«Даже владение магией не может решить всех проблем»: Джоан Роулинг о Гарри Поттере и благотворительности


Джоан Роулинг– не только знаменитая британская писательница и создатель Гарри Поттера. Она – известный благотворитель, поддерживает многочисленные организации, в том числе собственный фонд Люмос». Четыре года назад Роулинг даже исключили из списка миллиардеров по версии Forbes, она отдала нуждающимся порядка $160 млн, что составляет 16% от суммы состояния писательницы.

В 2005 году Роулинг основала собственный фонд Lumos, цель которого – помощь детям-сиротам.

На вопрос, почему детям-сиротам, Роулинг ответила в интервью The Sunday Times: «Я увидела фотографию мальчика в маленькой кроватке с решеткой и лишилась дара речи. Та картинка меня тронула так сильно, потому что нет никого беззащитнее ребенка, возможно, с особенностями психическими или физическими, который лишился семьи. Я вдруг осознала, насколько это большая проблема, — и тогда все началось».

Впрочем, тема сирот занимала Джоан Роулинг всегда, ведь главный герой ее книг – юный волшебник Гарри Поттер – тоже сирота, он остался без родителей в младенчестве. А Lumos – одно из заклинаний в книге, оно зажигает огонек света на конце палочки.

j-k-rowling-and-lauren-laverne-at-j-k-rowlings-facebook-live-event-foО работе своего фонда и помощи сиротам Роулинг дала большое интервью известной британской теле- и радиоведущей Лорен Лаверн. Во время интервью шла трансляция в Facebook, и у слушателей была возможность задать свои вопросы писательнице.

«Филантроп» публикует разговор Лорен Лаверн с Джоан Роулинг, в котором Роулинг рассказывает, почему никогда не отвечает на электронную почту, чем отличаются проблемы волшебников и людей и можно ли помочь всем детям-сиротам в мире.

О фонде «Люмос»
Благотворительный фонд Джоан Роулинг Lumos был создан в 2005 году, вначале он назывался Children’s High Level Group, а в 2010 году был переименован в Lumos – это одно из заклинаний в книгах про Гарри Поттера. Фонд поставил перед собой цель добиться, чтобы ни один ребенок не оставался в детском доме: к 2030 году — в Европе, к 2050 году – во всем мире. Фонд продвигает идею «деинституционализации», которая предусматривает возвращение детей из учреждений в семьи и перенаправление средств, предназначенных для создания детских домов, на поддержку общественных центров, помогающих семьям.

Фонд сотрудничает с правительствами различных стран и международными организациями, настаивает на внесении изменений в законодательство, проводит обучение специалистов, консультирует госучреждения.

За 6 лет Lumos подготовил 27 тысяч специалистов. У фонда есть большие программы в Молдавии, в Болгарии, в Чехии, а также в Греции, в Сербии и на Украине. Фонд консультирует государственные учреждения в Японии и в Малайзии. Существует американское отделение Lumos, которое ведет программы в том числе на Гаити, скоро организация начнет работу в Латинской Америке и странах Карибского бассейна.

В этом году фонд начал работать в России, так, программа фонда «КАФ» «Семья для ребенка» создана совместно с Lumos. Это программа подготовки специалистов по устройству детей из учреждений в семьи.

Фонд существует во многом благодаря сборам от продажи книг Дж. К. Роулинг. Кроме того, у фонда есть частные жертвователи и программа сбора массовых пожертвований. Так, фонд продает футболки через интернет.

Джоан Роулинг оплачивает полностью все административные расходы фонда, поэтому все собранные средства идут на поддержку программ Lumos.

 — Какой невероятно насыщенный для вас год! Конечно же, в первую очередь это театральная постановка. У вас несколько месяцев идет спектакль «Гарри Поттер и Проклятое дитя», который получил восторженные отзывы зрителей, а опубликованный сценарий пьесы стал бестселлером номер один. 18 ноября на экраны вышел фильм «Фантастические твари и где они обитают» по вашему сценарию, и, конечно же, стоит упомянуть роман «На службе зла»- еще один бестселлер под псевдонимом Роберт Гэлбрейт. Книга в этом году вышла в мягкой обложке. Как же вам удается все это успевать?

— Меня поддерживает моя семья, и еще я не никогда не отвечаю на сообщения электронной почты.

Я поняла, что жизнь становится намного проще, если забываешь о вещах, которые, в общем, обязан делать. Это очень раздражает окружающих, но приоритеты для меня — это писательская жизнь, «Люмос» и мои дети. В этом списке дети обычно идут первыми, в зависимости от того, как они себя ведут.

Прошло уже почти 10 лет после выхода последней книги о Гарри Поттере. Каково это, снова погрузиться в мир волшебства с новым фильмом «Фантастические твари»?

— 2016 год — по-настоящему волшебный, потому что я действительно отстранилась — не до конца, конечно; совсем от Гарри Поттера отстраниться я не могу. Но я не вспоминала о нем целых 6 или 7 лет, и за это время написала «Случайную вакансию» и первую книгу под псевдонимом Гэлбрейт. Я написала еще несколько произведений, которые, скорее всего, рано или поздно выйдут в свет, так что у меня был действительно серьезный перерыв, но глубоко внутри я всегда знала, что «Фантастические твари» будут обязательно. А Гарри Поттер… он сам по себе притягивает, потому что фанаты до сих пор настолько полны энтузиазма, настолько увлечены его историей. Я не думаю, что когда-нибудь оставлю Гарри Поттера навсегда, и, честно говоря, мне этого не хочется.

— Получается, вы можете вернуться к нему в любой момент?

— Да.

— Множество детей и взрослых сейчас просто в восторге от того, что вы вернулись в мир волшебства, и многие говорят — даже я слышала это от своих друзей, но вам-то, конечно же, об этом говорят постоянно, — что именно книги о Гарри Поттере привили их детям любовь к чтению.

— Я всегда говорю одно и то же — и, поверьте, говорю это совершенно искренне. Для меня такие слова — действительно лучшая оценка моей работы. Люди мне рассказывают: «Сначала я читал книги ребенку, потом он сам их читал, потом мы вместе в полночь стояли в очереди, ну а потом мы уже просто купили каждую в нескольких экземплярах, чтобы не ссориться из-за книг». Конечно, мне на руку каждая проданная копия — но дело не в этом; мне просто безумно приятно это слышать.

Кроме того, для меня лично очень важно еще одно явление, которое я прекрасно понимаю. Я знаю, что книги, пропитанные моими личными переживаниями в моменты, например, боли и утраты, значат очень много для читателей, которые переживают непростые времена. Особенно от молодых людей — да и не только — я очень часто слышу, что мои книги стали для них отдушиной, Хогвартс — надежным пристанищем, а герои — настоящей семьей. Все это очень много значит для меня.

— Вот, собственно говоря, мы и подошли к главной теме сегодняшнего разговора — значимость и важность семьи для человека. Ведь одна из основных, ключевых задач фонда «Люмос»- поддержка семей во всем мире.

— Это ключевой момент. Все исследования за последние 80 лет свидетельствуют о том, что постоянная любовь и забота значимого взрослого — основа нормального развития ребенка, развития психологического, эмоционального и даже физического.

Это совершенно не значит, что вы должны обязательно быть идеальной рекламной семьей, в которой в среднем 2,2 ребенка, — просто вам в буквальном смысле слова нужны личностные, индивидуальные взаимоотношения на основе любви. Обычно их может дать вам собственная семья, иногда — новая другая.

Но мы знаем, что сегодня около 8 миллионов детей в мире находятся в сиротских учреждениях, причем известно, что порядка 80 % из них — не сироты.

Мне кажется, это очень неожиданный факт. На самом деле, многим будет трудно изменить свое восприятие и поверить в то, что большинство детей в детских домах — не сироты.

Это можно понять, ведь они еще называются «сиротскими приютами», что же вы еще должны были думать? Мы уже, кажется, просто исходим из этой культурной предпосылки, хотя логики в этом мало — ведь большинство из присутствующих сегодня в зале выросли в достаточно благополучных странах, и мы знаем, что у нас подобных учреждений больше нет, вот о чем речь. Но исходя из нашей культурной традиции, мы привыкли считать, что приют — это место для ребенка, которому просто некуда больше пойти. К сожалению, эта традиция очень далека от реальности. Сегодня, благодаря многочисленным исследованиям, мы точно знаем, что подобные учреждения — самое неподходящее место для ребенка.

Я видела грудных детей, которые научились не плакать, встречалась с малышами, готовыми идти ко мне на руки, несмотря на то, что они видели меня первый раз в жизни: любой, кто хоть раз имел дело с маленькими детьми, понимает, что они все запрограммированы на любовь, на поиск любви. Когда ребенок плачет, он совсем не обязательно голоден: он плачет, потому что хочет заботы. Такие дети особенно уязвимы, у них серьезные проблемы с формированием привязанности. В нашем фильме есть ссылка на российское исследование, согласно которому, по сравнению со сверстниками, у детей, покидающих сиротские учреждения по достижении 18-летия, в 10 раз выше вероятность вовлечения в проституцию, в 50 раз выше вероятность наличия прошлого опыта криминальной деятельности и в 500 раз выше вероятность суицида. В 500 раз. Это масштабная трагедия, о которой никто не говорит.

universal-studios-harry-potter

Гарри Поттер, герой книг Роулинг, сирота

— Конечно, любому родителю очевидно, что если с ними что-нибудь случится, детский дом должен быть самым последним вариантом. Любой предпочтет, чтобы его детей воспитывали родственники или друзья, или, как вы сказали, чтобы о них заботились индивидуально. Но есть страны, где этого выбора нет? И есть уголки света, где родителям приходится отказываться от детей просто для того, чтобы они не голодали.

— Да, иногда речь идет просто о том, чтобы прокормить семью, и сама по себе система сиротских учреждений дает стимул к распаду семьи. Так что да, это хороший вопрос, мне часто его задают.

Мы сами виноваты в этом, мы поощряем эту систему с самыми-самыми-самыми благими намерениями, мы все в этом зале жертвовали деньги, чтобы помочь детям. Это нормально, это основной инстинкт, мы хотим помочь детям, и это очень похвально и благородно.

На деле, однако, вероятно то, что ваши пожертвования питают саму суть проблемы — вы ведь сами только что упомянули о том, что в списке причин, по которым детей направляют в учреждения, бедность стоит на первом месте.

Единственная возможность прокормить своего ребенка — отдать его в детский дом, только там можно получить помощь специалистов-медиков — именно поэтому во всем мире в детских домах много детей с инвалидностью.

В результате, к сожалению, получается, что даже детские дома, которые создаются с наилучшими намерениями и в которых все организовано на высшем уровне, вредят детям, и это подтверждают многочисленные исследования.

Более того, к сожалению существуют также учреждения для детей, которые в действительности работают как бизнес, ведь если доноры охотно жертвуют деньги на детские дома, их становится все больше. Это происходит не потому, что родители умирают, а потому, что детские дома магнитом притягивают деньги и волонтеров — опять же, с наилучшими намерениями. Oни не просто хотят помогать детям в сиротских приютах, но и привозят с собой в страну иностранную валюту. И, наконец, самый пугающий и шокирующий аспект состоит в том, что такие учреждения — настоящая мекка для растлителей и насильников.

Дети отделены от биологической семьи, никто не следит за тем, что с ними происходит, и я уже говорила об их проблемах с формированием привязанности, — так что ими крайне легко манипулировать.

— Так где же это происходит? И почему детские дома до сих пор существуют несмотря на то, что мы знаем, что ничего хорошего они детям не дают? Или мы снова возвращаемся к тому финансовому циклу, который вы описали?

— Детские дома возникают в местах, пострадавших от стихийных бедствий. В любых странах с высоким уровнем бедности. Это происходит по всему миру: сиротские учреждения есть на всех континентах.

Всегда будут существовать культурные различия. Иногда причина появления детских учреждений одновременно является причиной, по которой их невозможно искоренить. Я говорю о бедности.

В ситуации, когда в учреждениях находятся десятки тысяч детей, не обойтись без средств, чтобы организовать переквалификацию персонала, обучить людей на местах, создать новую, более совершенную систему — на все нужны деньги.

Поэтому, когда «Люмос» просит у людей поддержки, 100% пожертвований идут на реализацию программ, на помощь детям.. Иногда речь идет о детях, которые голодают или очень больны. 100% средств идет на помощь нашей целевой группе, потому что я покрываю операционные расходы фонда. Очень важно, чтобы люди понимали это.

unknown— Недавно в Твиттере вы обратили внимание на проблему работы волонтеров в детских домах за рубежом.

— Да, началось с того, что я написала что-то в поддержку «Люмос». И как это часто бывает, когда я публикую твит, на него отреагировали многие пользователи — это совершенно нормальный процесс — и многие просят меня сделать ретвит в поддержку их благотворительных организаций . И в одном из ответов меня попросили поддержать благотворительную организацию, которой я делаю большое одолжение, называя ее благотворительной, потому что, на самом деле, это «туристическое агентство» для волонтеров.

И меня просто понесло, я не могла остановиться — по-моему, правильно это называется твит-шторм. И в итоге общение было очень жестким.

«Волонтуризм» — термин, который, наверное, знаком большинству присутствующих, но на всякий случай я поясню: он описывает такое явление, когда люди едут волонтерами за границу, однако, в отличие от волонтерства как такового, волонтуризм не приносит никому никакой пользы.

Итак, волонтуристы — как правило, молодые люди, которые, конечно же, руководствуются наилучшими намерениями. Они едут в детские дома, занимаются с детьми, а потом уходят навсегда, тем самым закрепляя нарушения привязанности у бедных детей.

И по словам этого агентства, которое ответило на мой твит, волонтуризм — это прекрасный опыт, который «украшает резюме», и от этого мне стало действительно противно.

Я рада, что в итоге не перешла на личности, хотя мне этого хотелось. Но иначе мне не удалось бы донести полностью свою мысль до читателей. Мне хотелось в общих чертах обрисовать ситуацию для молодых людей, которые думают о том, чтобы стать волонтуристами.

Это агентство, которое работает в Молдове, одной из беднейших стран Европы, написало,   что “многие учреждения закрылись” — и это как раз наша, «Люмоса», заслуга — это мы помогаем их закрывать — безопасно, возвращая детей в родные семьи или помещая их на патронажное воспитание. А потом они написали: “но у нас еще есть места, где вы можете работать в качестве волонтеров». То есть буквально они говорят: «все в порядке, в этой стране еще есть дети, которые живут в ужасных условиях, приезжайте поволонтерить». Это довольно сильно меня расстроило, и в результате разразился твит-шторм.

Всем 18-19-летним молодым людям, которые хотят стать волонтерами, я могу дать один совет: идите работать в проект, который помогает детям в сообществе, где они живут; исследуйте ситуацию; убедитесь в том, что вы понимаете, что делаете, в том, что вы действительно помогаете. Иначе может получиться так, что вы, руководствуясь наилучшими намерениями, будете поддерживать систему, которая на деле вредит детям.

— А какие же варианты существуют у детей, кроме как жить на улице или оказаться в детском доме? Такие решения существуют?

— Конечно, решения есть.

Важно отметить, что, приходя в новую страну, наш фонд не спешит никого учить, уверять, что у нас есть верное решение. Напротив, в каждой из стран, где мы работаем, уже есть свои специалисты, которые знают, что лучше делать.

Но у них часто нет средств, нет того влияния, которое имеют, например, некоторые общественные организации. Нам очень повезло, что мы сотрудничаем с ЕС, мы работаем с ООН и ВОЗ и имеем возможность перенаправить ресурсы этих организаций. Мы, конечно, вкладываем и свои собственные средства, однако можем помочь организовать целый пакет поддержки.

jkr_background_cut

Джоан Роулинг

— Так каково же решение?

— Во-первых, у многих есть финансовый интерес в продолжении работы детских домов. Я снова говорю «детских домов» — и снова мне этот термин не нравится.

Пусть это будут учреждения. Нам часто говорят: «У нас бедная страна, и если учреждение закроется, я лишусь заработка».

Мы отвечаем, что в этом случае не обязательно терять работу. Мы даем людям возможность переквалифицироваться и стать социальными или медицинскими работниками. Мы предлагаем создавать центры дневного пребывания детей — по сути детские сады, — чтобы родители могли ходить на работу. Мы не хотим лишать людей средств к существованию, мы хотим показать, как мы вместе сможем эффективно помочь детям.

Вот одно из решений, которые мы предлагаем для учреждений.

Как я уже говорила, иногда у детей очень серьезные проблемы со здоровьем, и мы, конечно же, должны обеспечить им питание, медицинский уход и т.д.

Кроме того, нужны системные изменения, поэтому мы работаем с государственными органами над изменением законодательства таким образом, чтобы после закрытия детские учреждения не открывались снова. Очень важно также развивать систему патронатного воспитания. Да, я уже говорила, что, при условии правильной поддержки, 80 процентов детей могут вернуться из учреждений в родные семьи, поскольку их там с радостью примут. Однако если это невозможно, нужна патронатная семья с хорошей подготовкой.

— Кажется, «Люмос» занимается системно этой проблемой. То есть все началось с заклинания из книги про Гарри Поттера, а теперь мы видим реальные изменения.

— Да, по нашим последним данным, мы уже помогли 17 тысячам детей покинуть учреждения, чем я очень горжусь.

У нас разнообразные программы — патронатные семьи с хорошей подготовкой, небольшие детские дома семейного типа, где дети получают постоянную индивидуальную заботу и внимание, которые так важны им.

Кроме того, благодаря нам 15 тысяч детей не попали в детские учреждения, и круг стран, в которых мы работаем, постоянно расширяется, чем я тоже очень горжусь.

— Это главная цель цель «Люмос»?

— Да. Если выбирать главное из сегодняшней беседы главное, я бы хотела, чтобы вы запомнили одно: детские дома — это решаемая проблема. Мы можем решить ее раз и навсегда.

8 миллионов детей — это непостижимо большая цифра, ее очень трудно полностью осознать. Но им можно помочь, и мы можем это сделать.

Нам, конечно, очень нужны деньги. Но, кроме этого, нам необходимо поменять менталитет: если мы изменим мышление — мы изменим жизни этих детей. Я хочу, чтобы каждый рассуждал так: «Не нужно давать денег этому приюту, нужно изучить проблему и выяснить, кто занимается ее решением, кто может воссоединить семьи. Вот кому я отдам деньги». Если мы будем поступать именно так, это изменит очень многое. Если сегодня кто-нибудь скажет вам: «Знаешь, он хочет поработать волонтером в детском доме» или «Мы строим приют для сирот», вы сможете объяснить им ситуацию. И новое понимание проблемы само по себе поможет разорвать этот круг.

— Джоан, вы занимаетесь благотворительностью, я думаю, около 10 лет, и, наверное, очень гордитесь достигнутым?

— Конечно, потому что я знаю детей, которым удалось вернуться в семьи, и которые теперь хотят помогать нам.

Я знаю одну историю. Мы встретились с одной девочкой, когда мы с ней впервые увиделись, она была очень маленькая: я думала, что ей 12 лет, но на самом деле ей было почти 15 — вот как учреждения влияют даже на физическое развитие детей. Сейчас она прекрасный мотивационный спикер, который рассказывает людям о важности деинституционализации. Да, наша работа прекрасна, и я думаю, примерно в 4 тысячх случаев, когда дети, которым мы помогли, находились в очень плачевном состоянии, мы действительно спасли их от смерти. Это, конечно, тоже большой результат.

— Потрясающе. Наверное, вы получаете большую поддержку от поклонников Гарри Поттера?

— Я никогда не видела таких активных, таких увлеченных фанатов, и я действительно очень горжусь ими.

Они помогают нам собирать средства, распространяют информацию. И да, они потрясающие.

— Ну, раз уж мы заговорили об этих потрясающих людях… Когда мы объявили об этом прямом эфире на Facebook, мы попросили слушателей задать вам любые вопросы о фонде «Люмос» — и, конечно же, нас завалили вопросами.

У меня здесь есть несколько, и первый из них от Ардит Халити, это прекрасный вопрос:

— На сайте «Люмос» сказано, что — как мы уже обсуждали — восемьдесят процентов детей в сиротских приютах, на самом деле, сиротами не являются. Какую работу делает «Люмос», чтобы оставшиеся двадцать процентов настоящих сирот также получили любовь и заботу, которых они заслуживают?

— Да, это отличный вопрос, его мне задают все время: «Некоторые из них все-таки сироты, так что вы собираетесь с ними делать?»

Ответ такой: в отдельных случаях нам необходимы хорошие патронатные семьи, и, естественно, все зависит от конкретных обстоятельств и потребностей ребенка.

Иногда бывают нужны небольшие детские дома семейного типа — вроде тех, которые раньше создавала детская благотворительная организация Barnardo’s. Они максимально приближены к семейным условиям — и это мы тоже делаем.

Усыновление/удочерение ребенка местной семьей — почти всегда самый лучший вариант размещения, но есть и множество других вариантов, в зависимости от страны.

— Хорошо, теперь следующий вопрос, от Джерри Кинга:

— Я думаю, что история Гарри Поттера дает надежду некоторым детям-сиротам, что однажды праздник случится и на их улице. Как вы думаете, каков самый важный жизненный урок для волшебника?

(Смеется) для волшебника… Ну, я уже говорила, что самый важный жизненный урок для волшебника точно такой же, как и для маглов. Потому что, в конечном итоге, мои книги о природе человека. Даже владение магией не может решить всех проблем. Проблемы остаются, просто в другой форме, люди все равно могут быть нетерпимыми и жестокими.

Так что я отвечу, что лучший жизненный урок для волшебника будет таким же, как и для всех нас: «Делай все, что зависит от тебя, в любом месте и с любыми подручными средствами.» Я считаю, что мы все должны пытаться следовать этому совету.

— Ну что ж, я думаю, на этой позитивной ноте можно закончить интервью. Огромное спасибо. Остается только поблагодарить Джо — не только за то потрясающее удовольствие, которое ваши книги подарили детям и взрослым во всем мире, но и за вашу преданность делу, и за создание фонда «Люмос», который меняет жизни детей во всем мире. Огромное спасибо!

— Спасибо.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply