Верхи не хотят, но низы ещё могут. «Мемориал» открыл правозащитный инкубатор


мемориал

25 мая в Сахаровском центре «Мемориал» представил свой новый проект Human Rights Incubator ​— грантовый конкурс правозащитных инициатив. Заодно участники встречи обсудили низовые инициативы, иными словами — гражданскую активность. Как и почему люди становятся правозащитниками? Что такое низовая инициатива? Как можно и нужно поддерживать низовые инициативы, чтобы они развивались? На эти вопросы отвечали в политологи, муниципальные депутаты, журналисты и, конечно же, правозащитники.

«Мы поддерживаем в рамках конкурса правозащитные инициативы, которые реализуются не профессиональными организациями, а гражданами, — рассказала Координатор проекта Human Rights Incubator Дарья Рудановская. — Возникают они тогда, когда появляется юридическая необходимость в защите прав и свобод граждан. Речь идет о таких инициативах, как оказание правовой помощи организаторам и участникам публичных мероприятий (свобода собраний), создании онлайн-ресурса в городской среде для оказания помощи жителям во взаимодействии с администрацией (верховенство права), создании или развитии группы активистов, защищающих права представителей ЛГБТ-сообщества (верховенство права), об объединении художников, организующих выставки на гражданские темы (свобода слова), об оказании юридической помощи блогерам, размещающим в сети антифашистские карикатуры (свобода слова). В первую очередь мы хотим дать инфраструктурную поддержку начинающим правозащитникам: пригласить экспертов, людей с опытом и начать обучение тех, кому важна защита прав человека. Но поскольку мы не можем собрать всех желающих в одном помещении, то мы будем делать это удаленно. Насколько мы понимаем, создателям проекта нужно большое количество консультаций: от менеджерских до пиаровских. Мы будем сводить победителей конкурса с экспертами. Также мы обещаем победителям информационную поддержку в виде публикаций в СМИ. Отдельный пункт: юридическая и финансовая поддержка. Сумма будет зависеть от конкретного проекта. Все победители будут участвовать в мастер-классах. Главное, чтобы у каждого проекта было устойчивое развитие. Речь не идет о разовых акциях».

Правозащитник, муниципальный депутат Гагаринского района Москвы Елена Русакова рассказала, как решать один из самых распространенных в столице конфликтов- строительных: «Однажды человек просыпается и обнаруживает, что нарушение прав не что-то разовое, а системное. Причины системности почти всегда одни и те же: коррупционность, например. Идет искусственное стягивание населения в города. Строится больше домов, микрорайонов и создается раздутый рынок. Интересы жителей не принимаются в расчет. На них смотрят как на помеху. Люди пытаются обратиться с просьбой к властям, это не работает, так как затрагиваются интересы влиятельных групп. Происходит неприятное открытие: нужно больше сил для изнуряющей борьбы. Нужно здорово менять привычный уклад жизни, идти на личный риск. Все мы люди и не готовы к жертвам. Просто человек погружается в ситуацию постепенно. Медленно становится волевым. Второй любопытный момент: оппонентами власти становятся люди, которые вчера были ей лояльны. После сытых нулевых люди привыкли думать, что власть о них заботится. Грань между социальной и правозащитной работой все же есть. Правозащитники работают системно. Защищая одного человека, они пытаются осуществить некий сдвиг всей системы. Местные инициативы цепляются за любую поддержку: моральную, информационную, технологическую, юридическую».

Правозащитник, гражданский активист Андрей Юров поделился своими наблюдения относительно начинающих правозащитников: «За последние 7 лет не сталкивался с низовыми инициативами. Все инициативы, которые попадались на моем пути, были отпочкованы от крупных структур. Я не встречал человека, который делал что-то правозащитное и при этом не был связан, не работал в крупной правозащитной организации. Исключение — „Зона права“ Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной. Они получили большой краудфандиговый и репутационный капитал. Их стали приглашать по всему миру. Но обычно низовые инициативы вспыхивают и тут же умирают. Почему? Многие проекты переходят из области права в область благотворительности. Девиз примерно следующий: „Мы не смогли защитить, мы сможем помочь“. Это жертвопомогание. Второй момент: многие полагают, что нарушения прав человека – это ненадолго. Чудовищное заблуждение. Третий момент: „Запад нам поможет“. Ерунда. Запад будет поддерживать самые разные политические режимы, если они будут обеспечивать ему спокойствие. Пора избавляться от иллюзий».

«Я хотел бы коснуться мотивации молодых правозащитников, — продолжает Андрей Юров. — Самая большая категория: почему бы не зайти, тут должно быть прикольно. Вторая категория: слушатели-юристы. Они хотят за полтора дня семинара понять, как решить ту или иную юридическую проблему. Человек, получающий юридическую консультацию, правозащитником сам вряд ли захочет стать. Это не тупиковый путь только в том случае, если они помогают в становлении молодым юристам. Третья категория: люди, которые хотят знать о правах человека. Четвертая: как нам защищать права человека, не становясь профессиональным правозащитником. Очень интересная категория. Пятая категория: люди, которые реально хотят стать правозащитником. Маленькая категория».

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий