«Это знак поддержки»: что значит Нобелевская премия мира для «Мемориала» и правозащитного сообщества


Российское правозащитное общество «Мемориал», признанное в России иноагентом и ликвидированное в декабре 2021 года, стало одним из лауреатов Нобелевской премии мира 2022 года. Премию также получили белорусский активист Алесь Беляцкий и еще одна некоммерческая организация — украинский Центр гражданских свобод.

На официальном сайте Нобелевской премии говорится: «Лауреаты этого года представляют гражданское общество в своих странах. На протяжении многих лет продвигали право выступать с критикой власти и защищать основные права граждан. Они приложили выдающиеся усилия, чтобы заметить и описать военные преступления, нарушения прав человека и злоупотребления властью. Вместе они демонстрируют значение гражданского общества для мира и демократии». Кроме того, в пресс-релизе Нобелевского комитета отмечено, что задача премии выделить одновременно «трех борцов за права человека, демократию и мирное сосуществование в соседних странах — Беларуси, России и Украине… Все они олицетворяют ценности мира и братства народов — которые сейчас так нужны всему человечеству».

«Мемориал» был основан в 1987 году на территории бывшего СССР. Среди его основателей были Андрей Сахаров, лауреат Нобелевской премии мира, и Светлана Ганнушкина, правозащитница, глава «Гражданского содействия» и лауреат премии этого года.

В декабре 2021 года сначала Верховный суд ликвидировал Международный Мемориал, а затем по решению Московского городского суда был ликвидирован Правозащитный центр «Мемориал».

Беляцкий — один из инициаторов демократического движения, возникшего в Беларуси в середине 1980-х годов. В 1996 году он основал правозащитную организацию «Вясна» (Росфинмониторинг внес движение в перечень террористов и экстремистов). С 2011 по 2014 год Беляцкий находился в заключении. После протестов в Беларуси в 2020 году Беляцкий вновь оказался в СИЗО (в июле 2021-го), где находится до сих пор.

«Центр гражданских свобод» был основан в Киеве в 2007 году с целью продвижения прав человека и демократии на Украине. С февраля 2022 года организация выявляет и документирует военные преступления.

В прошлом году Нобелевскую премию мира присудили главреду «Новой газеты» Дмитрию Муратову и филиппинской журналистке Марии Рессе. Награду вручили с формулировкой «за их усилия по защите свободы выражения мнений, которая является предпосылкой демократии и прочного мира».

Помощь больницам, приюты для бедных, школы для женщин. На что нобелевские лауреаты жертвовали свои премии

Светлана Ганнушкина, член правления «Мемориала», Вячеслав Бахмин, сопредседатель Московской Хельсинкской группы, и Леонид Драбкин, координатор «ОВД-Инфо», рассуждают, что означает Нобелевская премия мира для работы «Мемориала» и всего правозащитного движения.

«Это очень позитивный сигнал» 

Светлана Ганнушкина, председатель «Гражданского содействия» и член правления «Мемориала»  

«Нобелевская премия мира была для меня ожидаема. И „Мемориал“, и меня выдвигали впервые много лет назад. В первый раз нашим конкурентом был Барак Обама, он получил премию в 2009 году. В 2010 году Нобелевскую премию мира получил премию замечательный китайский правозащитник Лю Сяобо, мы в тот год тоже были номинантами. В 2016 году мы были очень близки к получению премии: тогда тоже объединили Алеся Беляцкого, Людмилу Михайловну Алексееву и меня. Все настолько были уверены, что мы ее получим, что нас позвали в эфир норвежского телевидения в день объявления результатов. Но в итоге премию дали Евросоюзу.  Возможно, тогда эта премия могла в большей степени отразиться на судьбах мира.

Конечно, радостно, что наша работа оценена. Но какое влияние это окажет на дальнейшее развитие наших отношений с властью — это большой вопрос.

Но у премии есть еще один важный смысл. Границы между людьми проходят не по границам на политической карте мира, а по их нравственным убеждениям, ценностям и тем делам, которые они делают. И да, хотя „Мемориал“ ликвидирован, наша работа продолжается. Нашу деятельность суд не признавал незаконной, напротив суд много раз подтверждал, что не оспаривает ценность нашей работы.

И наша благотворительная организация „Гражданское содействие“ продолжает работу, несмотря ни на что. Когда что-то происходит в мире, потоки беженцев увеличиваются. За эти полгода только в Москве через нас прошли пять тысяч беженцев из Украины.

На что и где будут потрачены средства Нобелевской премии, я не знаю. Одно безусловно, они пойдут на поддержку и защиту тех, кто в этом нуждается.

Премия расширит наши возможности общения с нашими коллегами по всему миру. И я считаю, что это очень позитивный сигнал».

«Эта премия — знак поддержки всего правозащитного движения в стране»

Вячеслав Бахмин, сопредседатель Московской Хельсинкской группы, эксперт некоммерческого сектора, правозащитник 

«Мы все поздравляем коллег и радуемся такой новости в столь нерадостном мире. Правда, рассчитывать, что этот статус что-то изменит в судьбе „Мемориала“, было бы наивно. Решение Нобелевского комитета сильно запоздало. Если бы премию дали раньше, до их закрытия, то статус, возможно, смог бы защитить организацию. Правда, одновременно мы видим, что „Новой газете“ Нобелевская премия не помогла.

Команда „Мемориала“ долгие годы самоотверженно занималась правозащитной деятельностью, и да, организации сейчас уже нет, но сам бренд существует, никакой статус не останавливает людей, которые продолжают свое дело, продолжают помогать.

При этом Нобелевская премия мира символически очень важна. Эта премия — знак поддержки всего правозащитного движения в стране, оценка всей работы правозащитного сообщества за долгие годы. В наше время такая поддержка становится особенно ценной».

«Работа «Мемориала» — бесценна и должна быть продолжена» 

Леонид Драбкин, координатор «ОВД-Инфо» 

«Любая публичность или признание заслуг правозащитников — это дополнительное привлечение внимания международного сообщества. Так 7 октября члены Совета ООН по правам человека утвердили специального докладчика по России для оценки соблюдения прав человека в стране. Это стало возможным только благодаря вниманию мировой общественности к проблемам прав человека в России. Естественно присуждение Нобелевской премии трём организациям привлечёт внимание к проблемам. 

Наша организация верит, что информация защищает: чем больше людей знает о какой-то проблеме, тем быстрее она решается, тем мягче последствия. Тем самым, когда государство будет принимать решение о том, чтобы увеличить давление на права человека в России, оно будет понимать, что цена этого будет больше. Ведь ещё больше людей будет наблюдать за этим. 

Получение премии — это огромное воодушевление для сотрудников „Мемориала“ и всех причастных к организации. Они понимают, что всё не зря. В правозащите в России работать не просто, потому что ты много что-то делаешь, а результат — не самый выдающийся.  

„Мемориал“ — символ борьбы за права человека в России. Его работа изначально была сфокусирована на том, чтобы наше общество пережило ошибки прошлого, признало, увидело их и как-то проработало. Работа исторической части „Мемориала“ — бесценна и должна быть продолжена. 

Сейчас не существует организации, а только сообщество — и для него важны такие вещи. Я уверен, что это поддержит, привлечёт больше сторонников и усилит их борьбу за права человека. „Мемориал“ был и есть символ и пример для других правозащитных организаций со схожими ценностями. Мне кажется, что в мире есть много организаций и людей, которых „Мемориал“ сподвиг на что-то в их жизни». 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий