«Теперь я уверена в получении дееспособности!» В московских ПНИ проходят мотивационные тренинги для людей с шизофренией


Третий год в пяти психоневрологических интернатах Москвы разворачивается крутой проект: мотивационные тренинги для людей с шизофренией. «Пятеро участников тренинга уже получили ограниченную дееспособность», — говорит клинический психолог Елена Таккуева, — а еще семеро пойдут в суд по получению ограниченной дееспособности. Это — хорошие результаты!»

Психолог и бизнес-тренер Елена Таккуева работает в «Шереметьево ВИП» руководителем направления обучения и развития, а параллельно делает тренинги для людей с психическими заболеваниями в ПНИ.

— Проблема нарушений мотивации при расстройствах шизофренического спектра является в реабилитационном процессе основной, — говорит она. — Людям с подобным диагнозом требуется определенный, можно сказать ювелирный, подход в реабилитации. После перенесенного психоза или пролонгированного лечения им, как правило, требуется поддержка в обретении новых смыслов, целей, в преодолении физической и социальной ангедонии — это снижение способности получать удовольствие. Все это как раз и относится к задачам моего мотивационного тренинга…

По работе Елена Таккуева проводила и создавала тренинги для повышения управленческих компетенций руководителей. А затем в рамках магистерской диссертации на их основе разработала мотивационный тренинг для людей с диагнозом шизофрения. В 2017-18 гг. он проходил в больнице им. Ганнушкина на базе дневного стационара.

— С результатами исследования я выступала на одной конференции, и там его заметила ведущий специалист, работающий с интернатами, – Мария Сиснёва. Она и предложила проводить этот тренинг на базе психоневрологического интерната. И вот с 2018 года по 2020 в рамках проекта «Открытые двери» я сотрудничаю уже с пятью московскими психоневрологическими интернатами. На сегодняшний день обучение прошли семь групп. Это 35 человек (именно те, кто успешно завершил): 17 женщин и 18 мужчин.

— С чем люди приходят к вам на тренинг?

— Для начала мы разбираем их ожидания, потребности, цели, чего они вообще хотят в дальнейшем и как этого можно достичь. Я их стараюсь поддерживать во всех начинаниях, но никоим образом не формулирую за них цели – это их задача! Кто-то ставит вопрос о восстановлении дееспособности, а кто-то хочет научиться готовить, кому-то хочется выглядеть стильно, а кому-то нужно опубликовать свои музыкальные произведения. То есть, у каждого абсолютно разные цели, группа очень разношёрстная, и поэтому ни одно занятие не похоже на предыдущее – каждый тренинг уникален, каждый участник привносит что-то своё.

Мы начинаем с очень простых шагов: каждый участник вспоминает свои достижения, успехи. Очень важно начать двигаться, вспоминая прошлые достижения, и делать акценты на малых победах. Далее участники на примере пирамиды потребностей Маслоу озвучивают свои актуальные потребности, и уже на третьей неделе тренинга они вырастают в цели. Каждый ставит цель на неделю. Далее мы смотрим, что удалось, а что нет и главное — почему. К концу тренинга участники ставят масштабные цели на год, каждый — свои. У слушателей есть возможность работать в группе и смотреть, кто как выполняет, кто какими целями захвачен. И все это – в доверительной атмосфере, которая способствует повышению самооценки и воодушевлению на изменения. Если набирается вторая группа в одном и том же ПНИ, я самому активному участнику прошедшей группы вручаю благодарность и предлагаю быть моим со-ведущим в тренинге. Пока не было такого, чтобы кто-то отказался, а это ведь тоже важная часть реабилитации.

— Ну и вот готовка — как вы поможете научить готовить в условиях ПНИ?

— Была у нас в группе сравнительно юная девушка, и она очень хотела научиться готовить. Это была не единственная ее задача на весь тренинг, потому как он идет восемь недель, но начать она хотела именно с готовки. Так вот она расписывала буквально: какое именно блюдо, что ей для этого необходимо, какие ресурсы в виде рецепта, ингредиентов, сколько нужно денег и где она их может достать, что может этому помешать или кто. Мы пришли к тому, что приготовить блюдо можно, к примеру, на кухне ПНИ, договорившись с персоналом, или же дома в свой редкий отпуск. И что вы думаете? Она приготовила борщ!

Я, как правило, предлагаю начинать с очень простых целей, которые долгое время откладывались по каким-то причинам. Участник тренинга сам это формулирует, ставится задача, он выполняет ее или не выполняет, потом мы разбираем — удалось не удалось, почему, и потом я уже даю инструмент. Все их цели мы разбираем с использованием инструментов из менеджмента: пирамида Абрахама Маслоу, постановка целей по модели SMART, метод стратегического планирования SWOT-анализ, система постановки и достижения целей Бенджамина Франклина.

— А были такие люди, которые говорили «Ой, я не зна-аю, я ничего не могу, я просто хочу, чтобы все было хорошо»?

— Конечно, и такое говорят очень часто. И особенно в начале тренинга ряд участников относится ко всему этому с большим сопротивлением. Могут говорить, что «это как-то по-менеджерски», или «американский инструмент», и как «они без менеджмента выросли и ничего». И я не сильно погружаю их в эти теории, но все равно озвучиваю, что да, этими инструментами пользуются крупные компании, корпорации. И кого-то это привлекает, а кого-то, наоборот, стесняет, и всегда в группе есть определенное сопротивление у ряда персон.

Как правило удается справиться с сопротивлением за счет того, что в группе всегда есть хороший пример. То есть, человек пользуется этими «менеджерскими инструментами», и у него получается. Мне остаётся лишь это подчеркнуть, а на следующие занятия другим участникам, как правило, тоже все удается. Хотя двое-трое из группы могут не закончить программу, и это тоже нормально. Им либо тяжело, либо они не хотят, либо тренер не нравится или сам тренинговый формат не подходит, по-разному бывает.

— Каких реальных целей люди добились за тренинг?

— Очень обнадеживает то, что пятеро участников уже получили ограниченную дееспособность. Семеро пойдут в судебный процесс по получению ограниченной дееспособности, и одна участница обратилась в ПНД по вопросу об изменении диагноза на более легкий.

— А людям не очень сложно погружаться в бизнес-тематику?

— Никаких сложностей. Я даже сталкиваюсь с тем, что, зачастую, у управленцев в организациях бывает куда больше сопротивления, чем у контингента, который лечится в стационаре либо живет в интернате. Они очень быстро все схватывают.

У нас сейчас, к примеру, есть одна участница, она не разговаривает на группе вообще. При этом свои самостоятельные работы она пишет в чат и, надо заметить, очень все замечательно выполняет. Моя же задача — просто озвучивать ее ответы на задания. И у нее все правильно, моего вмешательства там вообще никакого нет. То есть, даже отсутствие речи не создает особых сложностей.

— Тренинги продолжаются, а как у вас технически все изменилось с карантином?

— Вот сейчас новая группа проходит полностью онлайн. Только одно занятие было очное, мы успели познакомиться, наладить контакт. Ну вот посмотрим, что из этого выйдет, потому что эффективность, на мой взгляд, должна снизиться, живое общение всё же ничто не заменит. Пока у нас три занятия прошло, все делают самостоятельную работу, подключаются. Но в середине группы, на 4-5 тренинге, как правило, начинаются «штормы», сильное сопротивление. Что-то не нравится, кто-то противоборствует – такова природа групповой динамики. Насколько получится в онлайн с этим совладать, посмотрим по результатам.

— ПНИ вам с техникой помогают?

— Да, тут никаких проблем. В этом плане ПНИ, которые запросили тренинги, всем оборудованы, все замечательно. В каждой организации есть сопровождающий сотрудник, и сотрудник, который организовывает ZOOM-конференцию. До 12 человек могут подключаться, из одной комнаты — по двое, по четверо. На следующем занятии попробуем «онлайн комнаты», так как у нас предусмотрена работа в мини-группах.

— А как вам ваши слушатели? 

— Очень интересные, прекрасные, с отличным чувством юмора. И шутят, а как же, смеются, очень часто и я вместе с ними! Это же все-таки мотивационный тренинг, и очень важно, чтобы им нравилось, чтобы они действительно хотели приходить.  Мне интересно с ними работать, надеюсь, и им со мной.

— Что сами участники говорят про тренинг?

—В конце я, как обычно на тренингах, даю анкету обратной связи, где участники оценивают полученный результат, работу тренера, раздаточный материал, насколько им было комфортно на тренинге и так далее. Как правило, оценивают на 5 баллов. И вот, что пишут: «Смогла раскрыть себя с лучшей стороны благодаря поддержке психолога», «Результат тренинга: уверенность в получении дееспособности», «Получила удовольствие от тренинга и буду дальше заниматься с психологом», «Стало более комфортно находиться в группе людей, я сформулировала цели и средства для достижение этой цели», «Тренинг помог оформить свои мысли по поводу самореализации». В совокупности с другими программами реабилитационной работы ПНИ тренинг даёт очень неплохие результаты.