Особый театр «Наших детей» — волонтеры с детьми на одной сцене


Волонтерская организация социальной помощи детям «Наши дети» запустила новое направление — выездная музыкально-эстетическая реабилитация особых детей.

В будущем спектакле задействованы подопечные проекта по комплексной помощи семьям с детьми-инвалидами, сестры подопечных и волонтеры организации. Педагог по театральному мастерству Воронина Ольга об инклюзии, таланте и своих занятиях.

— Ольга, Вы режиссер любительского театра. А как можно назвать театр, в котором играют дети с нарушениями развития?

— Такие театры существуют уже достаточно давно, они называются «инклюзивные». Это театры, студии, где в спектаклях задействованы ребята с особенностями в развитии. За рубежом это уже давно обычная практика. У нас, в России, это пока еще ново, хотя некоторые режиссеры уже много лет профессионально занимаются с такими ребятами.

— Можно называть занятия театральным искусством с особыми детьми – лечебным театром?

— На мой взгляд, да. Так как  для особенных детей это, во-первых, способствует социализации, во-вторых, помогает избавиться от каких-то страхов и комплексов, развивает речевые навыки, да и просто развивает фантазию. Еще личное наблюдение – такие дети часто чувствуют себя одинокими, лишенными внимания, театр же, как мы знаем, искусство коллективное, он помогает ребенку ощутить, что тот не один.

— Какую задачу Вы ставите, чего ждете от особых детей в игре?

— Зависит от ребенка, в первую очередь. У всех ведь разные природные данные. Но, конечно, есть общие моменты – я делаю упор на развитие фантазии, речи. Мне важно, чтобы ребенок не боялся фантазировать, пусть и поначалу неуверенно, с моей помощью.

— Что первично в таком необычном театре – наличие таланта, желания или кропотливый труд ?

— Однозначно, важно желание. На втором месте – способность к кропотливому труду. Даже в профессиональном театре, в театральных вузах  в первую очередь ценится способность к систематическому труду. Талант – мера условная, ученик может быть, как говорится, «Богом поцелованный», но ничего не сможет добиться, если не научится работать над собой, и примеров тому я видела еще в годы учебы множество.

В таком театре желание – самое главное. Если ребенок очень хочет быть артистом, выступать на сцене – важно не упустить это желание, не дать разочароваться.

— Сложно детям войти в образ, ведь зачастую их жизнь ограничена различными рамками и общение с миром минимально

— Зависит, опять же, от самого ребенка. Кому-то очень легко, он живет в сказочном мире, а ты просто привносишь в него какие-то нужные тебе предлагаемые обстоятельства и все – фантазия заработала. Некоторым непривычно, странно все это, они слишком рано повзрослели — из-за этого для них понять это самое магическое «если бы» бывает довольно сложно.

— Как Ваши занятия помогают детям в обычной жизни?

Актерское мастерство помогает таким детям быть услышанными. Любое творчество  — это, в первую очередь, способ самовыражения.

А помогает ли особый театр волонтерам?

— Конечно,помогает. Это и возможность выступать, и возможность почувствовать себя нужными, ведь без них спектакль не сможет состояться.

— В чем сложности, с какими трудностями сталкиваетесь?

— Трудностей, конечно, хватает. Во-первых, в России хоть и есть инклюзивные театры, но нет еще определенной системы обучения актерскому мастерству таких ребят. Я лично столкнулась с тем, что многие  упражнения приходится адаптировать, да и не все привычные тренинги здесь будут актуальны. Ты сам пробуешь и не знаешь, какой будет результат – все делается методом проб и ошибок.

— Первый спектакль с подопечными называется «Сны», откуда взялась идея ?

— Я долго занималась поиском материала, что-то, что смогут сыграть дети с особенностями в развитии. Сказки, пьесы, рассказы – ничего не нравилось. Нужно было, чтобы каждая роль помогала раскрываться участникам, но при этом была им по силам. В итоге я села писать сценарий самостоятельно. Для меня это тоже был новый опыт, я много сомневалась, старалась, чтобы основная мысль была понятна детям. Так мне пришла идея «снов», ведь где еще, как не во сне, ребенок может превращаться в кого угодно? Где мы можем столкнуться с Темными и Светлыми силами напрямую? Как мне кажется, именно во снах это возможно.

— Как Вы распределяете роли? От чего это зависит

От возможностей каждого конкретного ребенка, конечно. Стараюсь сильно не перегружать – чтобы не отбить желание этим заниматься. Все должно быть легко, играючи. Ребята получают пока только азы мастерства, весь процесс обучения достаточно длительный, результат предугадать сложно. Да и сама профессия, если углубляться, довольно жесткая, требующая постоянного тренинга и самоконтроля. Детям все это знать не обязательно. Где-то приходится потрудиться, что-то дается сложнее, но я стараюсь акцентировать внимание даже на маленьких успехах, чтобы у ребенка была мотивация и, самое главное – чтобы он не боялся пробовать.

— Из чего состоят занятия? На что делается упор

Занятия в игровой форме подводят ребенка к понятию «образ», «роль». Работаем над дикцией, без этого тоже никуда. Упор делается на развитие фантазии, способностей к перевоплощению.

— Ваши актеры получают удовольствие от процесса или от игры?

— Сложно сказать, потому что  упражнения, и сами репетиции проходят в игровой форме, с детьми иначе нельзя.

— Какова роль родителей в этом процессе, стоит ли вмешиваться, или остаться наблюдателем?

Мне кажется, родители должны подбадривать ребенка, выступать в роли благодарного зрителя, но не более. Как показала практика, нередко дети могут стесняться при родителях, закрываться. Поэтому, если нет экстренной необходимости, то родители на самом занятии не присутствуют.

— Кто-то из подопечных мечтает стать актером?

Об этом разговора не шло, но детям нравится сама перспектива выступать на сцене, перед зрителем. Для них это ново, интересно, захватывающе.

Премьера первого инклюзивного спектакля «Сны» состоится в апреле 2019 г.