Как привлечь инвестиции в социальный стартап


В Москве прошли публичные дискуссии «Headliner Talks», главной среди которых стала коучинговая сессия «Как привлечь инвестиции в социальный стартап». Члены Экспертного совета и партнеры премии «Headliner года», ведущие российские специалисты по развитию бизнеса и фандрайзингу Светлана Горбачева (PHILIN), Виктория Вирта (Академия интернет-резерва), Сергей Мосунов (SMG Capital) и Дмитрий Богданов (Фонд поддержки социальных проектов) обсудили, как превратить гуманитарные идеи в преуспевающий бизнес-проект.

Третий сезон премии «Headliner года» показал, что за год число значимых проектов в области социального предпринимательства выросло в два раза. Это доказывает, что в обществе потребления наметился мощный антитренд – филантропный и гуманитарный. Однако распространенный стереотип, будто создать успешную, долгоиграющую и независимую историю про соучастие и помощь легко – это иллюзия.

«В России нет школы социального предпринимательства, – пояснила бизнес-эксперт Виктория Вирта. – Корень проблемы в том, что наши предприниматели не чувствуют разницы между проектом и бизнесом. У них преобладает социальное начало – они хотят, чтобы их активно поддерживали, но не хотят учиться ведению дел».

Социальное предпринимательство – это не просто заниматься бизнесом и отдавать деньги на благотворительность. У таких успешных примеров, как Гузель Санжапова, вначале организовавшая производство меда в родной уральской деревне Малый Турыш, а с 5 февраля запустившая лимитрированную коллекцию с IKEA, или хедлайнер в номинации «Бизнес и инновации» Владимир Платов, на примере омской экофермы «Планета коров» доказавший, что в России можно построить агротуризм на местных органических и волонтерских ресурсах, в основе проекта – не только желание изменить мир к лучшему, но и успешная бизнес-модель, задействующая локальный благотворительный ресурс. Выясняется, что крупный грант на нулевом цикле или опыт функционирования в качестве НКО – не подспорье социальным проектам, а тяжелый финансовый наркотик: такие предприниматели учатся искать помощь и отчитываться за нее, а не реализовывать собственный продукт.

«Если ты предприниматель и хочешь зарабатывать для того, чтобы отдавать на благотворительность, умение получать доход вдвойне важно», – подчеркнул основатель собственной инвестиционной компании Сергей Мосунов.

Если благотворительность в чистом виде зиждется на краудфандинге, то бизнесу как воздух нужны инвесторы. В отличие от таких форм донорства, как поддержка малоимущих семей или спонсирование лечения больным детям, поддержка любого бизнеса строится не на эмоциях, а на расчете. Главное – сделать свой проект финансово привлекательным, доказать, что твой механизм получения дохода не просто интересный и перспективный, а способен обогнать инфляцию и принести больше прибыли, чем альтернативные способы вложения – например, банковский депозит или паевые фонды. Венчурная подоплека и риски есть в каждом проекте, но в филантропии они особенно высоки: как правило, социальному стартаперу понятно, на что он в конечном итоге будет жертвовать средства, но непонятно, на чем он может их заработать.

Помочь как молодому, так и зрелому бизнесу могут акселераторы – такие, как акселератор Фонда поддержки социальных проектов, которым руководит Дмитрий Богданов. Их главная задача – улучшить бизнес-показатели предприятия: количество клиентов, выручку, прибыль.

«Социальные проекты надо обязательно заставлять считать, – подчеркнул Богданов. – Такие показатели, как красота и добро трудноизмеримы, но выручку и прибыль, а также социальный эффект вполне можно и нужно посчитать. При этом в отсутствии единой методики расчета социального эффекта его можно посчитать по-разному. Например, при проведении программы закаливания дети в три раза меньше болеют – а значит, мамы в три раза реже берут больничный, возрастает положительный эффект на экономику и здравоохранение. Как следствие, работодатели и государство экономят деньги. Есть и более простой пример: сегодня при неумолимо стареющем населении появляется растет рынок услуг для целевой аудитории т.н. «третьего возраста» — активно развиваются пансионаты для престарелых, к тому же строительство любого здания – это девелопмент, на котором можно построить доход».

«Границы понятий социального предпринимательства и социальных инвестиций часто размыты и каждый из участников рынка подразумевает под этим что-то свое. И эти нечеткие очертания приводят к тому, что в обществе возникают неадекватные ожидания, например, что подобные проекты должны оказывать услуги бесплатно или ниже рыночной стоимости. При этом сейчас все больше некоммерческих организаций начинают развивать коммерческую деятельность или даже открывают коммерческое юридическое лицо и действуют по формату гибридных организаций. Это явный тренд, обусловленный нехваткой ресурсов в секторе и потребностью в финансовой устойчивости НКО.», – затронула еще одну тему Светлана Горбачева, директор по развитию инфраструктурной платформы для НКО PHILIN, член совета Ассоциации фандрайзеров, имеющая экспертизу как в социальном предпринимательстве, так и благотворительных проектах. “Для развития этого тренда необходима качественная подготовка и профессионализация лидеров НКО, а также поддержка социальных инвесторов. На этом поле сейчас есть заметные игроки – это проекты Impact Hub, Фонда “Навстречу переменам” и другие. А мы в PHILIN можем обеспечить грамотную юридическую поддержку и комплексное сопровождение таких проектов», – предложила решение эксперт.

Со вступлением в силу в июле 2019 года изменений в закон 209-ФЗ понятие социального предпринимательства существенно расширилось, и теперь в него легко вписываются проекты, набирающие большие обороты – такие, как сеть частных детских садов для малышей с особенностями развития или продажа мерча с работами художников с ментальной инвалидностью. Отныне социальным предприятием считается юридическое лицо, имеющее в штате не менее 50% работников из числа социально незащищенных групп и отчисляющее им не менее 25% оплаты труда, а также ЮЛ, деятельность которого направлена на улучшение уровня жизни определенных групп населения (одиноких и многодетных родителей, людей с инвалидностью, выпускников детских домов – полный список можно найти здесь), оказание им бытовых, медицинских, психологических, педагогических услуг, их трудоустройство и вывод производимой ими продукции на рынок. Уже в апреле 2020 будет сформирован первый российский реестр социальных предпринимателей — самое время задуматься о том, чтобы превратить свой проект из нуждающегося в поддержке в приносящий прибыль или придать уже существующему бизнесу социальный вектор.