребенку, важно поймать его взгляд. Постепенно такая работа начала входить в привычку, и сейчас занятия проходят в спокойном режиме.

Душевная кухня: как устроен ресторан, где работают бездомные люди

Мышление и искусство

Не слышать с рождения — серьезное испытание. Искусство помогает создавать новые нейронные связи, благодаря театральным техникам, мы используем упражнения на разминку речевого аппарата и на дыхание. Следующий этап — физические упражнения. У детей с нарушениями слуха может страдать координация, а на занятиях они учатся развивать чувство ритма, они начинают по-другому воспринимать музыку.

Если говорить об актерском мастерстве — это тренировка памяти и воображения, так как актерские техники очень завязаны на образном мышлении, умении слышать и чувствовать свое тело, прислушиваться к нему.

Это всесторонний комплекс, который помогает детям развивать все, с чем у них могут возникать трудности. Плюс ко всему занятия придают им уверенность в себе. Постепенно после подготовительной работы мы переводим детей из специализированной группы в общую, где они уже прекрасно себя чувствуют рядом со своими сверстниками.

Чувствовать прекрасного

Искусство, в принципе, воздействует на всех вне зависимости от прошлого опыта. Искусство развивает умение чувствовать прекрасное. Ну, а у нас такой красивый театр с богатой историей.

Дети все это впитывают, я уверена, что эти ценности останутся с ними на всю жизнь.

Здесь мы прививаем им любовь ко всему красивому и доброму, к эстетике и определенным идеалам. Искусство универсально, не думаю, что нужно адаптировать его под детей с особенностям. Но важно детям помогать, учить их воспринимать искусство.

Техническое оснащение, которым пользуются люди с ограниченными возможностями, а также его доступность — вот это нужно вывести на нужный уровень, чтобы помочь им чувствовать и воспринимать искусство в полной мере.

Команда

В команде у нас в основном артисты нашего театра. Все они молодые, большинство — ученики Юрия Мефодьевича Соломина. Занятия с детьми ведут Константин Юдаев, Наталья Калинина, Александр Наумов, Любовь Ещенко, Екатерина Базарова, Варвара Шаталова, Карина Саханенко. Я бесконечно благодарна им за то, что они тогда доверились и ввязались со мной в эту авантюру. Также с нами работает Анастасия Соломина — бывшая солистка ансамбля Игоря Моисеева. Почти двадцать лет Настя танцевала на сцене, а сейчас преподает хореографию для детей. Так что у нас высококвалифицированные педагоги, многие из них решили и дальше пойти учиться — поняли, что это им нужно, после того, как стали работать с детьми.

Ответственность

У меня нет установки, что я занимаюсь каким-то общественно полезным, важным делом. Подобное мышление, на мой взгляд, ни к чему не приводит, только к раздуванию собственного тщеславия.

Я чувствую огромную ответственность и за детей, и за своих педагогов. А когда есть чувство ответственности, тогда выкладываешься на все сто процентов.

Команда формировалась мной исходя из интуитивных соображений о том, кто сможет работать с детьми. Я вижу, что не ошиблась ни в одном из них: все очень друг друга поддерживают и работают на полную катушку. Благодаря тому, что в нашем коллективе у педагогов очень хорошие и продуктивные взаимоотношения, дети чувствуют и видят это, вместе с этим впитывая атмосферу театра.

Шлейф известной фамилии

Я, конечно, с юности чувствовала давление известной фамилии (Александра — внучка легендарного актера и художественного руководителя Малого театра Юрия Мефодьевича Соломина, прим.редакции), но в случае с детьми ставки еще выше. Но ведь мы приучаем наших детей, в первую очередь, чтобы они ни в коем случае не боялись ошибаться и оступаться. Это школа жизни и бесценный опыт. Поэтому я должна следовать собственному примеру, не бояться и просто стараться, прилагать все свои усилия.

Театр как праздник

Для меня радостно видеть, с каким удовольствием дети бегут к нам на занятия — они действительно очень полюбили театр. Родители говорят, что находиться в стенах театра для детей — это уже праздник.

Думаю, это такой круговорот позитивных эмоций, который важен нам сейчас, как никогда.

Дальнейшие планы

Мы планируем подготовить в конце учебного года выступление с ребятами, а чуть позже у меня в планах сделать инклюзивный спектакль, в котором были бы задействованы слабослышащие дети, и дети из общей группы, и наши актёры. Поступательно, я думаю, мы к этому придем — тут главное не форсировать, чтобы всё шло естественным путем, и тогда получится наилучший результат.

Фото: Наталья Козерская, Евгения Люлюкина

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий