Смыслы, стратегия, сообщество: чему учат в Московской школе профессиональной филантропии


Благотворительный фонд «Друзья» в партнерстве с Высшей школой экономики запустил образовательную программу «Московская школа профессиональной филантропии» для сотрудников некоммерческих организаций. Программу уже успели назвать MBA в благотворительности. Первый из девяти образовательных модулей завершился в декабре. Иван Дробышев, руководитель проекта «Московская школа профессиональной филантропии» фонда «Друзья» рассказал «Филантропу», кто прошел конкурсный отбор и чему опытных благотворителей учат в школе. 

This slideshow requires JavaScript.

—  Насколько активным был конкурс? Сколько у вас было заявок?

— Мы получили 168 анкет от соискателей – это достаточно много для очень непростого курса для НКО. При этом уровень тех, кто подавал заявки, был действительно высоким, не говоря про мотивацию, ведь даже на заполнение анкеты было необходимо потратить часы.

—  Кто прошел конкурс? Почему так много фондов, которые уже представлены на вашей платформе? 

— Мы отобрали 30 студентов, среди которых, действительно, есть сотрудники фондов с платформы «Друзей», получившие дополнительные субсидируемые места. Да, мы поддерживаем подопечные организации, но их специалисты также проходили адмиссию и показали хорошие результаты на интервью.

—  Сотрудники каких фондов к вам пришли учиться? 

— На программу пришли студенты из НКО: «Старость в радость», «Подари жизнь», «Ночлежка», «Солнечный город», «Линия жизни», «Вера», «Выход», «Фонд Хабенского», «Обнаженные сердца», «Дети-Бабочки», «Детские сердца», а также «Журавли», «Национальный фонд поддержки здоровья женщин», «Личное участие», «Семья прибайкалья», даже Transparency International. Кроме того, учиться по  программе будут не только представители благотворительных фондов, но и общественных объединений, например, «Юнити», «Старшие братья старшие сестры», «Алопеция. Счастье быть собой» и некоммерческих партнерств, например «Физтех-Союз».

Для программы самое главное – именно участники, а не организации, поэтому несколько слушателей – это профессионалы, состоявшиеся в бизнесе, которые только начинают собственные проекты в некоммерческой сфере.

— Сколько регионов у вас? Как они будут учиться? Приезжать в Москву или удаленно?

— Наша география сегодня шире, чем Москва, к нам пришли слушатели из Новосибирска, Иркутска, Санкт-Петербурга и даже Еревана. Студенты приезжают специально для обучения в рамках модулей.

—  Как будет строиться учеба?

— Первый модуль уже состоялся, с 27 ноября по 1 декабря – это был пятидневный интенсив, вместивший лекции, практикумы, тренинги и разговоры с экспертами сектора НКО. За это время перед студентами выступили известные благотворители, преподаватели из ВШЭ, Сколково и СПБГУ. Среди спикеров первого модуля: Нюта Федермессер, Аида Варданян, тренеры Training&development Group Альбина Залилова и Дмитрий Александров, Сергей Филонович, основатели Make Sense Василий Эсманов и Мила Кудрякова, Валерий Панюшкин, Ирина Мерсиянова, Юлия Баталыгина, Александр Асмолов.

Студенты учились пять полных дней с раннего утра до позднего вечера. Они проходили тренинги, работали в командах, слушали вдохновляющие лекции и покинули модуль с домашним заданием.

— Все ли идет по плану в проекте или есть какие-то изменения?

— Да, все идет согласно плану, тем не менее, мы вносим небольшие корректировки, исходя из пожеланий группы. Например, доработали меню и заменили бейджи. Это мелочи, но они важны, когда говоришь о продуктивной работе группы из сложившихся профессионалов.

This slideshow requires JavaScript.

— Насколько важно сейчас организовывать именно офлайн-образование? Все ваши ученики – успешные профессионалы, у них мало времени. Важно ли именно личное присутствие? Не возможно такое погружение в режиме онлайн?

— Около десяти лет назад начался бум онлайн-образования, многие приняли это за панацею. Однако сегодня тренд обратный, во время живого сфокусированного общения рождаются смыслы, появляются сообщество и те связи, без которых не построить инноваций.

Валерий Панюшкин на лекции сетовал на разобщенность сферы благотворительности в России, но вы бы видели, как наша группа держится вместе — это настоящее сообщество, будущее сферы, онлайн такого не повторить.

— Как много рабочих проектов у студентов?

— Большинство студентов пришли с проектом, часть из них, конечно, изменит их за время курса, это, что называют в стартап-акселераторах, «пивот». Поэтому каждый защитит проект, но сколько из них будет реализовано в первоначальном виде — увидим в дальнейшем.

— Чем отличается годовой курс от коротких тематических курсов?

— Годовой курс – это глубокая трансформация, за год учебы человек не только приобретает набор знаний и навыков, за это время могут начаться уже более глубокие процессы, влияющие на мировоззрение, способ работы с информацией и так далее. За год может сформироваться сообщество, клуб единомышленников, тогда появляются и новые совместные проекты. Короткие и длинные курсы можно сравнить с тактическим и стратегическим планированием.

Сложно развиваться без стратегии, которую формируют длительные и глубокие программы, хотя чаще нам хочется в самые сжатые сроки, например, за один тренинг, просто получить «чудо-инструмент». Именно поэтому нам кажется, что полноценная образовательная программа по управлению НКО настолько необходима рынку.

— Могут ли те, кто не учится в школе, но заинтересован в программе, каким-то образом участвовать, получать знания?

— Да, мы продолжаем практику открытых семинаров, это отдельное направление. Например, недавно был большой практический тренинг по переговорам с тренером Натальей Ореховой, у нас выступал Максим Ильяхов (автор «Пиши, сокращай»). Все, кто подавали заявку, но не прошли, получают приглашения на семинары и мы их ждем в первую очередь.

— Важно ли быть сотруднику НКО быть универсальным специалистом (какими по факту они часто являются) или по-прежнему нужно фокусироваться на одном направлении?  

— Для нашей программы сфокусированный специалист – это именно руководитель, человек с управленческой позицией. Да, руководитель – это человек, который разбирается во многом и должен иметь представление обо всех процессах в организации, но его главная функция – управление, он отвечает за команду, построение рабочей структуры, создание и реализацию стратегии.

—  Есть ли у вас примеры, как образование руководителя/ключевых сотрудников сильно меняло вектор развития организации?

— Один из самых свежих примеров на моей памяти – руководитель благотворительной организации «Ночлежка» Григорий Свердлин. Григорий проходил обучение в Московской бизнес-школе Сколково на программе «Практикум для директоров». По его словам, это не только изменило его отношение к бизнес-образованию, но и значительно повлияло на саму организацию и подтолкнуло «Ночлежку» к переменам. Он поделился, что за 5 недель обучения у него разрушились многие стереотипы. Григорий отметил, что в частности, благодаря «Практикуму» масштабы работы «Ночлежки» увеличились.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply