«Объединение — это показатель доверия и готовности к диалогу»


Ассоциация «Благополучие животных» появилась в 2018 году — это первая в России организация, которая защищает интересы и ценности всего сообщества зоозащитников, а не отдельных фондов и приютов. Директор ассоциации Ирина Курская рассказала «Филантропу» о том, чего удалось достичь за четыре года существования и зачем нужно это объединение.

Ирина Курская. Фото предоставлено пресс-службой

Зачем нужна ассоциация

Появление организации — не спонтанное решение. Работа по зоозащите ведется в России давно, и мы все друг друга знаем. Но раньше это было несистемно: отсутствовала площадка, где можно собраться и обсудить важные вопросы, договориться о том, как двигаться дальше в едином направлении. Поэтому создание ассоциации — было логичным и назревшим решением.

Это происходило параллельно с принятием закона №498 «Об ответственном обращении с животными». Поэтому первые 2,5 года основной фокус был на продвижение идей закона и на работу с безнадзорными животными. Мы популяризировали программу ОСВВ («Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат», — прим. «Филантропа») в регионах, создавали условия для развития программы и сообщество людей, которые участвуют в программе и помогают животным на местах.

Когда мы создавали ассоциацию, хотели сделать площадку для системной работы и исключить хаос, который присутствует в этой сфере. В зоозащите люди не всегда слышат друг друга. Мы хотим внутри нашего сообщества обсуждать всё открыто и с уважением, формировать единую позицию, а затем выносить это на работу с государством и бизнесом. Мы хотим создавать новые партнерства и коллаборации, чтобы, усиливая друг друга, принести больше пользы животным. Мы хотим сформировать адекватный и конструктивный облик зоозащиты.

При этом мы не хотим конфликтовать, не идем в контрмеры, а стараемся найти общие точки с разными зоощитниками, показать то, что они — не знают. Мы не зоозащита, которая объявляет голодовку. Мы за то, чтобы все члены общества начали спокойно и конструктивно говорить. Для этого у нас есть эксперты, открытая статистика, которой мы готовы делиться со всеми, методические рекомендации.

Те ценности, которые стояли перед нами в самом начале, — неизменны и сейчас. Наша миссия — создать условия, чтобы ни одно животное в России не страдало от рук человека.

Сегодня в наше объединение входят более 70 членов из 30 регионов России — это организации и приюты, волонтеры и эксперты. Чтобы стать членом, достаточно заниматься зоозащитой, иметь в этом какой-то опыт и общие ценности. Мы собираем вокруг себя всех, кто заинтересован в реальной помощи животным. Выйти из ассоциации можно добровольно в любое время.

Как мы работаем

В команде ассоциации 25 человек. Мы работаем над системными изменениями в стране по разным направлениям: издаем методические материалы, готовим предложения по изменению законодательства в области защиты животных, контролируем государственные закупки, консультируем бизнес, поддерживаем приюты, занимаемся просвещением, собираем донаты, привлекаем внимание к проблемам животных.

Сейчас круг наших интересов стал шире: программа ОСВВ стабильно работает во многих регионах России, поэтому мы уделяем больше внимания хозяйским животным, pet-friendly среде, включаем в свои ряды организации, которые занимаются сельскохозяйственными и дикими животными. А в 2023 году планируем запустить работу со всеми животными в России.

Зоопсихология и новости дикой природы: 9 телеграм-каналов о помощи животным

У нас есть проект «Контроль закупок» — мы единственные в России, кто занимается анализом закупок по проекту ОСВВ на волонтерских началах. В 2020 году начали публиковаться закупки по ОСВВ, тогда сначала было много нарушений. Основным было негуманное отношение к животным: отлов с жестоким обращением, отстрел. Так, около половины госзакупок проходили с нарушениями.

Сейчас, спустя два с половиной года, только 13% нарушений — это целый миллиард сэкономленных для государства денег. Мы проводили за это время обучение около ста заказчиков, но в государстве тоже есть текучка кадров, поэтому какой-то процент нарушений остается. Несмотря на это, представители некоторых регионов знают наших экспертов лично и консультируются с ними.

Я считаю, что это заслуга нашей команды, которая неустанно и в выходные и праздники не переставала качественно делать свою работу.

Сейчас начинается второй этап проекта — «Контроль исполнителей»: одно дело без нарушений опубликовать конкурс и подписать контракт, другое — качественно его исполнить. Благодаря тому, что у нас большая сеть организаций и активистов, кто следит за нашей работой по всей России, мы получаем сообщения из мест, где идут нарушения. Мы их подхватываем и начинаем прорабатывать — писать жалобы и запросы.

Также мы стараемся участвовать в рабочих группах с госструктурах, ходим на встречи в Общественной палате. Мы участвовали в создании рабочей группы по вопросам животных и детей при уполномоченном по правам ребенка в России — после очередных печальных событий в Забайкальском крае. Это вопрос важный, и решать его нужно комплексно.

Поэтому у нас два основных фокуса в работе с государством. Первый — нормотворческий, когда мы выдаем рекомендации и отслеживаем, чтобы нормы закона не нарушались и не деградировали. Второй — это просвещение. Мы приглашаем чиновников говорить с людьми, чтобы все могли увидеть полную картину, причинно-следственные связи, разобраться на сто процентов.

Если мы хотим наладить продуктивный диалог с государством, чтобы наши предложения были приняты, то важно самим понимать: как это должно работать. Мы, с одной стороны, предлагаем государству свою экспертную помощь, а с другой — участвуем в проработке и разработке своих предложений. Мы готовы помогать не только идеями, но проработкой мероприятий, чтобы изменить ситуацию.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Почему вместе — легче? 

Ассоциация — это одна большая команда, где каждый член уже состоявшийся защитник животных, но при этом объединяется с единомышленниками и трудится на общую цель. Объединение — это показатель доверия и готовности к диалогу: когда мы просто партнеры, то завтра мы можем перестать ими быть. А когда мы вместе и выражаем единую позицию, это вызывает доверие общества и государства.

Мы занимаемся в том числе консалтингом и образованием организаций-участников. Внутри ассоциации члены делятся между собой опытом. Есть те, кто уже давно прошел путь от волонтера и стал большой организацией — они хорошо понимают, как работает законодательство, юридические вопросы, бухгалтерия. Такие помогают новичкам, консультируют и становятся их менторами до того момента, как они создадут НКО и начнут вести свою деятельность более полномасштабно.

«У нас нет цели сделать закрытое комьюнити»

У нас есть внутренние чаты, где мы делимся сложными ситуациями, если такие у кого-то происходят. Каждый член может связаться с любым другим и попросить поддержки. Например, когда не хватает ресурсов для помощи животным. Или когда произошли какие-то последствия по ОСВВ, которых раньше в этом регионе не было. Если в каком-то регионе проходит выставка собак, то мы можем поддержать друг друга. Бывает, что у кого-то заканчиваются вакцины, тогда мы закупаем их на собранные ассоциацией средства.

В апреле мы запустили акцию «Хвосты поджали» когда цены на корма и ветеринарные препараты резко подскочили вверх, а пожертвования, наоборот, сократились в два раза. Пострадали все наши члены. Сейчас люди реже откликаются на проблемы животных, стало тяжелее собирать деньги, но хорошо работает широкое освещение проблемы: когда кто-то из известных блогеров или крупных СМИ рассказывает о проблеме. Так, когда Ксения Собчак, Александра Новикова, крупные телеграм-каналы поделились новостью о нашей акции «Хвосты поджали», то за сутки мы собрали основную часть денег.

Мы, конечно, можем сейчас собирать пожертвования как сообщество, но нам тяжело без помощи известных людей и бизнеса. Максимально эффективный формат — это когда мы собираемся вместе и нам помогает бизнес, государство, волонтеры, поддерживают СМИ — тогда любой проект быстро выстреливает, и мы можем помочь большому количеству нуждающихся животных.

Основной результат нашей совместной работы внутри ассоциации — это то, что мы можем системно помогать приютам, фондам в регионах. Периодически мы проводим акции по сбору пожертвований, в том числе еды, — последняя была во время ковида, когда помощи стало меньше. Мы собрали 19,5 тонн гречки, которые развезли в организации по всей России. Если бы мы не были объединены, то такого эффекта, наверное, не было бы.

За счет того, что мы знаем потребности всех членов, — мы можем четко понимать, сколько нужно собрать. Мы стараемся делить помощь между членами ассоциации пропорционально: у нас есть крупные московские приюты, есть региональные — у последних потребностей меньше, но они более насущные. Например, московские приюты не просят крупу, им нужны медикаменты, а у региональных — наоборот. У нас дружное сообщество, и мы стараемся друг другу помогать.


Вы можете поддержать работу ассоциации «Благополучие животных» по ссылке.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий