Итоги круглого стола «Пост-COVID-19: Стратегии для доноров и социального инвестирования»


               Онлайн-круглый стол «Пост-COVID-19: Стратегии для доноров и социального инвестирования» состоялся по инициативе Центра исследований филантропии и социальных программ бизнеса ИнЭУ Уральского федерального университета и Центра социального инвестирования Гейдельбергского университета при поддержке благотворительного фонда «Умная среда». Модераторами дискуссии стали Елена Чернышкова (ИнЭУ УрФУ) и Алексей Глазырин («Умная среда»).

Во встрече приняли участие представители ведущих благотворительных фондов России и Германии и международные эксперты некоммерческого сектора. Основной их целью стал анализ изменений, имеющих место в благотворительной сфере в результате пандемии, в том числе – влияния кризиса на стратегии конкретных организаций. Базой для обсуждения стали результаты последних исследований фонда КАФ, Гейдельбергского университета и фонда Владимира Потанина, посвященных актуальным трендам в сфере социальных инвестиций, значительно изменившейся в результате гуманитарного и экономического кризиса на фоне пандемии. Уникальность прошедшей состоит дискуссии в том, что состав спикеров позволил рассмотреть ситуацию в России в целом и в Уральском регионе – частности, в более широком международном контексте. Более того, участники  смогли проанализировать сходства и различия между тенденциями развития благотворительного сектора в России, Германии, Европе и в мире.

              В рамках первого блока – «Социальное инвестирование в Германии: текущая ситуация и актуальные тренды», директор Центра оценки социального воздействия Гейдельберского университета Фолкер Тен представил итоги свежего исследования результатов социальных инвестиций в Германии. Он сделал вывод, что в период кризиса и неблагоприятной рыночной конъюнктуры социальные инвестиции оказываются более эффективными, чем в «мирное» время. Йоханнес Вербер, программный директор Благотворительного фонда БМВ, подтвердил его выводы. Судя по результатам опросов его фонда, в Германии до 80% НКО-благополучателей не ощутили ухудшения обстановки. Сам фонд БМВ существенно увеличил объем программ по поддержке НКО, предоставив большее количество грантов на уставную деятельность организаций.

Открывая вторую часть дискуссии, посвященную новым направлениям поддержки НКО и локальных сообществ, директор фонда поддержки и развития филантропии «КАФ» Мария Черток представила исследования влияния коронакризиса на работу российских НКО. Она отметила ряд тенденций, сформировавшихся в период самоизоляции: лишь 50% опрошенных НКО не сократили свою деятельность; 20% НКО запустили новые программы по борьбе с пандемией; 25% НКО удалось сократить расходы, при этом каждая пятая организация стала больше заниматься изучением потребностей своих благополучателей. Российскому некоммерческому сектору необходимо активно развивать диджитализацию — 44% опрошенных НКО до сих пор не имеют опыта сбора онлайн-пожертвований. Отметим, ситуация в России в настоящий момент наиболее сходна с ситуацией в Великобритании. Есть и тревожные сигналы — половина опрошенных НКО из-за коронавируса находятся в подвешенном состоянии — их значимые проекты перенесены на неопределённый срок. При этом в регионах обстановка хуже, чем в Москве. «Фактически, не смотря на все предпринятые усилия со стороны частных фондов и государства, ситуация остается критической — около 30% российских НКО находятся на грани закрытия», отмечает Мария Черток.

               Роман Склоцкий, глава Центра развития филантропии благотворительного фонда Владимира Потанина, говоря о стратегиях и программах крупнейших российских фондов в период пандемии, выделил две возможные линии реагирования — борьба с пандемией и инициативы по преодолению последствий кризиса. Также он отметил следующие приоритетные меры: поддержка текущих грантополучателей (допфинансирование, продление сроков грантов и отчетности); антикризисные грантовые конкурсы для поддержки самых разных категорий НКО; усиление экспертного сопровождения грантополучателей; инициация коалиций для объединения ресурсов. Среди наиболее тревожных тенденций, отличающих Россию, Роман Склоцкий отметил отсутствие в донорских приоритетах финансирования актуальных медицинских исследований. В свою очередь,  Наталья Каминарская, директор центра «Благосфера«, обратила внимание коллег на то, что несмотря на возросший уровень внимания к информации об источниках поддержки социальной сферы, сохраняется дефицит соответствующих данных. «Все говорят о двух-трех крупных фондах, в то время как масса инициатив организаций поменьше остается «за кадром»», — отмечает   она.

Данные о ситуации в третьем секторе Свердловской области озвучили местные эксперты. Наталья Чащухина, исполнительный директор благотворительного фонда «Синара», отметила, что ее коллеги не только смогли перевести значительную часть активностей в онлайн в период карантина, но и открыли новую программу помощи больницам, по объему соразмерную годовому бюджету фонда. По данным Ларисы Бучельниковой, директора фонда «Семья детям» (г. Екатеринбург), ряд уральских НКО в период пандемии взял курс на объединение усилий и активный диалог с местной властью. По подсчетам уральских общественников с начала года в сферу социальной поддержки региона было привлечено более 400 млн рублей.

Подводя итоги дискуссии, Елена Чернышкова, руководитель центра исследования филантропии ВШЭМ УрФУ и президент фонда «Умная среда», выделила ряд ключевых моментов: «В результате пандемии в социальной сфере многих стран произошли существенные изменения: с одной стороны, в ходе гуманитарного кризиса все большее количество людей, социально-незащищенных групп и организаций стали нуждаться в поддержке, с другой — целый ряд крупнейших частных благотворительных фондов оперативно отреагировал на ситуацию запуском новых программ, расширением форм поддержки, выделением дополнительных бюджетов. При этом и в России, и в мире крупнейшие фонды стали инициаторами создания коалиций НКО, позволяющих совместно привлекать ресурсы.

Объем антикризисных программ частных фондов сравним с объемом дополнительной помощи, выделенной государством, а также Фондом президентских грантов, объявившим целевой конкурс поддержки НКО на 3 млрд руб. Например, сумма, направленная частными фондами на приобретение средств индивидуальной защиты для медиков, составила не менее трети от объема средств, выделенных на эти цели государством».