«Я — точка, в которой тишина»: как создавался спектакль «Прикасаемые»


10 апреля в Театре Наций прошел последний показ спектакля «Прикасаемые» — одного из самых известных инклюзивных театральных проектов, который создали совместно Театр Наций и Фонд поддержки слепоглухих «Со-единение». Сейчас команда спектакля начала готовиться к новой международной версии «Прикасаемых», премьерные показы которой пройдут в октябре 2017 года в Лондоне и Париже.

«Филантроп» поговорил с организаторами и педагогами проекта о том, почему определение «люди с ограниченными возможностями» не всегда верно в отношении тех, кто не может видеть и слышать. 

Разговор о тишине

Спектакль «Прикасаемые». Фото Антон Ростовский

Сквозь темноту сцены пробивается тусклый красный свет. Становится слышно еле уловимое щебетанье птиц. Где-то вдалеке раздается лай собаки. И снова тихо и темно. Так начинается спектакль «Прикасаемые», где наравне со зрячеслышащими играют слепоглухие актёры. Их мир когда-то был цветным и полным звуков. А потом все потухло. Наступила тишина.

Поговорить об этой тишине и темноте предложил актёр и художественный руководитель Театра Наций Евгений Миронов. Спродюсировала проект актриса Ингеборга Дапкунайте, поставил спектакль — режиссёр Руслан Маликов. Помогают вести «Прикасаемых» актёры Елена Морозова и Игорь Костолевский. 

Из архива проекта «Прикасаемые»

— Когда мне рассказали об этой идее Евгения и Ингеборги, я сразу же согласилась участвовать, — рассказывает Елена Морозова. — А сейчас я уже напрямую сотрудничаю с фондом «Со-единение», и не только играю в «Прикасаемых», но и веду мастер-классы. Кстати, и своих детей я познакомила с этой историей: привела старшего сына на Международный день слепоглухих и попыталась ему объяснить, что между ним и детками с особенностями нет абсолютно никакой разницы.

Он даже попытался жесты контактного жестового языка выучить, запомнил две фразы: «мама, я тебя люблю» и «ты мне нравишься». Теперь сам спрашивает, когда мы поедем к ребятам, которые ручками разговаривают.

— Для вас спектакль «Прикасаемые» — про что?

— Для меня это история о том, какой путь преодолевают слепоглухие люди в нашей стране, — отвечает Елена. — Это истории их жизни, разговор о том, как они оказались такими: кто-то не видит и не слышит с рождения, а кому-то просто дозу прививки перепутали. Как живут эти люди, как преодолевают трудности, как влюбляются, выходят замуж, рожают детей… Рассказать им это помогают зрячеслышащие актёры. Мы работает в тандеме. То, что делают слепоглухие актёры, вызывает у меня восхищение. Хочется сказать людям: «Посмотрите, вот они настоящие герои». Они на самом деле чего-то лишены — а не машины или телефона, к примеру. О наших проблемах в сравнении с проблемами этих людей даже вспоминать не стоит.

Помнить, что тело — это дом

Елена Морозова. Фото Вячеслава Замыслова

Через несколько минут у Елены начнётся занятие с особенными актёрами. Среди них не только слепоглухие, но и люди с синдромом Дауна. Пока мы беседуем в раздевалке, к ней постоянно подходят вновь пришедшие актёры. Они обнимаются, как старые друзья. И по словам Елены, это действительно так. Хоть и общаются через тифлосурдопереводчика — специалиста, владеющего дактильной азбукой, где каждой букве соответствует определённое положение пальцев. Так можно говорить «рука в руку» со слепоглухим. Причём такой специалист не просто переводчик, но и сопровождающий слепоглухого. 

Мастер-класс Елены Морозовой. Фото Вячеслава Замыслова

— Меня зовут Лена, — начинает занятие Морозова. — Сегодня мы попробуем разные техники, которые я использую для того, чтобы превратиться в какого-то персонажа. Некоторые из них взяты из восточной философии, а некоторые — из книг Михаила Чехова. Вся актёрская школа Голливуда практикует их. Итак, ноги на ширине бёдер, коленки мягкие. Представьте, что ваш позвоночник — он бесконечный, тянется сквозь макушку, как луч света. Плечи и шея расслаблены. 

Участники мастер-класса стараются следовать командам под медиативную музыку. Они словно марионетки подвисают в воздухе, качаясь на носках с закрытыми глазами. Единственная опора — собственный позвоночник. 

В центре зала падает девочка Вера. Обморок. Людям с синдромом Дауна нельзя долго находиться с закрытыми глазами. Когда Вера придет в себя, занятие продолжается. 

— Теперь ложимся и кладем руки на низ живота. Делаем большой вдох. Набираем воздух в живот, как в большой воздушный шар. Выдох через рот. Как-будто маленькая дырочка между губ. 

Мастер-класс Елены Морозовой. Фото Вячеслава Замыслова

— Мне щекотно. Я боюсь щекотки, — хихикает Вера. 

— Следующее задание: делаем медленные шаги с переносом тяжести тела на ступни. Сделал шаг, почувствовал устойчивость — следующий шаг. 

По словам Елены Морозовой, эти упражнения помогают расслабиться или наоборот настроиться и собраться. А еще — раскрепощают, помогают почувствовать друг друга и облегчают общение. 

Влад шагает, вытягивая носочки изящно, как в балете. У Влада синдром Дауна.

— Влад, да у тебя сразу получается характерная походка, — подбадривает его Елена. — Играй с весом тела. Лови этот момент. Да-да-да. Хоп! Возвращай корпус назад.

Слепоглухим актерам намного труднее. Чтобы понять, как двигается Елена, они прикасаются к ней руками и сопровождают из одного угла зала в другой.

— Попробуем поиграться своими костями. Представьте, что у нас только кости. Мы не можем делать плавных движений, как кошки. Обратите при этом внимание на то, как работают наши суставы.

— Я не знаю, что такое кости! — восклицает недавно пришедший Дима. 

— Это скелет, опора нашего тела, — поясняют говорящие участники. 

Все актёры дружно начинают загибать руки и ноги. Теперь они не марионетки. Теперь это роботы. Только у Веры не получается. Тело не слушается. И ей становится скучно. Вера засыпает. А занятие продолжается. 

 

Мастер-класс Елены Морозовой. Фото Вячеслава Замыслова

— Теперь придаем походке эмоциональную окраску, настроение! Например, шагайте так, будто вам жарко или холодно. Или попробуйте мечтательную походку. Давайте сначала пройдусь я, а вы угадаете моё настроение.

Слепоглухие окружают Елену со всех сторон, касаются ладонями её рук, плеч. Для них это интересная игра. Они ведут себя, как дети. Радуются, если угадали. Или огорчаются и, опуская руки, отходят в сторону.

Затем приходит очередь Влада изображать походку. Слепоглухие хотят угадывать её через прикосновения. Но Влад притронуться к себе никому не позволяет. Никто и не разгадал его походку. Оказалось, он изображал «сподвижника».

— Когда вы не знаете, как поступить, перед вами стоит сложный выбор, всегда можно просто встать и покачаться. Вот так, — показывает Елена, слегка покачиваясь вперёд и назад. — Прислушивайтесь к себе. Не забывайте, что тело — ваш дом.

Говорить «в руку» 

— У меня родители глухие, — рассказывает Мария Духненко — тифлосурдопереводчик актёра Алексея. — Язык жестов знаю с детства. А говорить, читать и писать меня учили бабушка и дедушка, они слышат. Потом я прошла курсы по подготовке переводчиков жестового языка и устроилась работать. Сначала только с глухими. Но моя начальница начала приобщать ещё и к слепоглухими. Мне объяснили, как им «в руку» говорить, как сопровождать. Мне это не очень сложно, потому что я из глухой семьи.

— Как устроена система работы с такими людьми?

— Есть специальная диспетчерская служба. Там работают переводчики и сопровождающие. Слепоглухие или глухие подают заявку, и им выделяют кого-то из нас. С кем-то я хожу в поликлинику, с кем-то в полицию. Алексея вот в театр сопровождаю. Только в суды мне пока нельзя ходить, опыта мало.

Алексей в «Прикасаемых» — поэт. Пишет стихи о любви. С юности он мечтал стать актером. В младенчестве после тяжелой болезни он потерял слух, но видел хорошо. В школе даже спортом занимался: играл в хоккей и футбол. Зрение начало ухудшаться лишь в 2001 году. Долго переживал, но в итоге смирился. Однажды он познакомился с актрисой Ириной Поволоцкой. Она его позвала в театральный проект. И так началась совсем другая жизнь: яркая, насыщенная. 

Живые картины и чувства

— В нашем фонде слепоглухие и танцуют, и рисуют, и спортом занимаются в рамках программы реабилитации, — говорит Виктория Авдеева, руководитель театрального направления фонда «Со-единение». – А спектакль «Прикасаемые» уже перерос в проект, который называется «Инклюзивная театральная школа». Он объединил три театральных школы (Школа-студию МХАТ, ГИТИС, Театральный институт им. Бориса Щукина) и три благотворительных фонда: «Со-единение», «Я есть!», «Жизнь в движении». На данный момент мы поставили три театральных эскиза: «Чайка», «Кармен» и «Женитьба». В этих постановках играют уже не только слепоглухие, но и актеры с синдромом Дауна и с аутизмом. 

 

Фото из спектакля «Прикасаемые»

Чтобы научить слепоглухих людей ориентироваться на сцене, в эскизе «Прикасаемых» лепили метки на полу, делали навигацию. В спектакле отказались от этого, потому что актеры уже изучили пространство.

– В знакомом месте слепоглухой человек сможет вас водить с закрытыми глазами, — продолжает Виктория. – В новом же спектакле само пространство будет подстраиваться под актеров. Это будет мультипликация, представляющая пространство, которое оживает при движении людей на сцене. 
Сейчас мы создали лабораторию доступности искусства для слепоглухих. В ней мы реализуем новый проект «Эрмитаж. Живые картины». В его основе — создание мультисенсорных моделей картин для слепых и слепоглухих. Они будут представлены в Эрмитаже рядом с оригиналами. Их можно будет ощутить. Эта идея появилась в июне прошлого года. В основе — упражнение, которое практикуют в театральных вузах, — оживление картин. Мы решили показать слепым и слепоглухим прекрасный мир искусства через их погружение внутрь картины. Пока это лаборатория. Мы еще сами не знаем, что получится в итоге. Сейчас вместе со слепоглухими мы исследуем выражение цвета и эмоцию, которая с этим цветом ассоциируется. Это парадоксально. Казалось бы, для слепоглухих цвет — самое недоступное. Но у наших участников есть образ мира, образ цветов, потому что когда-то они видели, и у многих из них сохранилось внутреннее представление. Плюс осязание, обоняние помогают им. Так формируются цвета, и в голове рождается образ картины. Через пластику форм и эмоцию цвета попробуем оживить композиции разных художников. Помогают мне в этом режиссер, мультипликатор Александр Петров вместе со своим сыном Дмитрием и хореограф Алексей Щербаков. 

Мастер-класс Елены Морозовой. Фото Вячеслава Замыслова

Виктория ненадолго замолкает.

— Понимаете, наша цель — изменение отношения общества к людям, которых называют инвалидами, — продолжает она после паузы. – Вообще «люди с ограниченными возможностями» — неправильное определение.

Все мы по сути в чем-то ограничены. Поэтому мы называем их людьми с особенностями. Просто если выйти за рамки квадрата предвзятого отношения, то можно увидеть, что у них есть возможности, которыми не обладают обычные люди. 

Мечты об идеальном обществе

Мастер-класс Елены Морозовой. Фото Вячеслава Замыслова

Вечером, после мастер-класса Елены Морозовой, особенные актеры расходятся. Перед уходом они обнимают всех: зрячеслышащих артистов, сотрудников театра, организаторов. Раздевалка пустеет очень медленно, потому что каждый прощается с каждым. 

─ Вы верите в чудо? — спрашиваю. 

─ У меня вся жизнь полна чудес. Правда. Просто все зависит от человека. Если веришь, то всегда все сбывается. Я вот мечтала работать с такими актерами не несколько раз в год, а постоянно. И вот благодаря фонду «Со-единение» это стало реальностью. Мечты сбываются, если про них не забывать. Ну и что-то делать, конечно, для их реализации. Но здесь надо понимать, что не все способы хороши. Всем известная фраза про цель, оправдывающую средства, имеет продолжение: если цель ─ спасение души. Понятное дело, если ты спасаешь душу, то какие-то методы ты использовать не будешь. Нужен баланс. 

─ Ваше идеальное общество ─ какое оно?

─ Общество без стереотипов. Где бы наши родители не думали, что их возраст ограничивает их в чем-то. Где они могут пойти на дискотеку с 14-летним. Где девочке с детства не навязывают мысль о том, что кухня ─ это самое важное в ее жизни. Где людей, которых называют инвалидами, не называли бы инвалидами.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply