ВМАМБ в поисках смысла своего существования


Евгений Трофимов и Хусейн Чеченов

Недавно учрежденная Всероссийская Межконфессиональная Ассамблея Меценатов и Благотворителей (ВМАМБ) выслушала предложения, над которыми, возможно, будет работать. У этой конференции много заявленных задач: от поддержания имиджа и развития России до преодоления недоверия к благотворительным организациям.

О первом учредительном собрании “Филантроп” уже писал. Второе заседание началось с упоминания недавних беспорядков на Манежной площади. Представители всех конфессий осудили межнациональную ненависть; эта тема звучала лейтмотивом многих выступлений. Например, члены Совета Федерации Евгений Трофимов и Хусейн Чеченов (председатель оргкомитета ВМАМБ) определили беспорядки как “попытку внести раскол на межнациональной почве” и “чуму раскола страны”.

Представители конфессий после кратких выступлений провели конференцию в основном молча, а комментировал предложения гостей Хусейн Чеченов. Подчеркивая практическую значимость конференции, он сказал: “Давайте создавать что-то вроде буклета, хотя бы к нашим заседаниям, чтобы не возникло впечатления, что мы собрались только что-то послушать”. “Новые проекты будут в рабочей группе рассматривать, — говорил председатель оргкомитета. — Естественно, все проекты вытащить не сможем, но те, которые имеют значение для всех, а не только для одной группы населения, для одной общественной организации. Мы будем тщательно отбирать”.

В качестве кавалера ордена 'За благодеяние' (за большой вклад в благотоврительную деятельность и развитие меценатства в России) ВМАМБ выбрала почему-то Авраама Руссо

Между тем, предложений для ВМАМБ прозвучало немало. Среди них был проект музея А.В.Суворова (для сохранения исторической памяти) и даже идея представителей регбилиг: спорт может объединить представителей разных национальностей в команды, сублимировать агрессию.

“Если мы сейчас не будем говорить что уже делается, — говорил Чеченов, — люди будут думать, что мы собрались поговорить. Это совсем не так. Мы набрали здесь полный зал, устраиваем здесь шоу, выставки. Мы говорим о простых вещах, которые сегодня уже делаются, без шума и гама, ибо благотворительность не должна носить рекламный характер. Это — между Богом и нами. Поэтому здесь просто нужна некая отчетность; пока мы ни единого рубля ни у кого — я имею в виду бюджет — не взяли”.

Его выступление прервала одна из гостей: “Прошу прощения! Вы здесь говорите: фонды, фонды, фонды… А тут стоит директор крупнейшего детского дома для слепоглухих. Дайте ей слово! Вы даже внимания на нее не обращаете, а у нее — 230 детей!”. После этого Галина Епифанова, директор «Сергиево Посадского дома слепоглухих», внесла свое предложение: «Мне кажется, мы не сказали самое главное. Такой съезд должен принять решение об обращении в правительство, обращении к думе о том, что совершенствовать надо законодательство о меценатстве и благотворительности. Без этого мы все равно не сможем продвинуть этот вопрос. И второй момент, на который мне бы хотелось обратить внимание: на сегодняшний день достаточно много людей оказывает помощь — я могу судить о детских домах, но эта помощь не является систематической, организованной; одни детские дома имеют много, а другие — нищенствуют. Поэтому надо на самом высоком уровне организовывать меценатство и благотворительность. Вот все, что я хотела сказать”.

Чеченов сослался на вопросы финансирования, кризис, нищету. Он заверил, что сегодня в законодательных органах РФ эти проблемы обсуждаются. Он предложил такой вариант: “Давайте внесем так: поручаем правлению, ассамблее рассмотреть совершенствование правовой базы меценатства и благотворительности. Так вас устроит или вы хотите другую редакцию?”. Одна из жертвователей, пришедшая вместе с Епифановой, ответила: “Да. Я хочу, чтобы у предпринимателей появились налоговые льготы. Я хочу, чтобы возвращался НДС — 18%”.

Директора детского дома поддержала Наталья Ульянова, директор фонда “Парилис”: “Мы можем создать на основе ВМАМБ некую базу детских домов, приютов, инвалидов, стариков — людей, которые забыты. К этой базе могли бы обращаться наши предприниматели и оказывать уже выборочную адресную помощь”. Предложение было встречено Чеченовым без энтузиазма: “Когда мы начнем обрастать какими-то возможностями для самой ассамблеи, тогда, конечно, появится возможность кого-то за компьютер посадить, базу данных создавать. Но мы не с этого начали, мы начали с конкретной помощи конкретным людям”.

Ульянова рассказала “Филантропу”, что не считает названный проект трудновыполнимым: «Если аккумулировать желание различных общественных структур и организаций собрать общую информацию — это реально и достаточно легко. И помощь будет адресной. Это очень большая проблема: у нас есть любимые детские дома, фонды и, как это ни кощунственно будет сказано, популярные болезни. Например, болезнь крови, где Чулпан Хаматова работает — там все помогают. А есть вещи некрасивые. Калека, который весь покалечен, синдром дауна — это некрасиво. ДЦП — это некрасиво. Слюнки у ребенка текут. Не будем об этом: это ни сфотографировать, ни показать. К сожалению, это правда. Но это не значит, что бизнес не хочет жертвовать туда деньги. Он просто не знает».

“Сегодня темы и организации были самые разные, — прокомментировал встречу Аркадий Барановский, руководитель проекта “Помощь заключенным” из “Еврейского Благотворительного комитета”, о котором “Филантроп” уже писал. — Кто-то себя хвалил, кто-то отчитывался, кто-то просил денег. Хотелось бы, чтобы это были заседания, посвященные каким-то темам: на этот раз мы собираемся по теме детей, в следующий раз — освободившихся заключенных, потом — инвалидов. И, естественно, подбираем организации, которые этим занимаются, представителей бизнеса, которым интересно данное направление, представителей власти, профильных комитетов, думы, Совета Федерации. И тогда это будет, мне кажется, более эффективно”.

“Многие вопросы государство сегодня не решает и не может решить, — ответил Барановский, — потому что власть находится где-то там, в кулуарах. Они не работают в поле с этими людьми непосредственно. Многие проблемы они знают очень на расстоянии. Тут нужно взаимодействие с людьми, которые плотно решают какие-то конкретные проблемы — с благотворительными или общественными организациями. Функция власти как раз в том, чтобы услышать проблему и создать условия. С помощью законодательства прежде всего. Его можно сделать таким, чтобы людям было выгодно давать деньги на благотворительность. Сегодня как раз обсуждалось, что ребенок, который получает деньги на лечение, вынужден платить 13% НДФЛ. Это ненормально. Есть еще одна проблема — социальный налог, который планируется повышать со следующего года. Это — смерть для многих НКО. Абсолютно понятно, что все уйдет в тень, и включатся другие механизмы, нелегальные. Вот этот вопрос может и должна решать власть. А деньги — это бизнес. Все зависит от взаимодействия 3-х составляющих: власть обеспечивает среду, чтобы бизнес давал деньги; бизнес приходит и дает деньги”.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий