Мужские признания: известные певец и актер о благотворительности


К акции #ЩедрыйВторник присоединились много звезд и в большинстве известных женщин, среди них — Елизавета Боярская, Алсу, Ирина Горбачева. Ведь по данным исследований мужчины реже рассказывают о своем участии в благотворительности. Певец Александр Панайотов и актер Александр Мерзликин — в этом смысле исключение. Они поддержали флешмоб Неделя Признаний и акцию #ЩедрыйВторник и рассказали о своем участии в благотворительности.  

Александр Панайотов: «Я никогда не отказываю хорошим людям и надежным фондам»

panayotov_1to1web— Вас часто просят о помощи. Какого рода просьбы к вам приходят?

— Меня часто просят как о финансовой помощи, так и о нематериальной помощи. Например, встретиться с детьми и рассказать о том, как и где можно заниматься вокалом. Очень часто мне звонят коллеги по цеху и просят принять участие в том ином благотворительном концерте или подменить их на мероприятии. Я никогда не отказываю хорошим людям и надежным фондам, если это не противоречит графику.

Нередко обращаются люди, которым нужна крупная сумма на лечение — часто пишут через социальные сети или на почту, но как правило, я стараюсь помогать через фонды: сейчас очень много мошенников, а схемы благотворительных организаций гораздо прозрачнее.

— Как именно вы помогаете благотворительным фондам? Есть ли какая-то история, которая вас вдохновляет?

За годы впечатляющих историй накопилось довольно много, но особый след всегда оставляет посещение детских домов. Одно время я курировал детский дом в Солнцево. Я часто приезжал к ребятам, привозил подарки. Как-то раз мальчик пожаловался мне, на то, что он очень любит музыку, но слушать ее негде и в свой следующий визит я привез ему плеер. Часто дети просят автограф, или видео поздравления с днем рождения. Я всегда откликаюсь на такие просьбы, такие вещи очень запоминаются как мне, так и детям.

Каждые полгода я стараюсь отдавать вещи в детские дома. Большинство костюмов у артистов «на один раз», но эти вещи в идеальном состоянии и могут прослужить еще очень долго. Поэтому каждые шесть месяцев я выбираю детский дом и передаю туда коробки с одеждой. В этом году мы с коллегами отправляли посылку на Донбасс. Как я уже говорил, часто даем благотворительные концерты, после которых стараемся провести побольше времени с детьми — даем мастер-классы, беседуем и поем песни. В этом году я участвовал в благотворительном забеге, который организовал фонд «Б.Э.Л.А Дети-Бабочки». Наш марафон проходил в Иркутске, это было масштабное событие — бежал почти весь город и всех охватило чувство невероятного единения. К забегу был приурочен аукцион, на котором выставлялись личные вещи артистов — я передал кинескоп. В силу занятости, я не могу участвовать во всех мероприятиях, хотя и принимаю большее количество предложений.  

— Как вы оцениваете эффективность благотворительности?

— Я стараюсь фильтровать информацию и проверять каждое сообщение с просьбой о помощи. Есть примеры и неадекватных обращений: как правило, это видно сразу по подаче и тону письма. Часто люди обижаются, на то, что не могут использовать мои песни просто так, но есть закон об авторском праве и это не моя прихоть, а вещь, которая закреплена на государственном уровне. Я считаю, что в первую очередь — все должно быть честно.

— Было ли такое, что вам самому нужна была помощь, помогал ли вам кто-то?

— Конечно, часто бывали ситуации, когда мне самому нужна была помощь. Это касалось и карьеры, и здоровья, и морального состояния. В первую очередь, меня поддерживала моя семья, друзья и конечно — поклонники. Музыкальный мир — довольно неустойчивая структура и были моменты, когда я сталкивался с нехваткой денег. В тот момент мне помогали корпоративные заказчики и близкие люди, с которыми я бок о бок уже много лет. Я прибегал к этой помощи, скорее, в виде займа и никогда не просил денег просто так.

— Рассказываете ли вы близким и знакомым о том, кому и как вы помогаете?

— Я не часто рассказываю знакомым о том, кому и как я помогаю. Пожалуй, из близких мне людей я могу поделиться этой информацией только с мамой, а мама делиться со мной историями про ситуацию на Украине — именно там живет моя семья. Я стараюсь помогать родителям, при каждой возможности передаю им деньги, а мама из этих сумм помогает коллегам, которые потеряли работу. Тоже, своего рода, история про благотворительность.

— Не было ли у вас идеи открыть свой фонд?

— Я очень люблю животных. Меня часто посещала идея об открытии питомника, но на это нужны силы время и ресурсы. Мне кажется, что благотворительность — это такая сфера, где ты делаешь либо хорошо, либо не делаешь совсем. На сегодняшний день, я не могу сказать, что готов сделать это хорошо, но если я когда-нибудь добьюсь высот, которые позволят мне чувствовать себя комфортно в том числе — и в материальном плане — то обязательно вплотную займусь вопросом открытия фонда.

Андрей Мерзликин: «Помогая, мы делаем маленькое чудо в одно касание»

merzlikinnoize_r-b-1Актер Андрей Мерзликин также присоединился к акции. Поддерживая службу помощи «Милосердие», он рассказывает, почему так важно делать добрые дела, как изменилась благотворительность в последние годы и почему многие боятся помогать публично.

— С чего начался ваш путь в благотворительности?

— Первый опыт в благотворительности я получил, помогая Бакулевскому центру. О них я узнал от моего соседа. Бакулевский центр помогает очень многим, но есть дети, которым не хватило квот, именно им мы и старались помочь. Можно сказать, делали маленькое чудо в одно касание. Со временем желающих помочь становилось все больше – появилось даже целое содружество художников-кукольников, которые продавали свои работы на аукционах и эти деньги шли на операции.

 — Сильно ли понятие «благотворительность» изменилось за последние годы?

 — На мой взгляд, общество сильно изменилось с 90-х годов. Что касается благотворительности, то я бы назвал это «чудесным преображением». Сначала было только слово, потом это слово стало подкрепляться делами — появились фонды, позже появились люди, которые давали фондам свои имена и тем самым, гарантировали честность распределения средств. Это сильно сократило цепочку «донор — получатель»: если у человека мало времени, но он хочет жертвовать средства, то ему проще сделать это конкретному фонду, чем изучать историю вопроса. Я сформулировал для себя простое правило: если ты не можешь помочь кому-то лично, сделай это через того, кто может. В целом, я рад, что дистанция между людьми, которым нужна помощь и людьми, которые готовы помочь, сокращается с каждым годом все больше и мы становимся одной большой семьей.

 — Сейчас вы помогаете православной службе помощи «Милосердие». Как вы познакомились?

 — Однажды мне позвонили из службы «Милосердие», и я понял, что это люди, которые разделяют мое мировоззрение, мои принципы и взгляды. Через них я узнал о многих чудесных вещах и людях. Например, познакомился с епископом Пантелеимоном. Он руководит службой «Милосердие», стоял у истоков множества благотворительных начинаний. Я понял, что волонтеров и людей, которые профессионально занимаются благотворительностью, намного больше, чем я мог себе представить, что добрые дела можно и нужно делать с улыбкой на лице, а те люди которые приходят за помощью, приходят туда с доверием. Я понял, что Церковь помогает и это работает. Мое сердце согрелось.

У службы «Милосердие» есть больше 20 социальных проектов. Один из них, «Дом для мамы», помогает женщинам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Я считаю, что каждая женщина должна знать, что если с ней случится беда, всегда есть место, где ей могут помочь. Мне бы хотелось, чтобы подобные проекты работали в каждом регионе нашей страны. Все к тому и идет: по примеру «Дома для мамы» сейчас открываются церковные кризисные центры для женщин по всей стране.

Для меня важно, что мы со службой «Милосердие» находимся на одной волне. Я могу позвонить и просто задать вопрос: «Что сделать? Чем помочь?» и меня тут же направят туда, где помощь нужна больше всего.

 — Ваша семья принимает участие в благотворительности? Ходите ли вы куда-то с детьми?

 — Во многих акциях я стараюсь участвовать лично и всегда рад делать это вместе со своими детьми. Кстати, благодаря службе «Милосердие» мы познакомились с «Фондом продовольствия «Русь». Вместе эти организации делают проект «Народный обед» — фасуют продуктовые наборы для бедных. Мы с детьми участвовали как добровольцы в такой фасовке. Это дело нелегкое, это физический труд, но моим детям очень понравилась такая форма общения и помощи.

 — Почему, как Вы думаете, многие публичные люди часто боятся сказать о том, что они помогают?

 — Потому что у нас в стране принято думать, что добрые дела нужно совершать в тайне, а если человек об этом говорит публично, то он это делает исключительно для пиара. Я знаю, что многие актеры участвуют в благотворительности, но не говорят об этом вслух, потому что они считают милосердие чертой нормального человека. Не хорошего, а нормального. Жизнь многообразна, и никогда не знаешь, что ждет тебя за поворотом. Хорошо, что есть такие друзья, как служба помощи «Милосердие», которые всегда рядом. Одним словом — давайте дружить, вот и все.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply