«Игры — это особая атмосфера радости и чуда»


В Москве идут «Игры победителей» — самые крупные в мире соревнования для детей, перенесших онкологические заболевания. Этот реабилитационный проект помогает детям, которые провели в больнице месяцы и даже годы, вновь поверить в себя, перебороть страх и неуверенность, поставить цели в жизни и обрести силы для их достижения.

Уже седьмой год подряд Игры проводит российский благотворительный фонд «Подари жизнь». Первые Игры состоялись в 2010 году на московском стадионе «Локомотив» и стали незабываемым событием для 200 детей из 8 стран. В Играх-2016 принимают участие более 500 детей в возрасте от 7 до 16 лет из 15 стран мира.

Надежда Кузнецова, координатор проекта Всемирные детские «Игры победителей», волонтер фонда «Подари жизнь» и менеджер корпоративных образовательных программ бизнес-школы «Сколково», рассказала «Филантропу» об истории первых Игр, о вдохновении, любви и победе над болезнью.

Все часто вспоминают слова Гали Чаликовой, которая после первых Игр победителей в 2010 году сказала: «Это был личный подвиг Надежды Кузнецовой». Это правда, так?

Да, Галя, правда так сказала. Но, честно говоря, эта фраза не про меня, она про Галю. Галя – это любовь, она всех нас объединяла этой своей любовью, своей верой в нас. Она создавала в фонде столько тепла, склеивала всех между собой. Если бы не было Гали, нас бы тоже сейчас не было.

В тот год первых соревнований Галя меня, конечно, жалела, это была большая нагрузка, большой стресс, мы все делали в первый раз. Такого масштаба проект один человек сделать не может, у нас с самого начала была большая команда волонтеров. Тут нужно вспоминать команду, вклад фонда.

945A3284

фото предоставлено пресс-службой

А чья была идея Игр?

Я говорила по-польски, и меня в 2008 году отправили с нашими ребятами в Польшу на олимпиаду для детей, перенесших онкологические заболевания. К тому моменту я уже три года была больничным волонтером фонда, и после этой поездки стало понятно, что нам нужны такие соревнования. Галя Чаликова и Гриша (Григорий Мазманянц – прим. редакции) очень поддержали эту идею.

Как сложно про Галю говорить «была». Галя есть. Когда Галя заболела, мы сделали рассылку для ближнего круга, которая называлась: «Как Галя?», чтобы ее лишний раз не беспокоить. Когда ее не стало, группа осталась, но теперь мы по-другому понимаем ее название. Мы хотим быть — «Как Галя». И до сих пор, когда не понятно, что делать, стоит лишь подумать: «А чтобы сделала Галя на нашем месте?». Она все могла решить — с любовью. Но и роль Гриши огромная. Он большой стратег и мудрый лидер, один из моих любимых руководителей, никогда не вмешивается, не занимается микроменеджментом, он дает полную ответственность и свободу. Но при этом всегда готов помочь, включиться, дать ценный совет. Это счастье работать с людьми такого экстра-класса. Очень круто делать волонтерский проект и одновременно работать с такими профессионалами.

Как получилось, что вы стали волонтером «Подари жизнь»?

Я пришла в фонд, когда еще и фонда не было, только инициативная группа «Доноры детям». Я была студенткой, хотела помогать и прочитала пост в ЖЖ Кати Чистяковой. Пришла на первую ознакомительную встречу, нас сразу после разговора повели в отделение. И я поняла, что уже не смогу не вернуться. Когда я пришла во второй раз, то увидела, что один мальчик, колясочник, сидит напротив входа и смотрит на дверь. Оказывается, он ждал меня. Всем людям там, в больнице, очень важно, что к ним кто-то приходит.

Чем мы только ни занимались – покупали моющие средства в отделения, искали квартиры для детей, праздновали Новый год и дни рождения. Сейчас это системная работа фонда, а тогда все только начиналось.

Мы очень дружили с детьми и семьями, и общаемся с ними до сих пор.

image1 (1)

Фото из личного архива

В чем особенность больничного волонтерства?

Это очень сложно, это одновременно большая ответственность и потрясающие эмоции, это переживания, которые остаются на всю жизнь. Наверное, именно поэтому нам всем были нужны Игры. В больнице ведь разные вещи происходят, много грустного, и нам хотелось противовеса, чтобы сфокусироваться на хорошем – на том, что большинство ребят выздоравливает, и что чем дальше, тем процент выздоравливающих выше.

image2

Фото из личного архива

Соревнования – это концентрация позитивных эмоций, здесь, как нигде, просто поверить в победу. Ведь болезнь — очень токсичная. Она остается в жизни, даже когда человек здоров, потому что слишком много страхов было пережито во время лечения, и очень сложно вернуться к обычной жизни. Зато видеть, как они возвращаются, — потрясающе. На днях у нас был праздник — один мальчик, к которому мы каждую неделю ходили в больницу в течение полутора лет, получил диплом юрфака МГУ. Другой мой друг, которому было 6 лет, когда мы с ним встречались в больнице, уже на голову выше меня.

А сейчас вы бываете в больнице?

Нет, сейчас практически не бываю. У меня маленький ребенок, я стараюсь свободное время проводить с ним. Но думаю, дело не только во времени. Я смотрю на многих больничных волонтеров, у большинства цикл активной волонтерской работы – 2-3 года, а после кто-то находит свой тематический проект в благотворительности, как я, и остается в нем, кто-то решает стать врачом или медсестрой, кто-то идет работать в благотворительность, кто-то совсем уходит.

В принципе, во всем мире волонтеры – люди самого разного возраста и статуса, есть молодые и пожилые, семейные и одинокие. В России все же пока большинство – это молодые женщины 23-28 лет, хотя это меняется постепенно.

945A3030

фото предоставлено пресс-службой

Вы сами не хотели продолжить свою карьеру в фонде или в благотворительности?

Периодически такие мысли возникают. Но у волонтерства очень много своих плюсов. Это особое удовольствие, потому что работаешь для души, с огромным желанием, это самая сильная мотивация. И это не только я, все Игры делают в основном волонтеры. И работают с полной отдачей, творчески, выкладываются по максимуму. До тех пор, пока людям интересно, важно это делать, они делают это на полную мощь. А после их уже ничто не удержит. В оргкомитете Игр около 20 человек, большинство из них в команде все семь лет, с самых первых соревнований. Для корпоративных проектов 7 лет – большой срок, обычно через 2-3 года команда меняется. У нас же получился длинный цикл, но я связываю это именно с тем, что люди делают это в удовольствие, делают все от души.

А это принципиальная позиция фонда делать такой масштабный проект с волонтерами?

Так исторически сложилось. Когда мы только запускали проект, Гриша говорил, что ты можешь быть волонтером на любой роли, но если ты руководитель проекта, то нужно быть на зарплате. У меня же тогда была принципиальная позиция: я категорически не хотела за это брать деньги. И мне было важно доказать, что моя работа не пострадает, что директор может с меня спросить за любую мелочь в процессе и будет спокоен. И мне кажется, что это очень круто, что такой крупный фонд отдает свое важное мероприятие под ответственность волонтеров.

Кроме того, не хочется тратить деньги фонда. Фонд перегружен основной работой. А на самих играх задействовано порядка 500 волонтеров – такого штата нет ни у одного фонда. А некоторые сотрудники фонда на время Игр даже берут отпуск и идут к нам волонтерами. Для них это своего рода отдых.

Как вам удается совмещать работу с таким масштабным проектом?

Сейчас на сами игры я взяла отпуск на неделю, потому что на площадке нужно быть все время. Когда мы готовили первые Игры, мне пришлось уволиться. Тогда я работала в компании «Пфайзер» координатором по обучению, но Игры отнимали все время.

Но свою работу я нашла именно благодаря фонду. На первых Играх я познакомилась с Гором Нахапетяном, видимо, он понял, что я — человек, укушенный работой, с горящими глазами, и пригласил меня в «Сколково».

image1

Как ваша работа и волонтерство связаны? Что они дают друг другу в вашей работе?

Эти проекты в чем-то похожи, везде есть элемент организации мероприятий, в «Сколково» я отвечаю за корпоративные образовательные программы, в этом году мой клиент — «Роскосмос», я работаю с ведущими специалистами космической отрасли.

И там, и там есть возможности для творчества, поэтому они мне интересны. И конечно, смысл.

Мне кажется, в жизни все должно происходить по любви. Пока любовь есть – в работе, в отношениях, в дружбе – есть смысл. Я не верю, что человек может делать что-то классное, с хорошим результатом, не любя этого. Все люди, которые приходят в «Сколково», с которыми я работаю в фонде, — влюблены в свое дело.

Что самое сложное в Играх для вас сейчас?

В первые игры у нас было 200 детей и 8 стран, а сейчас 500 детей и 16 стран. Кроме того, мы сами себе поставили такую высокую планку, что каждый год нам все сложнее, и надо прыгнуть выше головы, чтобы было еще лучше. Но это и интересно. У нас выступают очень известные артисты, призы вручают легендарные спортсмены, но мы каждый раз стараемся всех чем-то удивить.

А что особенного будет в этом году?

К нам впервые приехала Португалия. И мы решили сделать игры более домашними, уютными, у нас все происходит на одной площадке, в ЦСКА, все близко, дети никуда не должны уезжать. Нам хочется, чтобы люди успели пообщаться. В прошлом году у нас была насыщенная программа, дети не успевали провести свободное время. В этом году мы решили всю программу сделать на одной площадке, чтобы люди раскрылись, наобщались,

CK1A9177

фото предоставлено пресс-службой

Обычным зрителям стоит приходить на Игры?

Конечно, обязательно! Тут невероятная атмосфера праздника, к нам можно прийти с детьми, можно поволонтерить на месте, у нас много интересных мастер-классов, вкусные угощения, батуты, танцы, концерты известных артистов, огромный городок развлечений – и все бесплатно. Игры — это настоящее экспресс-погружение в тему благотворительности с одной из ее лучших сторон. Можно увидеть результаты работы врачей, фондов, разделите ее радость и смысл изнутри. Такая короткая инъекция, и в жизни появится еще одна хорошая краска и личное мнение про эту сферу жизни. Для меня лично это исключительно важные знания и опыт.

И конечно, это важно для участников – их очень поддерживают полные трибуны на соревнованиях и овации на награждении. После всего, что они пережили, хочется просто перекормить их хорошими эмоциями. Вытолкнуть все остатки страхов, неуверенности и тяжелых воспоминаний.

Благодаря этому у нас случаются настоящие чудеса. Так, несколько лет назад на Игры приехала одна девочка, ей было сложно ходить, она была на костылях. И вот она выигрывает в одном виде соревнований. Когда ее позвали на пьедестал получать медаль, она неожиданно бросила костыли и пошла сама. Родители, сопровождающие бросились следом, подумали, что она от эмоций переоценила свои силы, но нет. С этого дня она больше не брала в руки костыли, ходила с палочкой. И на играх еще есть такие истории. Игры — это особая атмосфера радости, чуда. Дети за время болезни привыкли, что они слабые, больные, а на Играх они самые быстрые, ловкие, сильные. Пять дней игр сильно их меняют, потом это с ними остается надолго.

Это море положительных эмоций, и хочется дарить их всем, кто приходит на этот праздник.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply