Дополнительный инструмент и ориентир: итоги второго рэнкинга благотворительных организаций


Благотворительный фонд «Социальный навигатор» представил результаты рэнкинга благотворительных организаций России за 2021 год. Исследование выходит второй год подряд.

О рэнкинге 2022 года

Задача рэнкинга — упорядочивание информации о благотворительных организациях. Рэнкинг оценивает работу организаций по таким критериям: открытость, социальная отчетность, финансы и управление рисками. В исследовании участвуют только благотворительные организации по ФЗ РФ №135. Рэнкинг не оценивает эффективность работы некоммерческих организаций.

Под рейтингование в этом году попала 991 организация — из них: 563 крупных (доходы за 2021 год более 3 млн рублей) и 428 микро (доходы за 2021 год менее 3 млн рублей).

Высшую оценку — 4 звезды — за итоги работы в 2021 году получили 136 организаций, 3 звезды получили 284 организации, 318 организаций были оценены на 2 звезды и 253 организации получили 1 звезду.

Россия поднялась на 30 место в Мировом индексе благотворительности

Основные выводы этого года:

  • Некоторые благотворительные организации не успели нарастить мощности присутствия во «ВКонтакте» и в «Одноклассниках».
  • Эксперты отметили снижение прозрачности и качества отчетности в 2021 году.
  • Многие благотворительные организации (особенно из тех, что имеют 4 звезды), ссылаются на рэнкинг в годовых отчетах или презентациях о своей деятельности.
  • Тенденции проектной деятельности 2022 года (например, помощь беженцам) размывают категории рэнкинга «Направление деятельности» и «Целевые аудитории».

Как используется рэнкинг в секторе: 

Вероника Мисютина, советник Центра управления благосостоянием и филантропии и руководитель направления филантропических программ департамента корпоративного обучения бизнес-школы «Сколково»: «Многие наши студенты о рэнкинге знают, а если не знают, то узнают, потому что помимо технологических и общих трендов, наши образовательные программы помогают осознать себя и найти свое место на рынке, сравнить себя с другими участниками рынка и научиться рассказывать об этом своим стейкхолдерам. Рейтинги и рэнкинги это как раз один из способов и инструментов это сделать». 

Фатима Мухомеджан, директор благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт»: «Рэнкинг это дополнительный инструмент и для программ нашего фонда, и ориентир для региональных НКО. Для грантодающих организаций это также возможность посмотреть на себя со стороны, с другого ракурса, и обратить внимание на нюансы, которые в повседневной работе перестаешь замечать».

Анна Скоробогатова, исполнительный директор благотворительных фондов «Абсолют-Помощь» и «Свет»: «В нашей работе как грантодающей организации мы сталкиваемся с тем, что нам нужно определить механизмы и инструменты, которые помогут находить и выбирать лучшие проекты быстро, прозрачно и удобно для всех участников рынка. И такой инструмент как рэнкинг становится ресурсом для верификации организаций, которые подают заявки на наш грантовый конкурс».

Елена Феоктистова, управляющий директор по корпоративной ответственности, устойчивому развитию и социальному предпринимательству Российского союза промышленников и предпринимателей: «Бенчмарк внутри сектора, возможность посмотреть кто лучший и почему он лучший, — это очень важно».

«Хочется, чтобы в секторе повысился уровень прозрачности»: Татьяна Задирако о первом рэнкинге благотворительных организаций

«Рассказывать о работе всех НКО, а не только больших и всем известных»

Татьяна Задирако, учредитель и исполнительный директор Благотворительного фонда «Социальный навигатор», в интервью «Филантропу» рассказала об особенностях рэнкинга этого года. 

— Как проходила работа над рэнкингом?

— Рэнкинг благотворительных организаций РФ 2021 — продолжение нашей работы, которая началась еще в 2018 году. Это — следующий, второй рэнкинг БО РФ. В этом смысле он не особенный. Вместе с тем, некоторые вещи изменились. Так, в России более не используются социальные сети Facebook и Instagram (принадлежат Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена), информация об учредителях НКО стала теперь менее публична. Нам пришлось сделать акцент на социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники», а недостающую информацию собирать из других источников.

Работа над рэнкингом 2021 началась позже, чем планировалось, так как мы нашли на нее финансирование ближе к середине года. Благодарим два благотворительных фонда, которые нас поддержали — «Абсолют-Помощь» и «Искусство, наука и спорт». Работать над рэнкингом 2021 было проще не только потому, что уже была создана база благотворительных организаций, но и потому, что нам помогал опыт прошлого года. Нам не надо было создавать ничего принципиально нового с нашими техническими партнёрами из «ЛАСП Технологии». Алгоритм парсинга, объем информации, базы данных, сайт, методология, — всё было готово и уже апробировано. И команда работала одна и та же.

— Могли бы вы сравнить итоги прошлого рэнкинга и нового? 

— По цифрам НКО информация изменилась мало. Цифры как по общему числе БО РФ, так и числу тех благотворительных организаций, которые получили звезды, отличаются незначительно. Как было на платформе размещено около 12 000 НКО в 2020 году, так столько же и осталось в 2021, та же история и численностью благотворительных организаций со звездами. Тут нет неожиданностей. А вот с результатами и выводами все по-другому.

Во-первых, из-за изменения законодательства в области регулирования деятельности НКО многие НКО не успели нарастить потенциал в соцсетях, из-за чего показатели по этим параметрам были ниже, чем в прошлом году. 

Во-вторых, я бы отметила общее снижение прозрачности и качества отчетности. Я не могу ответить однозначно, связано ли это с пандемией коронавируса. Это очень соблазнительно связать эти два факта, потому что это бы все объясняло, но для подобного вывода надо, как мне кажется, сделать более глубокий анализ различных факторов влияния. Рэнкинг констатирует данный факт, но не дает ответа на вопрос: почему так. Да и это, на мой взгляд, не задача рэнкинга. 

В-третьих, в 2022 году мы начали систематически делать аналитические подборки по разным направлениями деятельности и печатать интервью руководителей организаций, попавших в эти подборки. Это привлекает больше внимания к рэнкингу, что логично и хорошо само по себе, но самое главное — мы интуитивно нашли нашу нишу. Рэнкинг освещает работу не только больших, всем известных, лидирующих на рынке НКО, но и средних и небольших НКО, тех, что только еще только развивает свою работу и потенциал. Это часть миссии, если хотите, которую выполняет рэнкинг: рассказывать о работе всех НКО, а не только больших и всем известных. И мы собираемся это направление работы продолжать.

И последнее: у нас есть нужда в кооперации, сотрудничестве. При подготовке тематических подборок мы обнаружили, что некоторые направления деятельности и целевые аудитории сформированы слишком общо, как у нас, так и у коллег, делающих базы по НКО. Из-за чего при парсинге данных некоторые системообразующие тематические организации выпадают из подборки. Нам приходится заниматься подбором вручную. А тот факт, что сейчас многие НКО собирают деньги на беженцев, эту структуру еще больше размывает.

— Заметили ли вы влияние рэнкинга и других появившихся рейтингов на развитие сектора? Хотя, конечно, обстоятельства последнего года сильно повлияли на работу. 

— Мне кажется, разные жизни проживаются одновременно и параллельно. Пандемия и специальная военная операция — часть нашей ежедневной истории, но работу никто не отменял.

Идут грантовые конкурсы, изменяется их формат и тематика, появляются новые регионы и смещаются акценты в сторону помощи беженцам. И инфраструктурные проекты существуют одновременно вместе со всей этой повесткой.

Новые горизонты: гранты и конкурсы для НКО до конца 2022 года

— Как рэнкинг используется сектором и каким организациям он полезен прежде всего? 

— Я бы сказала, что рэнкинг используется в первую очередь самими НКО. Каким образом: многие НКО, особенно те, что имеют 4 звезды, используют рэнкинг как маркер своих достижений в публичных отчетах о своей деятельности (годовых отчетах или презентациях для своих целевых аудиторий). Второе, что мы поняли из обратной связи и интервью: организации при формировании содержания своих сайтов, публичных отчетов используют критерии оценки рэнкинга и других валидационных площадок, в том числе рейтингов, что не может нас не радовать. В конечном итоге мы все заинтересованы в профессионализации сектора. 

— Ждать ли третьего рэнкинга? 

Третьего рэнкинга ждать, конечно. Мы вместе с экспертным советом эту историю задумывали в долгую как системную историю для сектора. Поэтому деньги мы на нее в 2023 году уже потенциально имеем, но их пока недостаточно. Мы продолжаем поиск финансирования. Работа над рэнкингом БО РФ 2022 начнется в июне, когда отчетность НКО в МЮ РФ будет сдана и появится на интернет-ресурсах. То есть появится публичная информация, с которой можно работать, формируя базу для рэнкинга 2022 года. 

Деньги на инфраструктурные проекты всегда сложно искать. Сейчас вообще время нелегкое, но за долгие годы работы я поняла одну вещь: когда закрывается одна дверь, то обязательно открывается другая. Надо смотреть по сторонам и быть готовым к новым возможностям. 

Нам лично, как организации, делающей рэнкинг, нужно много работать над его продвижением, формированием личных кабинетов благотворительных организаций и аналитикой. Так я себе вижу перспективы на 2023 год. И пожелаем нам всем удачи.  

4 миллиона пожертвований в НКО: исследование о работе онлайн-платформ

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий