Патронатным семьям дали новый срок


Столичные власти вводят в Москве постинтернатный патронат, сообщают «Московские новости». На деле это значит, что семьи, принявшие ребенка на воспитание, смогут заботиться о нем до 23 лет, а не до 18, как это было до сих пор.

По информации департамента семейной и молодежной политики города, в 2012 году город планирует заключить около двух тысяч договоров о постинтернатном воспитании детей, оставшихся без попечения родителей. Елена Синилкина, начальник управления семейных форм воспитания детей, рассказала «МН», что постинтернат вводится, чтобы облегчить социализацию детей после того, как они покидают детдом. Патронатные родители будут помогать ребенку решать вопросы с трудоустройством и жильем и «просто давать советы, поддерживать и направлять по жизни». При этом никакого денежного вознаграждения за постинтернатный патронат воспитателям не предусматривается, а выпускники детдома могут жить отдельно.

По мнению Александра Гезалова, руководителя проекта «Успешные сироты.РУ», постинтернатное воспитание — это первый шаг со стороны города к пониманию проблемы социализации детдомовцев, однако к решению этого вопроса нужен другой подход. «Часто детдомовца подхватывают те, кто не знает, как ему помочь. Поэтому заниматься социализацией таких детей должны специалисты. Ведь рука профессионала лучше, чем рука добровольца», — говорит Александр Гезалов.

Постинтернатный патронат введен в Московской области с 2004 года, здесь за него воспитатель получает вознаграждение около 5 тыс. руб. в месяц. «Этот патронат нужен. Мой воспитатель помогла мне выбить квартиру. И сейчас, если нужно разобраться с документами — помогает», — говорит 21-летний Виталий Хоменко. В 15 лет онпришел учиться в ПТУ 112 в Наро-Фоминске, на патронат его взяла Наталья Скворцова, заместитель директора училища. «Мне повезло, с Натальей Александровной очень хорошие отношения,», — рассказал Виталий. Он отметил, что в училище были случаи, когда у ребят не складывались отношения с патронатными воспитателями. Чаще всего конфликты возникают из-за того, что воспитатели контролируют посещаемость, требуют отчета. Обычнопостинтернатные наставники среди педагогов училища сами выбирают себе подопечных. Но вчерашних детдомовцев не принуждают к патронату. «Есть такие товарищи, которым больше нравится быть самостоятельными», — сказал Виталий.

По словам Натальи Скворцовой, договор о постинтернатном патронате заключается в органах опеки с согласия ребенка и воспитателя. Но это соглашение может быть расторгнуто по желанию одной из сторон. Скворцова брала детей на патронат пять раз, и все время это были ученики училища. «Дети непростые, но к ним привыкаешь, как к своим. Со всеми общаюсь, созваниваюсь», — рассказывает Скворцова.

  1. Гезалов Александр

    Теперь бы хотелось сказать безотносительно кого бы то ни было..Меня потрясает уровень понимания, как же необходимо помогать сиротам выпускникам детдомов.Я бы даже назвал это женский подход, где важны эмоции, человеческий фактор и время.Но на самом деле, это должно быть иначе.Должна быть система.Пока ее нет, есть разгул разных технологий. никак не связанных между собой. Единично, часто кто во что горазд.А хотело бы чтобы законы работали, а люди их исполняли.Готовим в Совете федерации и Госдуме круглые столы на эту тему.Чтобы начать таки двигать этот вопрос.

  2. Аделина

    Я тоже не согласна, с мыслью, что профессионал лучше, чем доброволец. И ссылка приведенная Гезаловым, как мне кажется тоже указывает, на то, какие это «профессионалы».
    К сожалению, Алесандр Гезалов почти в каждой своей статье добавляет ложку дегтя в сторону добровольцев. Получается уже не конструктивная критика, просто критика ради критики.

    • Гезалов Александр

      Аделина..не надо делать заключения, зная, что я сам работаю с детьми-сиротами, в том числе и выпускниками, насчет добровольцев, они сами говорят.Добровольцы работают вне системы, ее просто нет, и не было, и чаще всего они РЕАЛЬНО не знают, что с детьми выпускниками делать.Какие технологии использовать.Просто таскаются за ними. В НКО работает 3-5 % специалистов, все другое не системное беганье за сиротами.Что тут говорить.Вопрос есть?

  3. Дарья

    Категорически не согласна с тем, что рука профессионала лучше, чем рука добровольца. Зачастую добровольцы — это именно те люди, которым не безразлична судьба ребенка и к которым он сам тянется. Потому что чувствуется личная заинтересованность, человеческий подход. К тому же за годы общения у них формируются отношения. А кто такой «специалист»???? Сотрудники опеки и соцзащиты — тоже специалисты. Но это ничего не говорит об их рвении к устройству жизни выпускников интернатов. По-моему, в основе лежит человеческий фактор, а не технологии и методы и знания.

    • Гезалов Александр

      Дарья, таких специалистов в России не выпускают.Впрочем как и сотрудников детдомов.Добровольцы не специалисты, этом надо учится хотя бы несколько лет.А то и всю жизнь.Может тут чего прочтете: http://sirotinka.ru/ravnovesie/6884.html
      Нет исследований о жизни сирот, и потом, поле детдома тоже.А если нет таких знаний, откуда взять знания, которые бы давали СИСТЕМНЫЙ государственный подход.За наши налоги.А добровольческие технологии думаю хорошо известны.Костыли без причины..

Leave a Reply