Как подойти к сироте. Советы психолога


Не только специалистам, работающим в этой сфере, но и широкой публике хорошо известно, что у воспитанников детских учреждений есть серьезные проблемы в эмоциональной сфере. Эти дети пережили сильные стрессы и слишком тяжелые для их возраста и психики негативные эмоции. Но для того, чтобы помочь им справиться с этими эмоциями и обрести душевное равновесие, нужна кропотливая работа хороших специалистов. Мы оставим за рамками вопрос нехватки этих специалистов, поговорим о формах работы психологов.

ребёнок в стрессовой ситуации

Очень часто взрослые ведут себя как «слон в посудной лавке», рассчитывая, что ребенок должен открывать душу перед любым незнакомым или малознакомым человеком и рассказывать о своих проблемах и переживаниях. Поскольку дети изначально не имеют доверия ко взрослым в силу обстоятельств, и вокруг них постоянно меняется персонал, они научаются различным приемам, как сохранить свой внутренний мир от посягательств и при этом говорить то, что ожидает взрослый. Они в достаточно раннем возрасте уже умеют манипулировать (не их в этом вина, но это мешает решать психологические проблемы). Они не хотят, чтобы психологи (и любые взрослые) «лезли в душу» и не собираются рассказывать о настоящих переживаниях. А если рассказывают, то очень быстро понимают, что это небезвыгодно и привыкают «жалеться», что не только не помогает им, но вредит психологическому развитию не меньше перенесенных стрессов. Если ребенок постоянно вновь и вновь переживает и культивирует в себе негативные эмоции, он как бы ходит по замкнутому кругу. Но это дает ему легкую роль в общении с «добренькими» волонтерами, желающими «пожалеть сиротку», и не понимающими, что они тем самым вредят ребенку.

Как же быть, если с одной стороны, с ребенком необходимо проработать негативные эмоции (разлука с родителями, ощущение себя отверженным, обиды, горечь, разочарование, страх перед будущим, открытая или скрытая агрессия, самосожаление и прочие)? Но с другой, он не всегда хочет доверять специалисту или уже научился манипулировать вниманием к собственным проблемам?

Для меня первым правилом выработалось не «врываться» во внутренний мир ребенка, а деликатно подходить на столько, на сколько он согласен подпустить в данный момент. Второе правило – не вести работу от первого лица, то есть не ставить ребенка в ситуацию необходимости рассказывать о себе. Построить занятие от «третьего лица» и обсуждать похожие проблемы в зависимости от возраста – или выдуманного персонажа, или просто гипотетического третьего лица. Например, «как ты думаешь, что может чувствовать мальчик, когда он очень сильно расстроен?» это не то же самое, что «скажи мне, отчего ты так сильно расстроился?». Ребенку нужно как-то спрятаться и получить возможность обсуждать тяжелую тему, не выдавая себя. Также для старших детей хорошо работает обсуждение прочитанного отрывка с похожей ситуацией. Для того, чтобы вообще не просить ребенка рассказывать что-либо даже в третьем лице, хорошо помогает метод рисования эмоций. Опять же, не «что ты чувствуешь», а «как ты думаешь, что человек может чувствовать, когда он… (вставляем нужное)». Даже простое рисование абстракций на заданную тему позволяет хотя бы немного освободиться от накопленного эмоционального багажа, и при том невербально, не открывая себя и не подвергаясь дополнительному стрессу.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply