Я говорю филантроп, подразумеваю политик


Торжественное открытие новой школы в посёлке Кэмдин: без логотипа "Единой России" не обошлось и здесь. Фото с сайта http://www.edinroskomi.ru

Известный ирландский музыкант и общественник Боно, нанесший изящным движением руки последний мазок в деле спасения Химкинского леса, признался в интервью российскому журналисту, что ему необходимо дружить с политиками. «Они нам часто помогают», — сказал музыкант.

Боно, как истинный европеец, в двух словах воспроизвел институционализированные отношения благотворительности и политики в Европе. Политика – эта участие в демократической борьбе за власть (причем борьба не прекращается, даже когда битва уже выиграна – выборы всегда на носу). Благотворительность – гражданская инициатива людей, стремящихся внести свой личный вклад в общественное благо (а не только в форме налогов). Очевидно, что эти два института не могут обходиться друг без друга: политику выгодно помогать благотворителю, благотворителю выгодно обращаться к политику.

Несмотря на тесное сотрудничество, тем не менее, благотворительность и политика остаются совершенно разными социальными образованиями: пересекаются, но не смешиваются. Вряд ли на дверях какой-нибудь государственной школы, например, в Ливерпуле, можно увидеть табличку «Отремонтировано по инициативе тори». У нас же подобными надписями «Единая Россия» увешала полстраны (то, что ремонт в этом случае производится за счет налогоплательщиков, – еще отдельная тема, о которой речь пойдет ниже).

«Филантропия» активно используется российскими государственными структурами в целях пиара. В отличие от западных политиков, перед которыми постоянно маячат очередные выборы, у наших чиновников никакой необходимости делать свою «благотворительность» эффективной и полезной реальным людям нет. Главное для них – информационный выхлоп (адресатом которого является вышестоящее начальство), а не удовлетворенность населения. Потому как от населения их судьба совершенно не зависит. Отсюда выброшенные на помойку вещи, собранные простыми гражданами для погорельцев, или загадочные мероприятия, типа обеспечения всех школ школьными автобусами при отсутствии бюджета на водителей, бензин и расходные материалы.

Образ власти как народного благодетеля укрепляется, а неприкаянные автобусы в лучшем случае сдаются в наем, а в худшем – ржавеют на школьных задворках.

Чаще всего под видом благотворительности чиновники подсовывают нам то, что они и так должны были сделать за счет наших с вами налогов. То школу отремонтируют, то садик построят под эгидой «Единой России». Эгида эта чаще всего выражается в передаче тендера своим, проверенным людям за соответствующее скромное вознаграждение. Сделать свой пиар государев человек может не только за счет бюджета, но и за счет местных предпринимателей. Чем выше уровень чиновника, тем более серьезных игроков он привлекает для решения своих пиар-проблем. Президент и министры налагают «благотворительную мзду» на олигархов, главы районных администраций и сельсоветов – на хозяев обувных мастерских и сельпо.

Практикуется чиновниками и другой способ безвозмездной помощи населению – за счет самого населения.

Находящаяся уже более 10 лет у власти партия во главе со своим «национальным лидером» за все эти тучные, как принято их назвать, годы так и не смогла привести в порядок инфраструктуру и социальные объекты, поэтому, когда в больнице потолок начинает обваливаться на головы пациентов, приходится брать дополнительный «благотворительный налог» с населения. Например, в виде однодневного заработка служащих государственных предприятий. Говорить о том, что у людей при этом есть выбор, быть филантропами или нет, не приходится.

Всеми этими действиями (показухой, откатами, сбором средств из-под палки) власть с одной стороны, монополизирует идею благотворительности (помогать больным детям Чулпан Хаматова может только с благословения «дорогого Владимира Владимировича»), а с другой — ее девальвирует.

Чулпан Хаматова, Артур Смольянинов и Владимир Путин. Фото пресс-службы премьер-министра РФ

Все, кто выступает против этой тенденции, неизбежно становятся оппонентами власти. Действовать самостоятельно, солидарно и эффективно (в отличие от властей), не имея при этом никакого властного ресурса, – это прямая конкуренция «Единой России», Путину, Медведеву и вообще всей «вертикали». Власть нутром чует угрозу, отсюда история с доктором Лизой, отсюда – палки в колеса добровольцам на пожарах, отсюда все те государственные препоны, с которыми сталкивался каждый, кто пытался заниматься реальной, а не пиар-благотворительностью.

Сами того не желая, реальные филантропы и волонтеры становятся участниками политического процесса: либо на стороне власти (если освящают свою деятельность ее покровительством), либо на противоположной.

Благотворительность сегодня, как и любая другая гражданская активность, по сути не может быть аполитичной.

К сожалению, в такие условия нас поставила нынешний несменяемый режим и нынешняя несвобода.

Впрочем, в каком-то высоком смысле, в нашей стране вообще нет политики (потому что нет честной конкуренции, выборов, партий). У нас есть власть и есть народ, пытающийся организоваться в гражданское общество. Кто-то это делает, вступая в несистемную оппозицию, кто-то занимаясь правозащитой, а кто-то участвуя в благотворительности. Вся эта гражданская активность в итоге противостоит навязываемой властью системе — тотальной коррупции и вседозволенности для власть имущих и бесправию (включая право на жизнь) для остальных.

Все представители гражданского общества по большому счету делают одно дело — борются за конституционные права граждан: всех граждан, как активисты «Стратегии-31», или конкретных людей, как правозащитники и благотворители. Борьба за право выражать свое мнение, описанное в 31-й статье Конституции, за право на справедливость и судебную защиту или за право на жизнь для больных детей, сирот и инвалидов – каждый человек, который хочет быть гражданином, а не быдлом, выбирает свою меру социальный ответственности (многие, кстати, с успехом совмещают все три вида деятельности). Но хочет того человек или не хочет, выбор любого из этих путей – это шаг к новому обществу, а в конечно счете и к новому политическому строю.

  1. Мизантроп

    Звери сидят на зоне, кто за воровство, кто за убийство, один только петух ходит с гордым видом по камере и ни с кем не общается. «Петух, ты чего, крутой что ли?» — спрашивает его пахан Медведь. «Я — не то что вы, уголовная шваль», — отвечает петух. — «Я политический, пионера в задницу клюнул».

  2. б.а.рмалей

    как аристотель называл человека?
    зоон поликон, то есть — зверь политический.

    совершенно неправильно переводить зоон политикон как «общественное животное».
    общественных животных полно кругом: бараны, например, обезьяны, волки, птички и рыбки.
    и прочие обитатели общества.

    политическое действие есть синоним человека, а не общественного животного.
    занимаясь любой общественной активностью человек неизбежно занимается политикой, а не хреном с севрюжиной.

Leave a Reply