«Важно пробудить желание заниматься благотворительностью в людях с разным уровнем достатка»


Продолжаем серию интервью из отчета «Миллионы на благо: исследование частной благотворительности в России» Банка Coutts и фонда CAF Россия. В этом отчете, текст которого можно посмотреть на сайте www.coutts.com/donorsreport, приводится анализ крупных пожертвований в разных странах, в том числе и в России. А кроме того — интервью с ведущими филантропами. С разрешения авторов исследования мы публикуем  интервью с Рубеном Варданяном и Вероникой Зонабенд.

Рубен Варданян и Вероника Зонабенд

Рубен Варданян и Вероника Зонабенд

Рубен Варданян — советник президента, председателя правления ОАО «Сбербанк России». До закрытия в январе 2012 года сделки по объединению Сбербанка России и «Тройки Диалог» занимал пост председателя совета директоров «Тройки Диалог». Является партнером-учредителем и членом координационного совета Московской школы управления СКОЛКОВО, где с 2006 по 2011 год занимал должность президента. Вероника Зонабенд, окончив Московский авиационный институт, работала инженером в НИИ авиационного оборудования, в 1990-х занимала должность заместителя директора валютного департамента Тверьуниверсалбанка, а позже занималась предпринимательской деятельностью и инициировала ряд проектов в индустрии гостеприимства, кинопроизводстве и дистрибьюции. Г-н Варданян и г-жа Зонабенд рассказали Coutts о своей благотворительной деятельности.

Когда вы начали заниматься благоворительностью?

Рубен Варданян (Р. В.): Как только «Тройка» начала приносить прибыль — а это было около двадцати лет назад — мы стали участвовать в благотворительных проектах помощи детям-сиротам, так как понимали, насколько остро эта проблема стоит в России. В «Тройке» действовал и продолжает действовать после слияния со Сбербанком благотворительный комитет, задача которого – помогать сотрудникам компании в их желании оказывать помощь тем, кто в ней нуждается.

Однако благотворительная деятельность нашей семьи отличается от корпоративной благотворительности: у них разные бюджеты, различные подходы и процессы принятия решений. Наш семейный фонд ориентирован на долгосрочную перспективу и ведет активную работу по поиску и поддержке амбициозных благотворительных программ – масштабных благотворительных инициатив, имеющих мультипликативный эффект.

Вероника Зонабенд (В. З.): Наша семья впервые занялась благотворительностью достаточно давно, начав с небольших пожертвований в помощь конкретным людям и проектам. Например, мы выделяли средства на стипендии и гранты, финансировали издание книг об истории Армении и геноциде армянского народа, а также перевод на русский язык и издание non-fiction литературы, ранее не издававшейся в России.

Р. В.: Наша семья вместе с партнерами принимает участие в развитии системы благотворительности в России и повышении ее прозрачности. Например, для того чтобы привлечь в сектор профессионалов, мы оплачиваем труд высококвалифицированных менеджеров шести благотворительных фондов, таких как «Подари жизнь».

В. З.: Лет пять назад мы с Рубеном решили, что нельзя объять необъятное и нужно сосредоточиться на ограниченном числе проектов, в которые мы будем вкладывать финансовые средства, наши усилия и время, потому что это самое ценное, что у нас есть.

Р. В.: С этой целью мы выработали семь принципов отбора проектов:

  • долгосрочность проектов – горизонт планирования и успешности составляет 10-20 лет;
  • масштабность проектов, их знаковый характер;
  • заложенный мультипликативный эффект – развитие инфраструктуры, социальной и культурной сферы в регионе, где реализуется проект;
  • коллегиальность и интернациональность – проекты объединяют большое число людей разных национальностей и вероисповедания;
  • вовлеченность местного населения в реализацию проектов;
  • постепенный выход проектов на самофинансирование (первоначальные капитальные вложения – это благотворительность, они никогда не будут возвращены);
  • реализация проектов в соответствии с лучшими международными практиками и создание нового стандарта для аналогичных проектов в регионе.

Что вы подразумеваете под коллегиальностью?

В. З.: Мы хотим, чтобы проекты, которые инициированы нашим фондом, рассматривалась не как проекты Рубена и Вероники, а как совместная работа людей, которые также считают эти проекты своими. Мы абсолютно уверены, что для того, чтобы добиться успеха, необходимы знания и опыт многих людей, талантливых в разных областях.

Что подразумевается под выходом проектов на самофинансирование?

Р. В.: На наш взгляд, наиболее устойчивая модель благотворительной деятельности, когда капитальные вложения – это безвозмездный вклад благотворителей, а операционные расходы, по крайней мере, покрываются за счет доходов от проекта. Таким образом, нет необходимости в постоянных взносах доноров. В том случае, если доходы превышают расходы, мы имеем возможность направлять средства на развитие благотворительного проекта. Например, доходы от продажи билетов на канатную дорогу, ведущую к Татеву, идут на поддержание этого инженерно-технического сооружения и на проведение работ по реконструкции Татевского монастыря.

Каковы основные приоритеты ваше семейной благотворительной деятельности?

В. З.: Если говорить о географическом фокусе, то мы реализуем наши проекты в Армении и России, потому что верим, что в этих странах наши усилия дадут наибольший результат.

Р. В.: Самым крупным нашим проектом является Дилижанская международная школа в Армении. В целом у нас в этой стране четыре крупных проекта, в числе которых «Возрождение Татева» и развитие туризма в этом регионе. А в России я принимаю активное участие в создании и развитии Московской школы управления СКОЛКОВО, в рамках которой планируется создать исследовательский центр, который бы занимался вопросами филантропии, благотворительности и социального предпринимательства, а также правильной передачи активов первого поколения богатых людей в России их наследникам.

В. З.: Сейчас я все свое время посвящаю Дилижанской международной школе, которая начиналась как сравнительно небольшой проект летнего лагеря. Затем в процессе развития концепции стало понятно, что в регионе существует огромная потребность в образовании, при этом нет достаточного количества международных школ высокого уровня. Поэтому наш проект постепенно перерос в международную школу с размером капитальных вложений более 100 млн долларов, где будут учиться дети со всего мира. Потребовалось пять лет работы, в течение которых мы с командой и архитектором объездили множество ведущих учебных заведений в разных странах, чтобы понять, что происходит в мире, воспринять новые идеи, обобщить опыт и иметь возможность избежать ошибок, которые допускались при строительстве новых школ.

Основные направления вашей благотворительности — образование и культуры. Почему?

Р. В.: Все очень просто. Я считаю, что в XXI веке основная борьба будет вестись за человеческие ресурсы, главным активом станут образованные и творческие люди, которые действительно стремятся чего-то достичь. Сейчас, когда связи между странами становятся все более тесными, а личные и деловые интересы людей рассредоточены по всему миру, понимание различных культур приобретает огромное значение. И это ключ к успешному будущему любого государства, любой элиты и любого общества.

В. З.: На то, какими будут люди, в значительной степени влияет образование, поэтому его роль в XXI веке станет еще более важной. Однако существующие сегодня системы образования не отвечают потребностям современного общества. Умения и навыки, необходимые людям в наступившем веке, несомненно, отличаются от тех, что требовались в прошлом. Например, самыми востребованными качествами станут широкий кругозор и творческое мышление – то, что современное образование не воспитывает в людях.

Благотворительность подразумевает нечто большее, чем просто финансовую помощь. Расскажите нам, пожалуйста, какие еще ресурсы задействованы?

В. З.: Выписать чек — это самое легкое в благотворительности. Однако если вы действительно хотите что-то изменить к лучшему в этом мире, то должны отдать вашим проектам самое ценное, что у вас есть — свою энергию и свое время, – и заниматься вашими проектами с энтузиазмом и любовью. Несмотря на все сложности и очень напряженный график, моя работа заряжает меня энергией и придает жизни новый смысл.

Р. В.: Я не сторонник сиюминутной благотворительности, мне нравится самому принимать активное участие в реализации проектов, которые мы поддерживаем. Например, мы планируем участвовать в проекте реставрации исторического поместья Дамфрис Хаус в Шотландии, инициатором которого является принц Чарльз. Проектом предусмотрена образовательная программа обмена для учащихся из колледжей Шотландии и Дилижанской международной школы. Мы также надеемся перенять опыт у крупнейших западных фондов, таких как Bosch Foundation и других частных семейных фондов.

Что стало для вас самым важным жизненным уроком?

В. З.: Оказывается, в мире есть гораздо больше людей, желающих делать добро и стремящихся помочь, чем я предполагала. О добрых делах говорят намного меньше, чем о плохих.

Р. В.: Нужно быть очень и очень последовательным и выполнять свои обещания, но в то же время не давать обещаний, которые не можешь сдержать.

Каковы перспективы вашей благотворительной деятельности?

Р. В.: Мы занимаемся многими проектами и должны довести их до конца. В 2005 году мы начали проект возрождения Татевского монастыря и развития туристической инфраструктуры в регионе, который завершим в 2017 году. Дилижанская международная школа, которая откроет двери перед первыми учащимися в сентябре 2014 года, потребует нашего постоянного внимания и поддержки вплоть до 2025 года. Еще многое предстоит сделать.

Как ваши дети относятся к вашей благотворительной деятельности?

Р. В.: Мы договорились, что не оставим им большого наследства, чтобы избавить их от проблем, связанных с большим состоянием. Вместо этого мы потратим деньги на благие дела, и я надеюсь, что они присоединятся к этому и продолжат то, что мы начали.

Что, по-вашему, нужно, чтобы филантропия в России развивалась?

Р. В.: В стране необходимо создавать культуру и инфраструктуру благотворительности. К сожалению, в 1990-е доверие к благотворительным организациям и благотворительности как таковой было подорвано. Мы должны восстановить доверие, создавая историю успешно реализованных благотворительных проектов, добиваясь прозрачности и повышая уровень профессионализма в этой индустрии. Необходимо разработать механизмы привлечения средств. Один из проектов, над которыми мы сейчас работаем, предполагает создание семейства фондов, ориентированных на представителей среднего класса, которые помогали бы связать тех, кто хочет жертвовать средства на благотворительность, с теми, кто может и готов реализовывать благотворительные проекты. Создание таких прозрачных механизмов будет способствовать повышению доверия к благотворительным инициативам. Важно пробудить желание заниматься благотворительностью в людях с разным уровнем достатка.

В. З.: Важно как можно больше рассказывать о добрых делах. Множество людей в разных регионах творят просто невероятные вещи, хотя от местных властей не всегда можно ждать помощи. Например, недавно я познакомилась с девушкой, которая реализует программу онлайн-обучения для детей-сирот практически самостоятельно, без поддержки государства. Такие люди заслуживают признания и уважения окружающих. Россия богата талантами.

Какой совет вы бы дали состоятельной семье, которая планирует заняться благотворительностью?

В. З.: Если вы на самом деле хотите делать добро, приготовьтесь к тому, что благотворительность станет важной частью вашей жизни. Избегайте двойных стандартов и будьте искренны в том, что делаете. Например, если я говорю, что мы строим одну из лучших в мире школ, то мои собственные дети будут учиться в ней.

Р. В.: Определите, что значит для вас успех, и запаситесь терпением.

С более подробной информацией о Дилижанской международной школе в Армении можно ознакомиться на сайте www.dilijanschool.org

1 comment

Add yours

Добавить комментарий