«Искусству эвакуации никто нас не учил». Олег Дрюма — человек, который спасает инвалидов Донбасса


Спецкор «Филантропа» на Украине рассказывает об удивительном человеке. Олег Дрюма вместе со своей командой смог вывезти несколько тысяч людей с ограниченными возможностями из охваченных войной регионов страны. Не только вывезти, но и разместить в Одесской области, создав для беженцев-инвалидов комфортную безбарьерную среду.

10489750_660950620662429_3521281952912485512_n

Из-за вооружённого конфликта на востоке Украины беженцами стали многие тысячи людей. Они бегут от войны и в Россию, и в соседние регионы Украины. Среди беженцев есть те, кому покинуть зону конфликта особенно трудно — люди с ограниченными возможностями. Колясочникам нужны дополнительные руки для перевозки, незрячим — сопровождающие. Но самое важное, чтобы были ожидающие и встречающие. Те, кому эти люди нужны. Это самый важный запрос на Украине, находящейся в состоянии перманентного дефолта, экономического кризиса, военных действий.

В Одессе помощь беженцам с ограниченными возможностями стала комплексной и регулярной, чего не скажешь о других городах. Сделать это удалось усилиями сначала одного человека, а потом и руководителей множества учреждений Одессы и Одесской области. Первым стал Олег Дрюма — председатель ВГО (Всеукраїнське громадське об’єднання) Европейской ассоциации прав инвалидов. Начиная с 1999 года Олег поддерживал людей с ограниченными возможностями на правовом и законодательном уровне, как профессиональный юрист. Одним из достижений стало создание интерактивной карты архитектурной доступности, которая по наполнению и практичности является лучшей на всем постсоветском пространстве. Но теперь, когда необходимо не только отстаивать права инвалидов, а сохранять их жизни, Олег занялся волонтёрской работой, организацией эвакуации и устройства будущего этих людей.

О том, как это удалось сделать, Олег Дрюма рассказал в интервью корреспонденту «Филантропа».

Олег Дрюма. Фото с сайта www.odessit.ua

Олег Дрюма. Фото с сайта www.odessit.ua

— Что заставило перейти из законодательного на практический уровень?

— Государство в принципе не проявляет особой инициативы в организации вывоза пострадавших из зоны боевых действий, а что уже говорить об инвалидах, когда нагрузка по организации процесса еще больше. Наши сотрудники и коллеги из Донецкой и Луганской областей первые забили тревогу еще в конце мая 2014 года, обратились к нам за помощью в организации плановых эвакуаций инвалидов и членов их семей.

Партнёров в этом нелёгком деле найти было очень трудно, а количество обращений возрастало с каждым днем в разы. Дошло до того, что к нам с просьбой об эвакуации инвалидов начали официально обращаться руководители администраций городов и районов Луганской области. И мы реагировали на все без исключения обращения. Нам многое удалось. Вывозили людей целыми вагонами. Вы представляете три вагона по 65 человек, каждый переполнен инвалидами, стариками, больными детьми и даже лежачими? Отправление из Луганска, под не прекращающимися обстрелами. А собрать их всех на вокзале? А организовать проезд внутри области, на дорогах которой идет война? А успокоить и убедить, что все будет хорошо… Я как вспоминаю, так мурашки по телу пробегают, просто не верится, что все это нам удалось.

— Так что же всё-таки на сегодня удалось сделать?

— За время с начала военных столкновений на востоке Украины мне пришлось лично пообщаться с более чем пятью тысячами семей. В самые горячие периоды в день было до 250 звонков. При этом к каждой ситуации нужен индивидуальный подход, необходимо индивидуальное решение в формировании маршрута эвакуации, а это целый этап, зачастую состоящий из цепочки волонтёрских групп. Знакомиться приходилось с каждой семьей, и на каждом этапе эвакуации я понимал, что мой голос в телефонной трубке — единственный проводник и надежда для всех этих людей. Ответственность бешенная, но по-другому никак…

За всё время ни одного сбоя, ни одного отказа тем, кто обратился и поверил мне и моей команде, доверил судьбу своей семьи в наши руки. Все они сейчас в Одесской области, все были встречены и расселены в санаториях. Многие, придя в себя, самостоятельно начали организовывать свою жизнь в новых реалиях, но большинство до сих пор проживают в санаториях под нашей постоянной опекой.

— Какая главная проблема возникала при эвакуации?

— Не все хотят эвакуироваться. Это не какой-то специально организованный процесс, скорее экспромт по обстоятельствам. С конца мая 2014 года до середины августа 2014 года мы провели более 20 этапов эвакуации организованных групп семей инвалидов и многодетных из Донецка и Луганска, при этом каждый этап был индивидуальным и формировался в сложных обстоятельствах и военных реалиях. К сожалению, не все люди с инвалидностью приняли решение о выезде в эти первые месяцы конфликта, надеясь на ближайшее завершение военного противостояния. Многие из них оставались в своих домах до последнего, пока жильё не было повреждено или уничтожено, пока голод и холод не заставил их принимать это нелёгкое решение: выезжать в неизвестность. С каждым обострением ситуации на востоке, с каждой активацией боевых действий, мой телефон становился красным. Работать приходится в бесперебойном и экстремальном режиме.

Ещё одна сложность эвакуации – финансовое обеспечение. Те, кто мог или имел средства выехать самостоятельно – выехали. К нам же обращаются те, у кого или дом с документами уничтожен или денег нет. А часто и первое, и второе. А ещё, что бы успокоить людей, приходилось долго разговаривать с каждой семьей, чтоб они решились покинуть опасные для жизни города и сёла и временно оставить свои насиженные места.

За почти год работы у нас налажен процесс переселения беженцев и централизованного обеспечения их питанием, гуманитарной и медикаментозной помощью. А при необходимости и жизненно важными средствами реабилитации, зачастую — инвалидными колясками, так как многие из выезжающих физически не могут взять их с собой из дома, вывозя родственников на руках. Сегодня практически все волонтёрские организации в различных регионах Украины, как и службы МЧС, встречая переселенцев-инвалидов, передают им мои координаты или напрямую связываются со мной, чтоб решить вопрос поселения вновь выехавших инвалидов. Потому поступающих звонков на мой телефон с каждым днём все больше и работа не прекращается ни на минуту.

— А всё-таки как именно вывозили?

— Искусству эвакуации нас никто не учил, поэтому опыт приходил непосредственно в работе. Сначала вывозили частными машинами, по принципу сколько влезет. Однако при больших затратах времени и средств эффективность была низкая (мало места для людей). Тогда попробовали вывозить автобусами, но это оказалось слишком опасно, так как автобус был явной мишенью для обстрела и нападения, особеннов в первые месяцы конфликта. Начали эвакуировать поездами, – покупая билеты сначала на группы по 20–30 человек, а с увеличением обращений и по 2–3 вагона. Железнодорожный транспорт был и до сих пор остается самым безопасным для эвакуации, так как по умолчанию составы не обстреливают ни с одной, ни с другой стороны. Увы, на сегодняшний день остались единичные маршруты пассажирских поездов, связывающие две противостоящие стороны.

dumskaya.net

Но параллельно с проблемой эвакуации людей стояла не менее важная проблема, — проблема их расселения. Большая часть — маломобильные люди (колясочники, ампутанты, люди с ДЦП), для проживания которых необходимы особые условия. Мы смогли договориться с руководителями санаторно-курортных комплексов Одесской области, и часть мест были выделены для инвалидов в санаториях «Куяльник», «Сенетате», «Сперанца», приблизительно по 200 – 300 мест в каждом. Создавать там доступную среду иногда приходилось в режиме онлайн — строить пандусы в спальные корпуса и столовые, оборудовать поручнями туалеты и душевые кабины. Иногда, чтоб подготовить санаторий к поселению инвалидов, приходилось работать даже по ночам.

Мы договорились и с руководством региона, что все затраты санаториям возместят, но в зимний период была очень сложная ситуация. Средства, деньги, продукты закончились. Был период, когда не хватало даже на хлеб. Приходилось волонтёрам собирать и привозить продукты по принципу «кто что может», изыскивались любые возможности привлечения помощи. Мы, как общественная организация, имеющая опыт работы с властью всеми способами давили на Кабмин, обращались к крупным донорам. У нас получилось выбить 4 млн. гривен компенсации из бюджета. Помог фонд Рената Ахметова «Развитие Украины» — покрыв затраты одного из санаториев с июня по август – 3 млн. гривен.

Но и сейчас проблем не меньше. Долги перед санаториями, на начало марта 2015 года, составляют более 30 млн. гивен. Со своей стороны санатории обросли долгами перед своими сотрудниками, не выплачивая зарплаты уже более 5 месяцев. У санаториев многомиллионные долги перед коммунальными службами за свет и воду, а также перед поставщиками продуктов, которые до сих пор привозят продукты в долг, надеясь, что государство покроет хотя бы затратную часть, не говоря уже о прибыли. При этом выгонять инвалидов на улицу никто даже не думает. Все понимают сложность ситуации в стране, терпеливо ждут и выполняют свою миссию, не смотря ни на что.

— Если так сложно с питанием и проживанием, как решаете вопросы с лекарствами, документами?

— С документами и их восстановлением, с покупкой лекарств намного легче, чем было с организацией медицинского контроля над нашими подопечными. Поликлиники были не против осматривать беженцев и назначать им лечение. Но пациентов приходилось возить к врачам в кабинеты, загружать, выгружать, поднимать на разные этажи. Это никуда не годится. Пришлось поработать с местными властями, что бы пошли нам на встречу – теперь в определенные дни врачи выезжают в санатории. Конечно, всё необходимое лечение мы обеспечиваем за счет сбора средств. Но есть еще и чисто социальный аспект, когда людям надо оформить необходимы выезды, потому что как в случае с врачами – работники необходимых управлений не едут в санатории. И даже если я инвалидам объясняю, как и что написать – понимаю, что результативней будет создать команду юристов, которые будут заниматься этим в необходимых масштабах. Потому что у нашей группы физически не хватает на всех времени. Сейчас мы и юристы, и психологи, и социальные работники.

Чтобы упорядочить эту проблему, мы разработали проект по поддержке людей с инвалидностью в зоне их компактного проживания в Одесской области. В проект включена и работа всех, кто сможет оказывать систематическую помощь — и юридическую, и социальную, и гуманитарную. Под этот проект мы и получили грант «Допомога вимушеним переселенцям – інвалідам зі Сходу України» по программе ПРООН «Сприяння процесам відновлення життєдіяльності внутрішньо переміщених осіб». Теперь сможем направить средства на дополнительных специалистов.

— Но ведь ваши подопечные не смогут постоянно жить при санаториях, пусть даже и с наличием грантовой поддержки?

— Складывается по-разному. Бывает, что сопровождающие лица или здоровые члены семей оставляют инвалида в санатории на нашем попечении, а сами едут обустраиваться. Искать работу, снимать жильё. А потом забирают своих подопечных. Так уже многие разъехались. Есть и такие, которые вернулись в уцелевшие дома. На это, кстати, и рассчитывали во власти – что с наступлением весны, просто переждав холод и голод зимы, многие вернутся домой и проблема закроется сама собой.

10580968_630915397035828_4766484778719049812_o

Но есть и те, кому некуда идти – на сегодня это около 1100 человек. Эти люди остались на нашем попечении. Потому мы продвигаем теперь проект постройки универсального поселения для людей с ограниченными физическими возможностями с полностью безбарьерной инфраструктурой и жильём, построенным по принципу «универсального дизайна». Сейчас мы занимаемся оформлением участка земли, который выделили нам под проект нам в посёлке городского типа Сергеевка. Так получилось, что именно в этом посёлке наибольшее количество переселенцев и наиболее безконфликтная атмосфера с местным сообществом. Все друг друга понимают и поддерживают – вне зависимости от политических взглядов, состояния здоровья и финансового обеспечения. Сами коренные жители Сергеевки тоже с понимаем и поддержкой относятся к переселенцам, так что главное состоялось – условия взаимоподдержки для совместного проживания на общей территории. Социальная интеграция в местное сообщество и физическая адаптация инвалидов является одной из главных причин выбора места постройки посёлка для этой наиболее уязвимой категории людей, которые не по своей вине стали заложниками ситуации и требуют особой помощи в сложившихся обстоятельствах.

— А в чём особенность таких поселений, как строятся дома?

— Главное практическое условие – дома должны быть доступными для всех людей с инвалидностью, как для инвалидов-колясочников, так и для тотально слепых. Это концептуальное решение и называется «универсальным дизайном». Основная идеология посёлка — не создавать структуру с максимальным количеством служб опеки и помощи, а создать структуру, максимально приспособленную для самостоятельно проживания инвалидов, конечно же, включая специально построенные и оборудованные для них жилые помещения (дома, комнаты).

В самих домах необходимо оборудовать специальные, удобные для инвалидов ванные комнаты, туалеты, расположение выключателей, удобные проходы между комнатами и многие другие жизненно важные и необходимые детали быта. Как и построить ровные тротуары, оборудованные пешеходные переходы, обустроить пандусами поликлинику, аптеки, магазины и др. Важно наладить работу оборудованного подъёмниками общественного транспорта, как залог мобильности инвалидов. Другими словами, сделать всё так, чтобы они могли жить самостоятельно с минимально необходимой помощью извне. Создав такие условия, мы дадим возможность сотням семей, в которых есть люди с ограниченными физическими возможностями, развивать свой потенциал самостоятельно, а не постоянно ожидать от кого-то помощи. Безбарьерное жильё и доступная инфраструктура даст возможность самореализации и самим инвалидам, сделав их мобильными и максимально независимыми от родственников, что позволит как им, так и членам их семей, найти работу и трудоустроиться.

На сегодняшний день наша организация активно ищет партнёров, инвесторов или просто благотворителей с любого уголка мира для помощи в постройке социального городка для людей с инвалидностью, уникального для Украины проекта, который поможет тысячам людей стать на ноги и начать строить свое новое будущее.

Контакты для связи

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий