Благотворительность как альтернатива коррупции


Может ли финансирование компаниями благотворительных и социальных программ стать альтернативой устоявшейся системе взаимоотношений бизнеса с органами власти, при которой деньги в конверте обмениваются на разрешения, лицензии, особые налоговые условия?

Другими словами, может ли благотворительность стать альтернативой коррупции?

Вопрос, не имеющий сегодня однозначного ответа. То, что благотворительная деятельность компаний приносит больше пользы широкому кругу людей, чем деньги в кармане отдельно взятого чиновника – вещь очевидная. То, что сегодня зачастую корпоративная благотворительность инициируется и реализуется под нажимом властей – тоже не секрет. Во многих случаях именно власть определяет направления и суммы поддержки: по письму на официальном бланке принимаются решения о выделении средств на ремонт детского дома или строительство дворца культуры, поддержку организации инвалидов или детский оздоровительный отдых.

Вопрос можно поставить по-другому: насколько участников благотворительной деятельности (бизнес и власть) устраивает такое состояние дел? Есть ли перспективы изменения сложившейся ситуации? Как и кто будет устанавливать новые стандарты цивилизованной благотворительности? Кто будет инициатором этого процесса: власть? бизнес? наше общество в лице некоммерческих организаций, экспертных сообществ?

В понимании, кто и как должен делать на поле благотворительности, на мой взгляд, и кроется коренная проблема сегодняшней филантропии. Стороны кивают друг на друга, находясь больше в поле критики, нежели конструктивного диалога.

Бизнес считает поддержку социальной сферы основной прерогативой государства, полагая, что участие в решении социальных проблем — дело добровольное, сиречь, необязательное.

Государство же находится в позиции по отношению к бизнесу «вы должны», при этом не только должны, но еще и с радостной улыбкой, с огоньком. Вполне себе внятно, но для бизнеса не вдохновляюще. Бизнес в обмен на такую ожидаемую радостную добровольность требует — хотя нет, слово «требует» пока неуместно, скорее, говорит в своем кругу, извиняющимся тоном — о желаемых налоговых льготахз, моральном поощреним, общественном признании.

Бизнес от государства ожидает более активного поведения как инициатора дискуссии, проводника лучших практик, как институции, которая поощряет и признает заслуги, гаранта создания благоприятных правовых и экономических условий для дальнейшего развития корпоративной филантропии.

Государство, в свою очередь, ждет от бизнеса не только существенных финансовых вливаний, но и внедрения новых технологий в социальной сфере, предложений, инициатив, шагов, которые, в свою очередь, готово осенить государственным одобрением.

А общество хочет открытости и государства, и бизнеса – прозрачных процедур принятия решений, понятных принципов выделения финансирования, оценки эффективности программ и проектов.

Все чего-то ждут… И разговоры о корпоративной благотворительности порой напоминают бег по замкнутому кругу.

Для меня вопрос о том, кто станет проводником, лидером обсуждения является важным. Приглашаю поразмышлять на тему: может ли благотворительность стать альтернативой коррупции и кто\как\в каких формах должен и может стимулировать движение в этом направлении?

  1. Геннадий Ирейкин

    Благотворительная программа благотворительной организации героев авиации и космоса по модернизации авиакосмических музев страны, превращения их в образовательно-патриотические комплексы — критически необходимая программа для поворота власти, гражданского общества, молодежи, детей лицом к людям труда — яркое свидетельство необходимости перехода на корпоративную благотворительность. В сочетании с мировой тенденцией направления на благотворительность части своих состояний миллиардерами — кричащая необходимость внимания к проблеме высшей власти России.

  2. Юдина Юлия

    Коллеги, спасибо за интересные комментарии. Заметка не только про альтернативу, а, скорее, про наше извечное российское ожидание.
    Потому что альтернатива может случиться при наличии позиции и воли к действию.
    А у нас все ждут. Некоммерческий сектор ждет, что без его участия какие-то дяди, олицетворяющие абстрактное государство, примут, подпишут, внедрят. Внедрят правила и процедуры, выработают стандарты, создадут условия для развития благотворительности, в том числе и корпоративной. Бизнес ждет того же. И государство, в свою очередь, тоже ждет, не проявляя особой инициативы и вяло реагируя на меняющуюся реальность.

    Такое взаимное кивание головой друг на друга. Хотим, чтобы поменялось само собой. Участники благотворительной деятельности ждут активности, инициатив, установленных прозрачных правил, и забывают, что без действия, без обычного каждодневного усилия ничего не произойдет.

    Одним словом, я убеждена, что корпоративная благотворительность как альтернатива коррупции может состояться при заинтересованном участии как минимум двух сторон: самого бизнеса и гражданского общества в лице НКО.

  3. Мизантроп

    Благотворительность уже стала альтернативой коррупции. Спросите у любого чиновника, откуда у него «Мерседес», скажет, что подарили.

  4. Матвей Масальцев

    Показалось, что слишком уж это смелая альтернатива предложена – ксо вместо коррупции :)

    По тексту получается, что щас за взятки дают бизнесу конкурентные преимущества, а мы предлагаем давать эти преимущества в обмен на благотворительные (пусть и прозрачные совершенно) акции. Как-то странно звучит.

    На самом деле, благовторительность могла бы стать альтернативой коррупции в символическом таком смысле. Коррупция – символ настоящего, правильная КСО – символ светлого будущего. Но в тексте, как мне показалось, это не оч прописано. Вот.

    Да и вообще, заметка больше не об этой альтернативе, а об известных противоречиях и проблемах КСО в стране. На эту тему действительно хорошо бы подискутировать.

Leave a Reply