Они опять убили Кенни


В Техасе приемная мать убила усыновленного российского ребенка. Российские политтехнологи снова взволновались.

19 февраля российские СМИ снова исходили пеной благородного гнева – еще один ребенок, усыновленный американцами из России, — погиб. Накануне «Интерфакс» сообщил печальное известие: В Техасе приемная мать убила усыновленного российского ребенка — трехлетнего Максима Кузьмина. В Москве отмечают, что госдепартамент США никак не помог российским консульским представительствам выяснить причину смерти ребенка. Тем не менее, в МИДе надеются на самое суровое наказание для виновных.

Максим Кузьмин

Максим Кузьмин. Кадр 1 канала

О том, что в США умер приемный ребенок из России, «Интерфаксу» сообщил уполномоченный при президенте по правам ребенка Павел Астахов. «Трехлетний Максим был избит, по версии следователей, приемной матерью, которая долгое время кормила его сильными психотропными препаратами, ссылаясь на то, что у него было психическое заболевание. У ребенка диагностированы многочисленные повреждения, в том числе травмы брюшной полости, многочисленные гематомы на голове и ногах», — сказал Астахов. Позже выяснилось, что Максим воспитывался в Печорском областном доме ребенка — там же, где и Дима Яковлев, еще один погибший в США приемный ребенок из России, именем которого назвали знаменитый закон, запрещающий американское усыновление.

По словам Астахова, в той же американской семье воспитывается старший брат убитого Максима. Мать временно отстранена от его воспитания, но ей разрешено с ним видеться. «Если вина матери будет подтверждена, то, конечно, она не должна воспитывать ребенка. Если отец тоже к этому причастен и будет лишен родительских прав, то по законам США мальчик должен быть отдан в другую приемную семью», — пояснил он.

Характерная реакция определенной части интернет-публики, определяющей себя как «политтехнологи», последовала незамедлительно:

«Эй Вы дешевые твари, которые недавно пиарили за Американские гроши марш белоленточников, с требованием отменить запрет на вывоз детей в США, где Вы?!!! Или что — деньги получены, тема не интересна?»

Ответ на подобные тексты, в том смысле, что мир несовершенен, в нем случаются всякая гадость, в том числе – смерти детей, в том числе – приемных детей, — не возымел действия. Не возымело действие и указание на то, что в России гибнет, по словам Павла Астахова, в год приблизительно столько же детей, сколько погибло по разным причинам (не обязательно в результате убийства) российских детей в США за 20 лет. Причем, независимые эксперты приводят данные, которые раз в десять страшнее, но формат этой статьи не позволяет подробно исследовать и обсуждать цифры, приводимые разными исследователями.

Дети становятся предметом пропаганды. Дети становятся предметом разборок и тёрок. Похоже, других ресурсов у российских политтехнологов не осталось. Машина пропаганды уже не способна останавливаться. А меня интересуют простые практические вопросы, на которые сейчас никто не сможет дать внятный ответ:

  • Почему на содержание детей в детских домах до сих пор отпускаются деньги из бюджета бОльшие (в среднем – в 7 раз) , чем на содержание их в приемных семьях?
  • Почему, одновременно, осуществляется практика уничтожения даже более-менее благополучных детских домов при полной неготовности общества к семейному устройству сирот?
  • Почему закон об образовании, принятый одновременно с законом, получившим имя Димы Яковлева, предполагает ликвидацию льгот для сирот при поступлении в ВУЗы?
  • Почему абсолютно варварские показатели сиротства, достигшие в современной России процентов послевоенного состояния СССР, не являются предметом внимания ни российского общества, ни российского государства?

Человек, рассказывавший в 2010 году о катастрофическом количестве детских и сиротских смертей в России, теперь говорит так: «Наши консулы должны быть допущены, чтобы увидеть материалы дела и участвовать в формулировке обвинения.

Нужно добиваться расследования и привлечения к ответственности виновной. Мы сталкиваемся с тем, что зачастую в США неправильно формулируется обвинение, родителей усыновленных детей обвиняют в умышленном убийстве и их признают невиновными, а перепредъявить обвинение с измененной формулировкой невозможно», — подчеркнул Астахов.

Ни разу российский МИД или другие полномочные российские организации не прибегали к помощи американских юристов. Но ведь во многих различных американских штатах действуют законодательства, которые предполагают участие в процессах, связанных с нарушениями прав детей, исключительно американских юристов. Требования о допуске консулов или иных российских чиновников в такие суды бессмысленны.

При этом, ни разу в России не происходило открытое для общества расследование смертей российских детей, например, чудовищный случай гибели 26 детей только в Кузбассе, в Мысках, в 2009-2011 годах.

В России за 15 лет, начиная с 1991 года (цифры за 2006 год), по данным советника уполномоченного по правам ребенка Москвы Галины Семьи погибли 1220 усыновленных россиянами детей, из них 12 человек были убиты своими усыновителями.

По словам эксперта, за это же время было зарегистрировано 116 случаев нанесения детям тяжких телесных повреждений, в 23 случаях тяжкие телесные повреждения нанесли сами усыновители.

Что нам известно о расследовании этих случаев? Ничего.

О смертях детей и детей-сирот начинают говорить только тогда, когда это кому-то очень уж нужно. И это отвратительно.

4 Comments

Add yours
  1. б.а.рмалей

    Cудмедэксперт Сондра Вулф, обследовавшая тело мальчика сразу после смерти, утверждает, что нет причин подозревать, будто приемная мать давала ему «сильнодействующие психотропные препараты». Именно с такими обвинениями в адрес семьи Шатто выступили Астахов и Долгов. «Я рада, что они обладают рентгеновским зрением», — заметила в ответ на их заявления Вулф.

  2. б.а.рмалей

    от прежних обвинений в адрес американских усыновителей готов отказаться детский омбудсмен Павел Астахов. На встрече с журналистами в среду Астахов не стал настаивать на том, что в действительности имело место жестокое обращение с ребенком. «Соглашусь с вами, — сказал он. — Вначале мы говорили об убийстве, потом поправились и теперь говорим о гибели приемного ребенка в семье».

  3. б.а.рмалей

    Главным следственным управлением СК России возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.105 УК РФ, по факту убийства 3-летнего российского мальчика Максима Кузьмина приемной матерью в США.
    В ближайшее время следствие намерено ходатайствовать о заочном аресте приемной материи убитого мальчика, а также об объявлении её в международный розыск. Кроме того, Следственный комитет РФ будет добиваться участия российских следователей в расследовании обстоятельств преступления, проводимого на территории США.
    Следственный комитет России предпримет все необходимые меры для того, чтобы убийцы российского ребенка понесли самое суровое наказание.

    То есть Бастрыкин уже, до всякого следствия и суда, считает убийство доказанным «фактом», требует заключить в тюрьму женщину, у которой горе — погиб сын, причем понести она должна, по мнению Бастрыкина, «самое суровое наказание».

    Однако сегодня американцы, наконец, нарушили молчание:

    Полиция штата Техас впервые официально опровергла заявления российских официальных лиц об обстоятельствах смерти Максима Кузьмина в США… местные власти удивлены бурной реакцией российских официальных лиц и считают, что у чиновников в Москве нет никаких оснований обвинять приемную семью «в пытках и убийстве» трехлетнего ребенка.

    Звонок в службу спасения поступил 21 января в 16:49. Как утверждают полицейские, за несколько минут до этого трехлетний Максим и его младший брат Кирилл играли во дворе дома, где супруги Шатто устроили детскую площадку с горками и качелями. «Они оба были на улице, а мать находилась в помещении,— рассказал шериф.— Она выбежала во двор, увидев, что один из мальчиков лежит на земле».

    Ребенок, потерявший сознание, был доставлен в окружную больницу Medical Center Hospital в городе Одесса. Усилия медиков ни к чему не привели, и в 17:43 врачи констатировали смерть мальчика…

    Тем не менее, по словам старшего следователя бюро судебно-медицинской экспертизы округа Ширли Стэндефер, пока с медицинскими документами смогли ознакомиться только патологоанатомы. Она подтвердила, что на теле ребенка было обнаружено несколько синяков и царапин, но не уверена, что это позволяет говорить о жестоком обращении с мальчиком. «Я пока не знаю, появились эти травмы из-за того, что Макс вел себя как обычный ребенок его возраста, или из-за того, что произошел несчастный случай или было применено насилие»,— уточнила она.

Добавить комментарий