«Я думал, что просто приду и скажу: здравствуйте, я ваш папа». Честные истории выпускников Школы приемных родителей


ШПР часто становится одним из первых этапов на пути к приёмному родительству. Но это не всегда так. В Школе можно встретить кандидатов с абсолютно разными ситуациями: тех, кто точно знает, что возьмёт ребёнка в семью, тех, у кого уже есть опыт приёмного родительства, и тех, кто ещё не принял окончательное решение.

Мы поговорили с выпускниками Школы приемных родителей Центра поддержки семейного устройства «Дорога домой» в Екатеринбурге. В 2020 году Центр получил поддержку от Фонда президентских грантов и смог усилить свою работу по поддержке приемных родителей в Свердловской области.

Предлагаем узнать несколько разных историй выпускников Школы приемных родителей.

Анна, соло-мама, уже вырастила двух приемных дочек, сейчас воспитывает ещё двух девочек – обеих зовут Вероника

В ШПР я пришла повысить свою квалификацию как приёмный родитель, а ещё решить для себя на тот момент сложный вопрос. Дело в том, что я приёмный родитель сразу нескольких детей. И последний опыт общения с девочкой (Вероника, ей 13) оказался не такой, как с другими. Мы прожили с ней три года. За этот период у нас не получилось сформировать привязанность. Если она и есть, то носит амбивалентный характер: сегодня люблю, обожаю, а на следующий день всё наоборот. Пока что Вероника временно находится в детском доме.

На занятиях ШПР я поняла, что справиться с моей трудностью возможно. Причина того, что младшая находится в детском доме, в конфликтных ситуациях. А ещё старшая видит поведение младшей и говорит ей, что так вести себя неправильно. Часто это выходит больно и хлёстко, младшей это не нравится. Она говорит, что это был главный аргумент в пользу того, чтобы временно уйти и дождаться момента, когда старшая покинет семью.

Многие в процессе воспитания подростков испытывали трудности, ведь дети по-разному себя проявляют. Спасибо нашей опеке, которая всегда даёт подушку безопасности: или работу с психологом, или, если ситуация совсем сложная, временное размещение ребёнка в центре. Сам ты в это время можешь ещё лучше подготовиться (теоретически и практически), снова себя приводишь в тонус, идёшь дальше. Я считаю, это очень важно. Важна эта поддержка со стороны единомышленников, со стороны специалистов.

Я рада, что есть такая организация как «Дорогами добра», которая даёт нам возможность непосредственно встречаться со специалистами, которые на определённом отрезке пути могут поддержать, помочь, дать опережающее обучение. Чтобы потом ты мог ответить на свои вопросы. Очень важно приёмным родителям иметь такую поддержку. Печально, что не все родители осознают это.

Многие вопросы, которые были в моей голове, благодаря Школе расставились по местам. Я нашла на них ответы. Свою первую ШПР я проходила еще перед тем, как взять детей в семью, и это было более возвышенно и радужно. Мне казалось, что я такая молодец, делаю благородное дело. И в итоге проблемы не заставили себя ждать. То, что пишут в методичках и то, что происходит в жизни – абсолютно разные вещи. И как я могла купиться на такое – непонятно. Ведь я понимала, что на практике все будет не так, как нам преподавали. Я жила, делала выводы, совершала ошибки и нарабатывала опыт.

Анжелика, воспитывает детей с 2016 года

Я взяла детей практически сразу. Когда становишься приёмным родителем, вокруг тебя собираются люди, у которых тоже есть опыт. Я начала посещать мероприятия, даже летала в Москву на конференцию по теме расстройства реактивной привязанности у детей. Там познакомились со Светланой. Потом на Областном форуме познакомилась с родителями, которые прошли ШПР от «Дорогами добра». Тут я и поняла, что упустила что-то, мне многого не хватает, мне нужно больше информации.

В итоге со мной случилось такое расширение границ, выход из зоны комфорта. Я многое узнала. У меня еще есть маленький ребенок, и меня волновала тема привязанности. Он с рождения живет со мной, и я вижу, что у него всё не так, как у сверстников — отставание в развитии, есть особенности. Мне было сложно, я думала, что у него расстройство привязанности. Я думала: не может быть, ведь все его потребности удовлетворялись, он живет в семье. Я не могла разобраться. Когда эту тему подняли в Школе, я дома проанализировала всё и поняла, что у ребенка все-таки психические отклонения. Потом это подтвердили специалисты. Это был большой шаг. Все встало на свои места. Сейчас уже видна динамика: ребёнок стал больше разговаривать, контактировать.

Василий и Маргарита. Маргарита взяла 2 приёмных девочек: Ангелину (на тот момент ей было 4 года) и Веронику (ей было 2). Василий пришел в семью, когда им было 6 и 4. Маргарита живет с девочками уже около 3 лет, а в Школу они обратились, чтобы повысить компетенции Василия.

Василий: «У меня уже есть свои взрослые дети, но, чтобы понять, что такое приемные дети, я пошел в ШПР. Чтобы понимать особенности развития детей».

Рита: «Впервые я услышала о Школе на форуме приемных родителей, там же мы познакомились со Светой. А в прошлом году я поехала в палаточный лагерь «Город друзей», где было огромное количество приемных родителей, столько я никогда не видела. Потом мы с Васей сходили на ресурсную группу, нам понравилось. А когда встал вопрос о том, что нужно пройти Школу приемных родителей, я сразу поняла, куда мы обратимся».

Василий: «В нашей семье периодически возникает мысль о дальнейшем усыновлении детей, но пока мы занимаемся воспитанием девочек. У меня есть опыт воспитания двух кровных детей — мальчика и девочки. Честно сказать, проблем с детьми у меня не было, тем более нам помогала вся семья. А сейчас, начав воспитывать приемных дочерей, я увидел, что не все так гладко. Для меня каждое занятие на ШПР стало неким откровением. Погружаясь, ты начинаешь видеть изнутри, что это за дети, как они попали в детский дом. Для меня самым запоминающимся было по особенностям развития, где мы разбирали адаптацию детей. Я же, наивный, думал, что приду и скажу «Здравствуйте, я ваш папа», а все оказалось ой как непросто. Но мы работаем.

У нас получилось так, что в Школе теория, а дома практика. Бывает, сложно применять теорию на практике, бывают и срывы, бывает, что то, чему нас учили в Школе, на них не работает. Это ведь не работа, это даже не воспитание, это принятие душой и сердцем. Как только я познакомился с Маргаритой, я знал, что это женщина с приемными детьми, и я осмысленно пошел в семью с приемными детьми. Дети – это люди, поэтому надо находить контакт».

Рита: «Я знала, что это одна из лучших школ в Свердловской области. Больше всего мне запомнились занятия на тему трудного поведения. К нам приходила психолог Александра Филатова. По адаптации в семье Светлана Блинова все очень подробно рассказала. Несмотря на свой опыт, я много полезного взяла для себя из этой школы.

Я не давила на Васю, но понимала, что ШПР ему нужна. Ведь мы не вместе принимали решение взять детей, я одна их взяла, а он уже пришел в семью. Вася погрузился в эту тему приемного родительства, и нам теперь легче. Изначально Вася думал, что, если у него есть свои дети и внуки, он все знает, но приемное родительство – это другое, и надо знать его особенности».

Елена. У Елены 5 детей, один из них приемный. Самому старшему 26, самому младшему – 5, а приемному – 6. Приёмного ребёнка она воспитывает уже 3 года. Уже год Елена замужем за человеком, который не является приёмным родителем. В силу обстоятельств он не справился с ролью приемного отца и отстранился, Елена доходила Школу одна.

Пришла именно сюда, потому что давно знаю Светлану Блинову (координатора Школы) как позитивного человека, и эту ШПР многие хвалят. Даже смысла нет сравнивать эту школу с другой, она многим на порядок выше: больше знаний, на все мои вопросы я получила ответы.

Приемные родители — какие-то особенные люди, и всегда здорово общаться с единомышленниками. Больше всего мне понравилась тема про трудного ребенка, которую вела Саша Филатова, я много чего почерпнула для себя. Порой и с пятилетним ребенком справиться непросто, поэтому тема трудного поведения была очень важна для меня.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply