«Если не я, то кто?»: правила жизни Алексея Мошковича


Заниматься благотворительностью бизнесмен, соучредитель фонда «Жизнь как чудо» Алексей Мошкович начал в 2000-х: увидел статью в газете, прочитал, поехал в больницу и отдал деньги родителям. После помогал уже регулярно – и фондам, и людям. Но в какой-то момент понял, что это несистемная деятельность. И в мае 2009 года  вместе с братом и партнером по бизнесу Борисом Мошковичем зарегистрировал частный благотворительный фонд «Жизнь как чудо» — фонд помощи детям с тяжелыми заболеваниями печени. Проекты фонда направлены на адресную помощь детям с тяжелыми заболеваниями печени, а также на развитие трансплантологии в России. В мае 2010 года фонд вошел в состав благотворительного собрания «Все вместе». Только за 2016 год было собрано на лечение и помощь более 76 млн рублей. 8 января директор, учредитель фонда «Жизнь как чудо», отец пятерых детей Алексей Мошкович скоропостижно скончался.

«Мы скорбим и пока не можем поверить в это. Это был один из самых светлых людей», — пишут сотрудники фонда на сайте.

Алексей Мошкович. Фото Иван Куринной

Алексей Мошкович. Фото Иван Куринной

«Филантроп» собрал цитаты Алексея Мошковича о помощи, благотворительности и жизни:

  • У меня была идея, что благотворительностью нельзя заниматься от случая к случаю. Нужна дисциплина.
  • Для того чтобы помогать, не обязательно открывать фонд. Можно прийти в любую – на выбор – благотворительную организацию и с ее помощью помогать нуждающимся в помощи. Можно работать с несколькими организациями. Или прийти во «Все вместе» и помочь им. А для того, чтобы открыть фонд, нужна очень сильная мотивация.
  • Делать добро, помогать другим людям – это же объективно очень нужно и очень важно. Это не может не изменить весь твой мир, все твое существо.

  • Я рад, что многие мои деловые партнеры стали партнерами и в сфере благотворительности. Мы с ними теперь говорим на другом языке. Не на языке бизнеса. Вернее, не только на языке бизнеса.
  • Это все благодаря Кате Бермант, директору фонда «Детские сердца». Именно ее фонду я старался помогать. А потом она мне сказала, что некому заниматься детьми, кому требуется трансплантация печени и почек. И я решил взяться за это.
  • Мое видение как директора фонда и как бизнесмена часто расходятся. Мне как бизнемену или не выгодно или не может быть выгодно, а мне как директору это и не нужно.
  • Рассчитывать только на друзей — не эффективно. А тут надо быть эффективными, ведь цена ошибки — жизниь
  • Когда я открывал фонд те люди, от которых ждал больше всего помощи, оказались сложными. Все перевернулось.  
  • Многие спрашивают: а зачем мне это? А где бизнес? Или это отмывание денег? Попытка заработать? Или пиар?  На это надо закрывать глаза. В каждом случае я реагирую по-разному: кому-то объясняю, с кем-то перестал общаться, кому-то просто время нужно, чтобы понять.  
  • Надо привыкнуть, что не все будут доверять, многие люди не любят работать с фондами, хотя благотворительный фонд — самая прозрачная структура, которую можно только представить. Фонды готовят гораздо больше отчетов и документов, чем любая коммерческая организация.
  • На оборудование собирать сложнее, это не умирающий ребенок. Но это не менее важно, потому что это вклад в будущее. Мы стремимся делать глобальные проекты.
  • Благотворительность делает всех только лучше. И получают люди от этого гораздо больше. Но это очень тяжелый труд.

  • Фонд для меня – часть души, а не бизнеса, фонд – как бизнес-утопия.
  • Меня часто спрашивают: «Почему ты?». Но если не я, то кто?
  • Почему я занимаюсь благотворительностью? Наверное потому же, почему я занимаюсь своей семьей, почему работаю, почему хожу в Храм, почему люблю и дышу. Потому что если не делать всего этого, то тогда я не живу и тогда это буду уже не я.
  • Фото Иван Куринной

    Алексей Мошкович. Фото Иван Куринной

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Добавить комментарий