«Когда интересы с государством совпадают, грех этим не воспользоваться»: Дмитрий Поликанов о джиаре по-русски


Выстраивание отношений с государством (джиар — government relations) для некоммерческих организаций становятся в последнее время едва ли не важнее пиара (отношений с обществом – PR). Если для создания достойной репутации достаточно честно делать свою работу и грамотно об этом рассказывать, то наладить отношения с государством, мощным и слабо предсказуемым – это как ужиться с кадавром. Что делать: сыграть ему на дудочке, покормить или спрятаться, чтобы ненароком не раздавил?

О джиаре по-русски c «Филантропом» поговорил Дмитрий Поликанов, президент Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение», председатель Совета Форума Доноров.

Крайности отношений — от чемодана с деньгами до игнорирования

b24y8887

Дмитрий Поликанов. Фото пресс-службы

Джиар по-русски очень разный. Многое зависит от того, кто им занимается. Недавно была конференция политологов, где как раз обсуждался вопрос о различных существующих в России моделях выстраивания отношений с органами власти. Есть молодые теоретики, которые начитались западных книжек и уверены, что все именно так и работает, как там написано. Есть бывшие госчиновники – они пользуются авторитетом и связями из предыдущей жизни, чтобы так или иначе продвинуть свой вопрос. А есть те, кто по-прежнему считает, что проблема отношений с государством — вопрос чемодана с деньгами, классические «решалы». Эти, с чемоданами, — на одном полюсе. Другая крайность – уверенность в том, что в государстве все плохо, поэтому с ним вообще не надо работать.

Найти с государством точки соприкосновения

На мой взгляд, мы сейчас постепенно идем к правильному GR, когда некоммерческие организации стремятся воздействовать на государство через управление репутацией, через поиск взаимного интереса и установление партнерства. Они не критикуют государство огульно и не пытаются его «прогибать», а работают в поле компромиссов. По крайней мере мы у себя в фонде идем именно этим путем. Задача в том, чтобы найти с государством точки соприкосновения, которые позволили бы чиновникам выполнить нужные программы, достичь показателей и поставить галочку, а нам, соответственно, помочь нашим подопечным, слепоглухим людям, обеспечить им лучшую жизнь. Эта работа связана с анализом процессов, с созданием коалиций с другими некоммерческими организациями, с активным вынесением проблем в публичную плоскость.

Когда интересы НКО и государства совпадают 

Классика российского джиара – когда вы делаете всю работу за государство, а оно вам просто не мешает, а если повезет, то может еще и финансово помочь. Это достаточно эффективная тактика. Так происходит, например, сейчас с социальными услугами. Государство сознательно посылает обществу сигнал, что благотворительность, НКО, социальное предпринимательство – это модно и нужно, чтобы общество взяло на себя больше ответственности в социальной сфере. И это очень прагматично. Ведь на развитие социальной сферы нужен все время увеличивающийся объем средств. В нынешних экономических условиях денег все равно будет не хватать, поэтому власть пытается вовлекать в процесс граждан и бизнес. Рынок социальных услуг открылся для негосударственных игроков, и у чиновников появился норматив: к 2020 году 10 процентов госзаказа в социальной сфере должно уходить НКО. Когда у чиновника появляется норматив, он стремится поставить галочку «выполнено». Интересы совпадают, и некоммерческому сектору грех этим не воспользоваться.

По большому счету, создание такого норматива – это и есть джиар в его высшей, самой эффективной форме.

Президент фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер продвигала идею паллиативной помощи, когда про это вообще никто понятия не имел. Всем, и государству тоже, было наплевать на умирающих людей.

Ну, умирали и умирали – дай бог о живых позаботиться. Она с коллегами сумела вывести это понятие на уровень нормативных документов, и теперь у чиновников появился некий показатель, по которому они должны отчитываться: количество коек и тому подобное. Это тот случай, когда некоммерческие организации самостоятельно создают проект и предоставляют модель и инструменты. А государство получает возможность перевести жизнь общества на более высокий уровень при скромных затратах. Здесь есть свои подводные камни, но в целом эта схема работает.

Опыт крупных фондов — успешные примеры

Мы можем наблюдать в последнее время массу примеров, когда то, что начинали делать фонды или компании, становится частью социальной политики государства. Государство берет отработанные лекала – обучающие программы, ресурсные центры, различные структуры – и внедряет их в масштабе страны. Есть опыт «Лукойла» и фонда «Наше будущее», которые успешно в течение многих лет дают беспроцентные кредиты на социальные проекты, и этот опыт ложится в основу государственной философии. Есть история фонда Тимченко, дающего гранты на проекты для пожилых людей в малых городах и селах. У фонда Потанина есть многолетняя программа по поддержке музеев, сейчас это потихоньку начинает подхватываться Министерством культуры. Я думаю, что уже есть много примеров успешной передачи опыта некоммерческих организаций властным структурам.

Решать социальные проблемы нужно вместе

Желание делать добро очень похвально, оно есть в каждом человеке, но задача благотворительности состоит в том, чтобы эти личные порывы ввести в конструктивное русло, в единую систему. Чтобы человек, который хочет сделать доброе дело, понимал, что он может подключиться к общим усилиям, и его маленький вклад станет гораздо более значимым. По данным социологов из НИУ ВШЭ, 85% россиян занимаются спонтанной, эмоциональной благотворительностью: бросить деньги в коробочку с фотографией ребенка – облегчить душу, почистить карму, отправить смску, когда тебя просит об этом телеведущий…

Мало кто помогает регулярно и при этом включает мозг, понимая, куда пойдут его деньги, и как сделать так, чтобы они тратились эффективно.

Если мы говорим про решение социальных проблем, это все-таки некие коллективные действия. Один в поле не воин.

Государству нужен внятный партнер

Форум Доноров, председателем Совета которого меня недавно избрали, в этом смысле имеет огромный потенциал для решения вопросов, которые нельзя решить в одиночку. Государству нужен внятный партнер. Оно не любит, когда с разных сторон прибегают десять тысяч человек и начинают жужжать в уши – старается отмахнуться. А когда ты приходишь и говоришь: «Смотрите, что мы придумали, за нами стоит еще десятки организаций по всей стране, которые занимаются тем же самым, для всех нас это общая проблема», государству гораздо проще. Есть агент, с которым можно вступать в переговоры, выслушивать разумные аргументы. Сейчас задача Форума Доноров — выйти за пределы элитарного клуба и начать собирать вокруг себя благотворительное сообщество. Так, чтобы это был профсоюз, способный грамотно сформулировать проблемы сектора и выдать их в публичное пространство, выступая рупором в отношениях с государством. При этом оставаясь, как и прежде, еще и площадкой для обучения и обмена лучшими практиками.

Джиар — это работа на опережение

Идея – в том, чтобы не ждать, пока кто-то за тебя придумает правила игры, а приходить к государству с предложениями своих правил. Инициировать разумные действия, помогающие двигаться вперед, – а не отбиваться от попыток чиновников что-то дополнительно с кого-то взять или кому-то в очередной раз перекрыть кислород. Чтобы ограничить фантазии власть предержащих и не допускать произвола, имеет смысл самим формулировать предложения. И в этом тоже смысл джиара – работать на опережение, а не «бить по хвостам».

Подробнее о перспективах Форума Доноров, новых проектах фонда «Со-единение» и тенденциях благотворительности – в интервью с Дмитрием Поликановым в ближайших выпусках «Филантропа».

 

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply