Как помочь, не навредив


Много лет работая в благотворительной сфере, я все равно каждый раз сталкиваюсь с одной и той же дилеммой. Думаю, с ней сталкивается большинство из реально работающих сотрудников фондов и НКО – особенно специалистов по PR. Основной вопрос заключается в том, где проходит грань между необходимым информированием общества о проблемах и защитой интересов подопечных благотворительной организации.

В моей статье в первую очередь речь пойдет о детях, хотя схожие вопросы могут возникать и в случае помощи взрослым людям.

Один из недавних примеров – нашумевший концерт с участием премьер-министра, точнее, предшествующие ему посещения онкологических отделений больниц голливудскими звездами.

Наверняка каждый, кто хоть раз был в больнице, знает, что посещения в медицинских учреждениях всегда строго ограниченны. Родных и близких-то далеко не всегда пустят – а тут целая толпа звезд, журналистов с камерами и других посторонних людей. Насколько это полезно больным детям?

Другой пример – висящие по всему интернету фото детей, с различными диагнозами и просьбами им помочь. Или списки детей «для усыновления», включающие диагнозы, в том числе, такие как ВИЧ.

Вопросов возникает море. Не может ли это навредить детям сейчас или в будущем? Не случится ли так, что учитель в школе или соседка по лестничной клетке узнает впоследствии уже усыновленного или вылечившегося малыша? Не будет ли дразнить потом этого ребенка вся школа, узнав, например, о ВИЧ-инфекции? В конце концов – как же тайна диагноза, разглашение которой является уголовно наказуемым?
С другой стороны – разве будет лучше, если этому ребенку вообще не помогут, не вылечат, не усыновят хорошие люди?

Профессиональная этика

К сожалению, однозначного ответа «раз и навсегда» на все эти вопросы нет. Каждый раз оценивать ситуацию приходится заново, обсуждать со специалистами, опекунами и родителям, узнавать мнение самого ребенка. Ведь задача благотворительной организации – все-таки привлечь помощь и оказать ее, а также рассказать о проблемах как можно более широкому кругу людей.

Однако некоторые правила, являются, скорее всего, универсальными:

  • категорически неприемлемо использование любой информации, которую сам ребенок, его родители и опекуны не хотели бы раскрывать. Если человек говорит «пожалуйста, не пишите об этом» — ни в коем случае не нужно это делать, даже из самых благих побуждений.
  • всегда нужно ставить себя на место самого ребенка, его родителя. «Если бы это был мой ребенок – разрешила бы я использовать его фото в таких-то материалах?»
  • нельзя показывать лицо человека с информацией о том, что у него ВИЧ, что он подвергся сексуальному насилию, что он занимается или занимался проституцией, что он наркозависимый. Если необходимо использовать фото или видео в таком сюжете – лицо должно быть полностью скрыто (например, человек может быть снят со спины). Кроме того, в таких материалах нельзя указывать настоящее имя человека или любые детали, позволяющие его идентифицировать.
  • и, наконец, что-то вроде правила «не навреди». Если существует даже гипотетический вред, который может быть нанесен ребенку или его семье – он перевешивает любые благие намерения. Если у журналиста недопеченный грипп — не надо вести его в детскую больницу писать материал. Если ребенок пережил тяжелый стресс и не хочет общаться с чужими людьми – не нужно просить родителей повлиять на него.

Если от прочитанного в газете одноклассники могут начать травить ребенка – нужно, чтобы материал не появлялся в печати. Если про девушку, реабилитировавшуюся после домашнего насилия, через 10 лет могут узнать на фото родственники ее мужа – нельзя публиковать фото.

Сейчас, в век информационных технологий, любые материалы, фото, видео, распространяются с огромной быстротой во всех уголках мира. То, что написано в газете в Швеции, через пять минут могут прочитать в Астрахани или Тамбове. Поэтому защищать личную жизнь, неприкосновенность и спокойствие подопечных благотворительной организации нужно постоянно – тем более, что журналистская этика далеко не всегда на высоте. Принцип «цель оправдывает средства» в данном случае неприемлем.

  1. sbrezhneva

    Иногда цель оправдывает средства. Прочитайте некоторые тексты Панюшкина для Русфонда — в них раскрывается много конфиденциальной информации…

    • Елена

      Спасибо за комментарий. В целом я об этом пишу в статье — что однозначного ответа в большинстве случаев нет, за некоторыми исключениями.

  2. araduga

    Но, увы не всегда журналисты прислушиваются к нам.
    Бывает найдут по -разным источникам инфу, еще не всегда верную
    и тог-вред, тем кому мы помогаем.
    Мы постоянно бьемся с СМИ насчет всего и вся.
    Лучше пусть будет меньше инфы, но такой, чтобы не навредила подопечным.

    • Елена

      Спасибо за комментарий! Да, конечно, многие журналисты в погоне за сенсацией могут очень сильно навредить. Причем очень часто — тоже с благими намерениями. Воевать-не воевать, а выстраивать с журналистами отношения тоже приходится.
      А про «лучше меньше» — согласна.

  3. Ирина Ерза

    Елена! Согласна с Вами целиком и полностью. Недавно на семинаре для психологов, работающих с детьми и семьями, услышала от ведущей (известного психолога), что у нас большие проблемы с конфиденциальностью информации. Запомнилась ее фраза «За конфиденциальность биться аки лев!» Мне, кажется, что все помогающие (специалиты, журналисты, просто сочувствующие)должны прежде всего уважать того, кому пытаются помогать, видеть в нем партнера, личность, а не «объект» помощи.

Leave a Reply