Вячеслав Бахмин: «Филантропия – один из немногих языков, на котором мы можем говорить с миром»


Что мы реально знаем о благотворительности в нашей стране? И что знают о ней в других странах? Как мы хотели бы представить Россию за границей в свете благотворительности, должны ли мы быть частью глобального филантропического сообщества, и, если да, то зачем? Знаем ли мы о благотворительности в других странах и зачем нам эти знания? Согласитесь, вопросы эти не простые, но именно их обсуждали эксперты и практики в сфере благотворительности на встрече, которая состоялась 6 февраля в «Благосфере». Речь шла о российской благотворительности на международной арене, насколько мы там видны и востребованы и почему мы столь скромны и робки, когда нам есть что сказать и чем поделиться.

Вячеслав Бахмин,

Замечательным поводом для такой встречи стал недавно представленный публике подробный обзор о состоянии филантропии в России, основанный на экспертных интервью и анализе доступных данных. Автор исследования — Кэролайн Хартнелл (Caroline Hartnell), опубликовано оно организацией «Филантропия за социальную справедливость и мир» (Philanthropy for Social Justice and Peace) в сотрудничестве с CAF Россия, журналом «Alliance» и организацией «Worldwide Initiatives for Grantmaker Support (WINGS)». Полная версия доклада на английском языке, а также краткое изложение отчета на русском представлены на сайте CAF Россия.

Развитие и анализ

Известно, что в России фактически отсутствует статистика, относящаяся к развитию филантропии, а значит понять, что происходит в этой сфере, непросто. Приходится опираться только на экспертные мнения и анализ информации, доступной в интернете и социальных сетях, включая иногда плохо совместимые данные социологических опросов. Так что создать общую картину состояния благотворительности в стране во всем её разнообразии очень сложно. Тем ценнее каждая такая попытка.

Опубликованный обзор по России является частью большого проекта, начавшегося в 2016 году, цель которого представить текущее состояние благотворительности в развивающихся экономиках. В октябре 2017 года было опубликовано исследование о филантропии в Индии. И вот теперь дошла очередь до нашей страны.

Поскольку мне повезло быть одним из опрошенных Кэролайн экспертов, я с большим интересом познакомился с получившимся документом. Это более полусотни страниц, представляющих нынешнюю сложную и разнообразную картину развивающейся отечественной филантропии, включая экспертный анализ как драйверов, так барьеров её развития.

Я не припомню за последние годы столь подобного экспертного анализа общей ситуации с филантропией в России.

Не буду пересказывать содержание документа. С ним можно и, как мне кажется, стоит ознакомиться всем, кто хотел бы увидеть, чего удалось достичь за последние 25 лет нашим благотворительным организациям и социально ответственному бизнесу, понять, чем мы можем гордиться, а что всем нам предстоит еще развивать.

Как развивается благотворительность в России

Хочу лишь упомянуть некоторые моменты доклада, которые мне показались важными и интересными.

Разнообразие экспертов

Прежде всего, стоит отметить разнообразие экспертных голосов, представляющих разные аспекты благотворительности. В таком составе их редко услышишь. Хотя все опрошенные эксперты были из России, их мнения воспринимались и представлялись читателю зарубежным исследователем, и российскую картину мы наблюдаем через эту оптику. Для меня было необычно увидеть среди экспертов по благотворительности Наталью Таубину, возглавляющую правозащитную организацию «Общественный вердикт», которая, в частности, борется с пытками в полиции, или Григория Охотина, соучредителя ОВД-Инфо. Оказывается, в понимании автора отчета и других зарубежных исследователей деятельность подобных организаций относится к сфере «филантропии социальной справедливости», что кажется вполне разумным. Возможно, нам тоже стоит использовать такую классификацию, а в исследовании было бы полезно подробнее остановиться на этой концепции.

Примеры благотворительных технологий

В отчете приводится немало примеров благотворительных программ и технологий. И хотя это только малая часть того, что реально используют благотворительные организации в России, масштаб достигнутого впечатляет. Исследование стоит прочитать хотя бы для получения такого приятного впечатления. Особенно мне запомнились приведенные в отчете выдающиеся достижения фандрайзинговых фондов, которые смогли сдвинуть с мертвой точки решение некоторых важнейших проблем, заставили государство обратить на них внимание. Это касается проблемы хосписов, которых фактически не было в стране, и в целом паллиативной помощи; проблемы детских домов и детей сирот, на которые по-новому заставили посмотреть именно благотворительные организации; проблемы ухода за стариками и тяжело больными, разработки стандартов долговременного ухода для больниц и домов престарелых.

Конечно, в отчетах подобного рода большее внимание уделяют достижениям, а не проблемам. Именно о достижениях обычно и говорят эксперты, хотя в целом картина развития филантропии в стране выглядит сложнее, и проблем в отрасли, кроме хорошо известного закона об «иностранных агентах», тоже немало. К тому же, сектор активно развивается, и некоторые данные уже сейчас можно откорректировать. Впрочем, автор отчета это хорошо понимает и рассматривает свой отчет как рабочий документ, как начальную точку продолжающегося исследования.

«Россия на международной арене» — тема «Бесед о благотворительности» в Благосфере

Россия на международной арене

Но вернемся к встрече в «Благосфере». За полтора часа откровенного разговора в аудитории, где были и эксперты, привлеченные для упомянутого исследования, удалось друг для друга что-то прояснить. Конечно, нам надо взаимодействовать с другими странами и международными организациями.

Филантропия – один из немногих языков, на котором мы можем говорить с другим миром. У нас так много общих сложностей и успехов.

Мы уже, по сути, являемся частью глобального филантропического мира. Если посмотреть международные доклады с обзором ситуации в разных странах, то видно, что мы такие же как все. И это хорошая новость.

Россия вполне видима на международной арене, как-то она там представлена. Но есть проблема языка, и из-за этого про Россию пока еще мало знают. Как же продвигать себя в международном масштабе? Что для этого нужно сделать? Можно переводить информацию о нашей филантропии на английский язык, можно сделать даже что-то вроде дайджеста российской благотворительности.

Полезно иметь свой сайт также и на английском, писать посты на языке, наряду с со своим родным. Но полезно знать и разные зарубежные кейсы в той или иной сфере.

Мы часто варимся в своем соку, и это мешает развитию.

Так что нужно приглашать экспертов и самим активно участвовать в разных международных мероприятиях, находить для этого возможности. При этом правильно приходить туда не в качестве наблюдателей, а со своим интересным содержанием. И оно у нас есть, как есть и важные ошибки, знать которые другим тоже будут полезно. Обычно обоим сторонам привлекательно взаимодействие на уровне практик. Это стажировки и образовательные курсы в ту и другую сторону. Такое уже делается, но пока мало. В завершении дискуссии общий вывод был единодушен: нам надо продвигать себя за границей. И лучше это делать совместно.

Ну, а беседы о благотворительности в «Благосфере», как обещают организаторы, продолжатся.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply