«Не в нашем дворе»: будет ли в Москве бесплатная прачечная и что такое NIMBY


В конце августа «Ночлежка» и фонд «Второе дыхание» объявили, что откроют в Москве бесплатную прачечную для бездомных и всех нуждающихся. Помещение выбрали в здании бывшего завода, завод за забором, перед забором гаражи, но возле гаражей детская площадка, детский же сад и несколько жилых домов. Жильцы этих домов против открытия у них в районе благотворительного проекта для бездомных. В конфликт вмешались муниципальные депутаты, управа и даже Мосгордума. У такого противостояния есть название — это NIMBY.

«Культурная прачечная» в Санкт-Петербурге

С чего все началось

В «Культурной прачечной» утром будут стирать и сушить вещи  все нуждающиеся — малоимущие или бездомные. Вечером и ночью там будут работать сотрудники «Второго дыхания», стирать и приводить в порядок одежду, которую пожертвовали горожане в благотворительные контейнеры. Потом чистую продезинфицированную одежду будут передавать нуждающимся в разных регионах страны.

Возмущение жителей соседних домов вызвало то, что в прачечную будут приходить бездомные, хотя активисты предпочитают применять слово «бомж». Собирательный образ бездомного получился таким — пьяный, больной всеми болезнями, агрессивный человек. «Бомжи», по предположению жителей, будут спать голыми на лавочке или иногда в подъезде.

Представители «Ночлежки», которая 28 лет помогает бездомным в Санкт-Петербурге, говорят, что это шаблоны и стереотипы. Посетители прачечной — это или очень бедные люди, или те, кто оказался на улице совсем недавно и еще пытаются с нее выбраться: ищут работу, налаживают социальные отношения. Для этого нужно быть чистым и опрятным.

Конфликт сначала разгорелся в социальных сетях. Потом организаторы «Культурной прачечной» предложили активистам встретиться. На первой встрече в адрес директора московского филиала «Ночлежки» Дарьи Байбаковой  и учредителя благотворительного фонда «Второе дыхание» Дарьи Алексеевой звучали угрозы, жители эмоционально и грубо высказывались про бездомных. Московская активистка Кэри Гуггенбергер, известная тем, что организовала в прошлом году протесты против реновации в столице, предложила разделить людей на касты и рассказала, что активисты будут встречать посетителей бесплатной прачечной с битами.

Вскоре, правда, риторика сменилась. На второй встрече, которая была организована собранием депутатов Савеловского района активисты и сами депутаты говорили, что они не против помощи людям в трудной ситуации и бесплатной прачечной как таковой, но не в этом месте, не в этом районе.

На встрече организаторам «Культурной прачечной» предложили сделать совместный проект со станицей дезинфекции на Ижорской улице. Но представители «Ночлежки» и «Второго дыхания» говорят, что выбирали помещение в пешей доступности от метро, чтобы людям было удобно до нее добираться. Дезстанция же находится в восьми остановках наземным транспортом от конечной станции метро, а потом еще нужно пройти несколько километров пешком. Корреспондент издания «Такие дела» Дмитрий Сидоров поставил журналистский эксперимент: он неделю не мылся, переночевал на улице, а потом попытался добраться до дезинфекционной станции чтобы помыться. Свой опыт он описал в материале «Страх, отвращение и Ижорская улица».

Из Петербурга в Москву: «Ночлежка» начинает помогать бездомным в столице

Что такое NIMBY-культура

Протесты местных жителей против открытие социальных объектов и инфраструктуры описаны политологами и социологами. Есть такой термин NIMBY (английская аббревиатура «not in my back yard», «не на моем заднем дворе») – нежелание жителей принимать какие-либо изменения своей среды, даже если эти изменения приведут к улучшении ситуации всего города.  Конфликт вокруг открытия «Культурно прачечной» показывает, «как протестная NIMBY-культура становится не только эффективным защитником перед лицом авторитарной власти, но и фактором, препятствующим появлению в обществе уважения к правам человека и солидаризации с наименее привилегированными», — пишет в колонке для издания  OpenDemocracy Алексей Сидоренко, руководитель «Теплицы социальных технологий».

Вот выводы, которые делает Алексей Сидоренко из ситуации, сложившейся вокруг «Культурной прачечной». Во-первых, наиболее успешные некоммерческие организации за пределами МКАД понемногу начинают экспорт своих практик. Этот процесс чрезвычайно важен с точки зрения долгосрочных цивилизационных изменений. Важен не только сам процесс, но и те ценности, которые транслируются «Ночлежкой», – вера в человека и его права даже в самых экстремальных случаях и ситуациях.

Во-вторых, это история про тупик московского NIMBY-протеста, который отбил атаку городской администрации год назад (имеется ввиду реновация), но оказался неспособным на конструктивные действия. «NIMBY-протест застрял в зацикленности на качестве физической городской среды как средства поддержки стоимости своего капитала, а не на его гуманитарной составляющей. Мы увидели реактивную природу NIMBY-протеста без понимания человеческой солидарности, принятием кастовости и отсутствие видения развития города как города, дружелюбного для всех жителей», — пишет эксперт.

«Мне по должности положено верить, что все будет хорошо, и я верю»: Григорий Свердлин о «Ночлежке» и помощи бездомным

Много вопросов и ответы на них

«Ночлежка» и «Второе дыхание» записали все вопросы местных жителей и активистов и подробно ответили на них. Итоговый документ на 14 страниц текста опубликован на сайте «Ночлежки» и в отдельном файле в Гугл документах. Там подробно рассказано о том, что это за проект, какие люди будут приходить в прачечную, регламент работы и правила безопасности. Вот ответы на некоторые самые частые вопросы жителей:

— Может так случиться, что посетители прачечной будут ждать свои вещи, сидя на детских площадках?

  • Не сидеть снаружи прачечной в ожидании своей одежды —  это одно из наших правил. Администратор будет следить за тем, чтобы посетители его не нарушали. Мы объясним нашим посетителям, что работа Культурной прачечной зависит в том числе от того, насколько они будут выполнять эти правила и насколько комфортно будет местным жителям. Люди ценят заботу о себе и возможность бесплатно постирать свои вещи, поэтому они будут заинтересованы в том, чтобы проект работал.  А для того, чтобы люди могли легко добираться до Культурной прачечной, мы подготовим и раздадим им карты с рекомендованным маршрутом, который будет проходить вне детских площадок, школ и садиков.

— В связи с открытием Культурной прачечной в Савеловском районе будет больше преступлений?

  • По статистике Судебного департамента при Верховном суде, среди людей, совершивших преступления, — не больше 1,5% без определенного места жительства (а это, в том числе и те, у кого просто нет регистрации, не только бездомные), и с каждым годом их число уменьшается. По разным оценкам, в России 1-2,5% людей являются бездомными. Другими словами, бездомные люди совершают преступления не чаще, чем домашние, а скорее даже реже. Нуждающиеся люди находятся в сложной жизненной ситуации. Обычно все силы таких людей уходят на то, чтобы выжить, подумать о ночлеге, найти работу и возможность поесть.

— Как вы выбирали помещение? Почему выбрали в жилом районе? Почему именно в Савёловском?

  • У нас было четыре основных критерия для выбора помещения
  1. Нужная электрическая мощность (от 40 кВТ) — она необходима, чтобы вся техника могла работать. И чтобы это было безопасно для проводки.
  2. Площадь от 60 до 80 кв метров. Не меньше 60 кв.м — чтобы разместить девять стиральных и восемь сушильных машин, зал для ожидания, подсобное помещение и организовать необходимые инженерные коммуникации. Не больше 80 кв.м — чтобы не платить за площадь, которую мы не будем использовать. При этом чаще всего на промышленных площадках и в ангарах нам предлагали участки больше 200 кв.м, не соглашаясь урезать их.
  3. Доступность для посетителей. Помещение должно находиться в шаговой доступности от метро или вокзала, на территории не должно быть пропускного режима, для входа там не должны требовать документы. Чтобы действительно любой нуждающийся человек мог добраться до нашей прачечной, чтобы она правда была доступной для людей.
  4. Отдельное нежилое здание и закрытая территория. Чтобы не беспокоить окружающих и не привлекать внимания к нашим посетителям — людям совсем не доставляет удовольствия то, что им приходится получать помощь в благотворительных проектах. За шесть месяцев мы изучили сотни объявлений и лично посмотрели 20 объектов в разных районах Москвы. Самым подходящим оказалось помещение в Савеловском районе. Оно находится на закрытой территории бывшего завода, за забором высотой два метра.

В  интервью сайту Правмир  директор «Ночлежки»  Григорий Свердлин подробно рассказал о том, как выбирали и искали помещение.

— Жители предлагают вам  другие варианты помещений, почему вы ещё не переехали?

  • Жители, представители управы и муниципальные депутаты действительно рекомендуют нам переехать и обещают помощь. Большинство предложений неконкретны: без адреса, характеристик помещения или контактов арендодателя. Или вовсе ссылки на объявления в интернете. У нас же есть определенные требования к помещению Культурной прачечной — пешая доступность, площадь, этаж, электричество, закрытая территория, но без пропускного режима. К сожалению, ни один из предложенных вариантов не соответствует всем этим параметрам.

— Сейчас мы редко сталкиваемся с бедными и бездомными людьми. Нам кажется, что многие из них тяжело болеют вирусными инфекциями, кожными заболеваниями и педикулезом. Мы боимся заразиться. Приведет ли то, что мимо наших домов будут проходить посетители Культурной прачечной, к распространению вирусных инфекций и педикулеза?

  • На этот вопрос ответил педиатр Федор Катасонов в интервью сайту Милосердие.ру: «Существует очень небольшое количество заболеваний, которыми можно заразиться через сторонние предметы, например, гепатит В. Однако заразиться через скамейку, на которую человек ложится в одежде, практически невозможно. Значительно вероятнее заразиться через поручни в метро или дверные ручки. Опасность может быть при открытой форме туберкулеза или ОРВИ, но она не превышает среднюю опасность по городу. Туберкулезная палочка распространена повсеместно – на деньгах, на поручнях в общественном транспорте, в уличной пыли. Мы все время с ней контактируем. Вши передаются только от человека к человеку в тесном контакте, реже – через общее белье или бассейн. Передача от бездомных возможна, только если с ними обниматься. Бездомные, которые приходят в прачечную, уже обнадеживают в плане гигиены».
    Подробный анализ того, кто такие бездомные, чем болеют и можно ли от них заразиться сделала медицинский корреспондент, соавтор телегам-канала «Намочи манту»  Дарья Саркисян для издания «Медуза».

Что с «Культурной прачечной» сейчас

Местные жители в группах и на личных страницах в социальных сетях пишут, что готовят на следующей неделе некое важное событие, которое изменит ситуацию в их пользу. Но деталей не раскрывают.

«Мы во вторник 11 сентября встретились с представителем Роспотребнадзора, рассказали про проект и обсудили процедуру получения необходимых согласований и те документы, которые регулируют санитарную зону вокруг прачечной. В среду говорили с главой управы Савеловского района Евгением Дмитриевичем Щербачевым, он передал нам опасения жителей.  Мы рассказали, чем наш проект мог бы быть полезен району, ответили на все вопросы. Принципиально новых решений на встрече не было. Мы очень рады, что есть прямой диалог, в наших интересах работать в соответствии со всеми правилами, поэтому вместе с юристами мы продолжаем прорабатывать этот вопрос, чтобы все было в порядке», — рассказала «Филантропу» Дарья Байбакова, директор московского филиала «Ночлежки».

 

Leave a Reply