Президентский миллиард поделят лояльные НКО


Президент Дмитрий Медведев. Фото пресс-службы Кремля

Дмитрий Медведев подписал распоряжение о поддержке НКО, участвующих в развитии гражданского общества. Операторами суммы в 1 млрд рублей стали структуры, близкие к «Единой России». Эксперты просят большей прозрачности в распределении президентских грантов.

Распоряжение «Об обеспечении в 2010 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества» президент России подписал 10 мая. Деньги на «поддержку гражданского общества» начали выделяться с 2006 года. Тогда НКО было направлено 500 млн. руб. В 2007 — 1,2 млрд. руб., в 2008 — 1,5 млрд. руб. В 2009 году в связи с кризисом вместо ожидавшихся 2 млрд. руб. было выделено 1,2 млрд. руб. На этот раз сумма еще сократилась.

Все свои

А вот операторы, распределяющие средства между НКО на конкурсной основе, остались прежними: в этом году, как и в прошлом, их пять. Все они близки к «Единой России» и власти.

Операторы президентских грантов
  • Автономная некоммерческая организация «Институт общественного проектирования» (проведение социологических исследований и мониторинга состояния гражданского общества) — 80 млн рублей
  • Региональная общественная организация «Институт проблем гражданского о бщества» (проекты в области образования, искусства, культуры и общественной дипломатии) — 160 млн рублей
  • Межрегиональная правозащитная общественная организация «Сопротивление» (защита прав и свобод человека, правовое просвещение населения) — 160 млн рублей
  • Общероссийский общественный фонд «Национальный благотворительный фонд» (поддержка и социальное обслуживание малоимущих и социально незащищенных категорий граждан, охрана здоровья населения и окружающей среды) — 320 млн рублей
  • Фонд подготовки кадрового резерва «Государственный клуб» (поддержка молодёжных инициатив, проектов молодежных движений и организаций) — 280 млн рублей

Так, «Институт общественного проектирования» возглавляет Валерий Фадеев, председатель комиссии Общественной палаты РФ по экономическому развитию и поддержке предпринимательства и главный редактор журнала «Эксперт». Фадеев участвует в разработке политической идеологии либерального консерватизма вместе с клубом «Единой России» «4 ноября», отмечает Закс.Ру.

Президент «Института проблем гражданского общества» Мария Слободская — также член Общественной палаты РФ, председатель комиссии по вопросам развития гражданского общества, главный редактор журнала «Гражданский диалог», член общественных советов при Минрегионразвития, Минюсте, ФСПП, ФРС.

Возглавляющая межрегиональную правозащитную общественную организацию «Сопротивление» Ольга Костина — супруга замруководителя управления по внутренней политике администрации президента Константина Костина, который до прихода в Кремль работал замруководителя ЦИК «Единой России».

Фонд подготовки кадрового резерва «Государственный Клуб» создан по инициативе депутатов Госдумы от «Единой России». «Цель Фонда — поддержка подготовки высокообразованных и квалифицированных кадров, патриотов своей страны, способных решать задачи по укреплению российской государственности в различных областях деятельности — в политике, науке, бизнесе», — говорилось в сообщении о создании фонда, размещенном на сайте единороссов.

Эти структуры должны будут на выделенные средства провести конкурсы, по итогам которых деньги будут распределены между выбранными ими некоммерческими неправительственными организациями.

Мнения экспертов

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева в интервью «Новым Известиям» высказала свои опасения по поводу продуктивности такого государственного подхода. «Во-первых, миллиард – это не по-президентски скромно, учитывая количество НКО в нашей огромной стране. Во-вторых, на субсидии из государственной казны гражданское общество не построишь.

Ведь их получат те, кто государству мил, кто не будет раздражать власть критикой.

Поэтому ни количественно, ни качественно этот шаг не повлияет на развитие гражданского общества, которого не будет до тех пор, пока в стране нет независимого бизнеса. На Западе, например, частные благотворительные фонды имеют огромную силу».

Елена Тополева-Солдунова, директор АНО «Агентство социальной информации», уверена, что конкурсное распределение средств между НКО должно быть максимально прозрачным. «Понятно, что эта сумма всех проблем не решит. Но хорошо, что она есть, хоть какая-то… Само получение президентского гранта является одновременно статусной вещью для НКО. Это важно, — сказала она корреспонденту «Филантропа«. — Другое дело, что процесс распределения нуждается в совершенствовании – об этом многие говорят и пишут. Региональные некоммерческие организации, например, направили письма с конкретными предложениями, как можно усовершенствовать эту систему. Будет ли это как-то учтено при разработке новых процедур – я не знаю. В этом конкурсе должно быть максимально публичности и прозрачности. И если выявится какое-то недовольство, обязательно надо на это реагировать… В этом году президент впервые поручил фондам-операторам представлять отчеты о своей деятельности. Хорошо бы, чтобы эти отчеты были публичными».

  1. Мизантроп

    Да ежу понятно, кому дадут бабло. Тут, как говорится, они в правительстве только подумали, а мы уже знаем. Спектакль продолжается. Только сдаётся мне, что накроется он скоро вместе со всем театром.

  2. б.а.рмалей

    а вот что говорят блогеры:

    http://community.livejournal.com/humanrights_ru/333969.html

    Поддержка НКО, участвующих в развитии гражданского общества, – дело замечательное. Однако поскольку источником нарушения прав граждан, вынужденных обращаться за помощью к правозащитникам, в подавляющем большинстве случаев является само государство, то распоряжение вызывает вопросы априори. Впрочем, эти вопросы сразу отпадают, если взглянуть на приложенный к распоряжению список тех самых организаций, которые предполагается материально поддерживать.

    Третьим пунктом в нем обозначена межрегиональная правозащитная общественная организация «Сопротивление», возглавляемая г-жой Костиной Ольгой Николаевной. Напомню: Ольга Костина – один из главных «свидетелей» по делу «ЮКОСа», точнее – по делу Алексея Пичугина и Леонида Невзлина.

    И кавычки рядом со словом «свидетель» – я убеждена – вполне оправданны. Ведь до ареста Алексея Пичугина ни Костина, ни Генпрокуратура не усматривали связи между взрывом, произошедшем в ноябре 1998 года под дверями квартиры родителей Костиной, и «ЮКОСом». И только в 2003 году прокуратура неожиданно заявила, что руководство «ЮКОСа» решило таким образом отомстить бывшей коллеге за нежелание лоббировать интересы компании в мэрии. «Вспомнила» об этом (спустя пять лет после события) и сама Костина.

    Вскоре после дачи таких показаний карьера Ольги Костиной пошла в гору, она стала членом Общественной палаты, советником директора ФСБ на общественных началах и возглавила правозащитную организацию «Сопротивление». Впрочем, правозащитники Ольгу Костину своей коллегой не считают.

    К слову, ее муж, Константин Костин (тоже свидетельствовавший против Алексея Пичугина, а впоследствии и Леонида Невзлина), назначен руководителем одного из отделов администрации президента РФ и заместителем ЦИК партии «Единая Россия».

    Показательно, что в прошлом году, согласно аналогичному распоряжению Дмитрия Медведева (от 16 марта 2009 года), «Сопротивление» также получило круглую сумму. А вместе с ней – право распределять эти деньги среди других, избранных, правозащитников.

    Надо ли уточнять, каков этот круг? Что шансы попасть в него напрямую определяются успешностью прохождения теста на лояльность власти? Между тем правозащитник, защищающий права граждан, потерпевших от действий власти, и ей (власти) лояльный – это оксюморон. Г-жа Костина, несомненно, человек нынешней власти очень нужный. Ведь не будь ее и ей подобных – сложнее (а может, и вовсе невозможно) было бы сфабриковать эти безумные «дела». Ей и карты, то есть деньги, в руки.

    А например, у фонда «Право матери», который помогает пострадавшим от дедовщины в армии и семьям солдат, вернувшихся отнюдь не с войны в цинковых гробах, не осталось денег даже на почтовые конверты. И что-то мне подсказывает: его едва ли коснется президентское распоряжение.

Leave a Reply